Сколько золота на куполах храма христа спасителя

Опубликовано: 01.12.2022

ЖМП № 4 апрель 2014 / 2 июня 2014 г.

Дмитрий Анохин

ДОСТОИН ЛИ СОВРЕМЕННЫЙ И БОЛЕЕ ДЕШЕВЫЙ АНАЛОГ ДРАГОЦЕННОГО МЕТАЛЛА УКРАСИТЬ КУПОЛА И КРЕСТЫ ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМОВ?

Посвящая один из выпусков нашей рубрики качеству применяемого для наружных и внутренних отделочных работ сусального золота (см. материал «Золотая середина» в ЖМП № 6 за 2013 год), мы обещали уделить больше внимания современным заменителям драгметалла. Сегодня мы выполняем это обещание и предлагаем вашему вниманию обзор ситуации на российском рынке нитрида титана — материала, имитирующего блеск и расцветку сусального золота.

Покрасневшая кровля

Впервые бинарное соединение титана с азотом публично обсуждалось как кровельный материал в 1996 году на строительной площадке у Храма Христа Спасителя во время традиционного «строительного» объезда города мэром Юрием Лужковым. В тот раз градоначальник утверждал проект фасадов и кровли. Бюджет сусального золочения с учетом колоссальной площади основного купола показался мэру и экспертам слишком большим. И тут Юрий Михайлович достал из портфеля две одинаковые с виду пластины: «А знаете, появились гораздо более дешевые технологии, которые позволяют имитировать золотой блеск при помощи нитрида титана. Вот у меня в одной руке этот материал, в другой — сусальное золото. Угадайте, где что!»

Собравшиеся умолкли, но спустя минуту большинством голосов решили, что в левой руке градоначальника позолота. «Чистый нитрид титана!» — торжествующе сказал мэр. И на всякий случай предложил несогласным «самостоятельно профинансировать поставку сусального золота», после чего вопрос с кровлей собора можно было считать решенным.

Крыша вместе с фасадной отделкой была завершена к сентябрю 1997 года, к празднованию 850-летия Москвы. Покрытые нитридом титана элементы действительно блистали насыщенно огненным золотым отливом… первые два года. Уже к моменту великого освящения храма в августе 2000 года их тон заметно изменился, превратившись из ярко-золотого в рыжий. А еще через два-три года стал и вовсе медно-бурым.

Согласно архивным документам Фонда Храма Христа Спасителя (правопреемника Фонда финансовой поддержки воссоздания Храма Христа Спасителя), работы выполнены ЗАО «РИК-С». Подрядчик, сообщил в интервью журналу главный инженер Фонда Виталий Фатькин, «покрыл нитридом титана главный купол и корону карниза, четыре малых купола и короны четырех звонниц, а также купол надвратной церкви на общей площади 5623 м 2 ». По его информации, кровельный материал куполов выполнен с применением комбинированного покрытия из нитрида титана, золота и алмазоподобной пленки.

Информации о гарантийных сроках работ, заказчиком которых был Моспромстрой, в Фонде нет. Однако Фатькин пока не видит в ней необходимости. По его мнению, крыша в более чем удовлетворительном состоянии. «Специализированная организация, профессионально занимающаяся мониторингом сложных сооружений, по нашей просьбе регулярно обследует устойчивость куполов и несущих конструкций. Последний раз подобные работы выполнялись три года назад. Техническое состояние элементов оценено как работоспособное, а поверочные испытания показали: купола имеют достаточно высокие прочностные и эксплуатационные характеристики и могут безопасно использоваться в дальнейшем, — говорит главный инженер. — В общем, сама крыша сделана на совесть, поэтому в ближайшее время оснований для ее капитального ремонта и тем более замены нет. Хотя, конечно, цвет отличается от куполов, выполненных по технологии классического золочения. В солнечную погоду еще ничего, а вот когда пасмурно…»

Хозяин кабинета подводит меня к окну. Разница с Иваном Великим налицо.

В агрессивной среде

«Что Лужков говорил на публику, вы помните. А вот в кулуарах он однажды заявил: Боженька, мол, всё видит, так что давайте поверх нитрида титана напылим золото. Зачем — сказать трудно: аналогичных решений мировая практика не знает. Насколько помню, распоряжением президента банка “Столичный” Александра Смоленского на напыление было выделено 26 килограммов золота», — делится по телефону с корреспондентом издания анонимный источник.

Мой собеседник в 1996–1997 годах был главным технологом ЗАО «РИК-С» по кровельным работам. Из этой фирмы он уволился в 1998 году — по его словам, из-за того, что разуверился в нитриде титана как в отделочном материале. «Железо и есть железо. Оно и блестит, как железка, — говорит бывший сотрудник «РИК-С». — А золоту присуще внутреннее достоинство». Свое имя он попросил не раскрывать: сейчас по-прежнему работает в строительной отрасли и не хотел бы, чтобы коллеги ассоциировали его с ошибочными по его мнению решениями, примененными при кровельной отделке Храма Христа Спасителя.

В устойчивости самой крыши собеседник также не сомневается: сталь брали качественную, немецкую, толщиной полмиллиметра, как положено по строительным нормам и правилам. Среди причин покраснения наружного слоя называет несколько, но главная из них — осаждение атмосферных загрязнений: «Дело в том, что структура нитрида титана крайне пористая, с многочисленными зазорами между наружными гранулами. В агрессивной атмосфере такого мегаполиса, как Москва, она способна держать первоначальный натуральный цвет три-четыре, от силы пять лет. Этот срок купола Храма Христа Спасителя выдержали».

Сама ЗАО «РИК-С», которая теперь выросла в крупную строительную и реставрационную компанию, лишний раз о кровле главного храма страны предпочитает не вспоминать. «Со всей ответственностью могу сказать: мы компания, которая не разочаровывает», — обращается к клиентам на интернет-сайте фирмы ее генеральный директор Григорий Доменко. Однако в опубликованный здесь список девяти своих лучших реализованных проектов Храм Христа Спасителя «РИК-С» тактично не включила. Не вошел в этот список и другой знаменитый московский храм — Благовещенский кафедральный собор в Елохове. Сезоном ранее — в 1996 году — тем же самым материалом были покрыты четыре его малых купола. И если на Храме Христа Спасителя кровля сейчас хотя бы сохраняет единый колер, то в Елохове даже невооруженным глазом видны гигантские черные проплешины, напоминающие отслоившиеся стальные листы. По словам моего анонимного собеседника, трудившегося на этом объекте мастером-кровельщиком, в этом также виноваты атмосферные загрязнения. Предстоящим летом приходская администрация собирается поменять металл на обычную кровельную медь. «Лучше, конечно, сусальное золото, но сомневаюсь, что мы найдем достаточно средств», — комментирует староста собора Николай Капчук.

Ну а если с экологией все в порядке? Тогда в первую очередь обращайте внимание на компоненты и на технологию напыления.

Технология

Нитрид титана родом из отечественной атомной отрасли. Очень долго подобные технологии напыления применялись на закрытых предприятиях Министерства среднего машиностроения СССР. Первоначально, еще в 1970-х годах, они были разработаны в отраслевом Харьковском физико-техническом институте. Атомщики ими занимались, разумеется, не ради красивых отделочных материалов в гражданском строительстве. Разработчики решали задачу упрочнения режущего инструмента и использовали комбинации напыления на рабочие поверхности различных немагнитных материалов: алюминия, меди, хрома, никеля. На рубеже 1980–1990-х годов, когда в рыночных условиях оборонной промышленности пришлось искать новые способы выживания, ученые попытались найти применение своим технологиям в зубном протезировании и в других «несерьезных», но прибыльных предприятиях вроде тонировки автомобильных стекол.

Цвет покрытия зависит от химического состава напыляемого материала. Оксид алюминия, к примеру, дает насыщенный серый окрас, оксид хрома — «мокрый асфальт». Можно наносить и отдельно титан — цвет будет титановый. А вот соединение титана с азотом дало цвет, близкий к золотистому. Но в этой технологии, даже при условии строгого ее соблюдения, специалисты насчитывают как минимум четыре фактора, сильно влияющих на конечный результат.

Первый — качество проката самой нержавейки, в кристаллическую решетку которой встраивается напыляемое покрытие (подложки, как ее называют производители нитрида титана). Лучшими считаются марки стали с легированными добавками — хромом, никелем и молибденом, придающими изделиям дополнительную коррозионную стойкость. «Сейчас мы ориентируемся на нержавейку марки AISI 304 (по международной классификации), известную в России как 12Х18Н10, из Испании, Бразилии, Китая, Тайваня. Если говорить о транснациональных корпорациях, рекомендую торговую марку “Аспринокс”, — рассказывает генеральный директор ООО “Морион”, которое владеет торговой маркой “Златосфера”, Вадим Новокшонов. — Неплоха и финская AISI 321 — конечно, если соблюдать рекомендованную стандартом 0,5-миллиметровую толщину подложки. А то иногда недобросовестные производители наносят нитрид титана прямо на жесть от консервной банки и продают это настоятелям храмов под видом кровельного покрытия». «Не советуем использовать нитрид титана, напыленный на сталь марки AISI 430 (в российской классификации — 08Х17), — добавляет генеральный директор волгодонского ЗАО “Инженерный центр Грант” Виктор Ребенок. — Как выяснилось, этот металл в любом случае темнеет уже через пять лет, а на изделиях со сваркой его применять вообще недопустимо». Вывод из этих рекомендаций один: не стоит пренебрегать такой важной вещью, как сертификат на сталь. Заказчику необходимо обязательно запрашивать этот документ у поставщика кровли.

Второй фактор — качество очистки. Дело в том, что на поверхности и в приповерхностном слое стали даже превосходного качества всегда присутствуют загрязнения: следы проката, масла, абразивы, окислы. От тщательности их удаления зависит, насколько прочно напыление соединится с подложкой и в конечном счете как долго прослужит изделие. Чистить нержавейку можно самыми разными способами: мойкой, механической полировкой, электроимпульсной полировкой. Кстати, одним из существенных недостатков работ на куполе Храма Христа Спасителя эксперты называют недостаточно скрупулезную механическую чистку стали при помощи фрез. Впрочем, другие методы в середине 1990-х еще не практиковались.

Третий фактор — выбранная технология напыления. Сейчас применяются несколько способов: конденсация с ионной бомбардировкой, электронно-лучевое испарение, магнетрон, газофазовое осаждение, атомная ионизация и распыление, термодиффузионное насыщение и т.д. Эксперты отдают преимущество первой из них.

И наконец, четвертый фактор — качество самих компонентов. Разумеется, неспециалисту разобраться во всех этих хитросплетениях очень трудно. Как же проверить качество напыленного на сталь нитрида титана? «К счастью, существует универсальный метод. 16 лет назад нам подсказал эту идею один из заказчиков в Нягани, прежде руководивший местным автотранспортным предприятием, — раскрывает секрет Вадим Новокшонов из «Мориона». — Он взял готовое изделие и поместил его на две недели в емкость с аккумуляторной кислотой. Это навело нас на мысль — тестировать готовые листы из партии нитрида титана в трех средах, имитирующих ускоренное воздействие атмосферы большого города. Обычно образцы мы помещаем в три раствора: соляной, кислотный и щелочной».

Цена вопроса

Но не каждому по силам прибегнуть к этому способу. А следствие ошибочного выбора нитрида титана всего одно, но весьма существенное. Если позолотчик отвечает лишь за свою работу и в крайнем случае может переделать только сусальное золочение, то некачественное напыление нитридом титана неминуемо ставит балансодержателя перед необходимостью перекрыть всю кровлю. То есть пойти на тройные затраты!

И еще немаловажный факт: «сусалка» ответственной фирмы-подрядчика, где работают высококлас­сные позолотчики, «живет» обычно век (примеры хорошо известны: Успенский собор Московского Кремля и Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге). Но если средств на драгоценный металл не хватает, купол можно покрыть и кровельной медью, практически догнавшей в цене нержавеющую сталь, на которую нанесен нитрид титана.

Но производители все же не советуют отказываться от нового вида кровли, особенно если она выполненна качественно. «Сейчас мы реализуем квадратный метр покрытия нашей торговой марки TITARK за 2360 рублей, — говорит Вадим Новокшонов. — Эта цена складывается примерно из трех равных долей: стального проката, очистки поверхности электроимпульсной полировкой и напыления титана методом конденсации с ионной бомбардировкой. Конечно, если очищать сталь примитивно-механически и использовать магнетронное напыление, изделие даже из проката той же 0,5-миллиметровой толщины обойдется примерно вдвое дешевле. Но вряд ли оно простоит хотя бы десяток лет, а мы заявляем на свою продукцию столетнюю гарантию». Если же купол храма заказывается под ключ, к расходным статьям нужно отнести также стоимость сборки и монтажа. Средний купол трехметрового диа­метра обходится заказчику в этом случае в 350 тыс. рублей — примерно втрое дешевле по сравнению с сусальным золочением.

Такого же порядка цены у инженерного центра «Грант» при том же 100-летнем гарантийном сроке. Конечно, удостовериться в нем смогут будущие поколения. Нынешние же заказчики продукцией довольны. Восемь лет назад наместник Нило-Столобенской пустыни архимандрит Аркадий (Губанов) заказал «Гранту» покрытие нитридом титана кровли на пяти зданиях (в том числе трех церковных куполов) общей площадью 2200 м2 и не жалеет. «За четыре года до этого тот же самый подрядчик делал купол для храма в городе Удомля. Мы остались довольны, — говорит отец Аркадий. — Цвет насыщенный, от золота отличить невозможно».

Не разочарован уральским нитридом титана и протоиерей Феодор Повный, настоятель минского храма-памятника Всех святых в память безвинно убиенных в нашем Отечестве. «Представители подрядчика ехали мимо нашей стройплощадки, и у них заглох автомобиль, — вспоминает отец Феодор. — Их на тросе дотащили до нашего Дома милосердия, так мы и познакомились. У нас в Белоруссии тоже предлагают покрытие кровель нитридом титана, но, изучив возможное соотношение цены и качества, от услуг местных поставщиков мы отказались. Нареканий пока нет».

Неканонический вопрос

Не нарушает ли использование нитрида титана церковные каноны? Подобная постановка вопроса отца Феодора Повного удивляет: «Это ведь не пластик, смотрится вполне благородно».

«Не существует особого церковного канона, который регламентировал бы покрытие купола — из дерева ли его делать, из меди, из железа, из нитрида титана или, быть может, из бронзы, — констатирует настоятель екатеринбургского Храма-на-Крови протоиерей Максим Миняйло. — Господь создал все эти материалы и предоставил человеку возможность ими пользоваться. Конечно, сусальное золочение — идеал, но не каждый может себе его позволить. Наши купола из нитрида титана устойчиво держат цвет и за 11 лет блеск нисколько не потеряли».

На Урале уже можно говорить об особой церковной моде на покрытие купола и храмового креста нитридом титана. Это объясняется как близостью сырьевой базы, так и отраслевой спецификой региона. Достаточно сказать, что менеджмент ООО «Морион» — выходцы со средмашевского Приборостроительного завода города Трехгорного (бывшего Златоуста-36) в Челябинской области. По оценке Вадима Новокшонова, продукцией его предприятия в России покрыто около 2,5 тыс. храмов. Дольше всего — уже полтора десятка лет — стоит изготовленный компанией купол Троицкого кафедрального собора в Екатеринбурге. «Кровля там сделана добротно, видимых дефектов нет, — рассказывает заведующая отделом капитального строительства местной епархии Ольга Любченко. — В основном в подобных случаях мы используем челябинский материал. Это удобно, ведь подрядчик выполняет работы под ключ. Поставщиков нитрида титана у нас в регионе много, но от оценки, какой из них лучше, я бы воздержалась. Если же хотите знать мое личное мнение… Сравнивать с сусальным золотом нельзя! К сожалению, им в нашем городе покрыт купол одного-единственного храма “Большой Златоуст” на пересечении улиц 8 Марта и Малышева. Он смотрится среди всех остальных куполов как царь».

В итоге при прочих равных именно эстетические соображения заказчика берут верх. Единственный московский купол, покрытый в конце 1990-х годов нитридом титана «Златосферы» ООО «Морион» на Введенском храме по Самокатной улице, уже переделан в медный. «Было очевидно, что это не настоящее золото, — вспоминает ризничий храма иеромонах Никон (Белавенец), — и восемь лет назад один благодетель выделил средства, чтобы перекрыть кровлю. Теперь видно: кровельная медь смотрится в любом случае лучше золота».

© Журнал Московской Патриархии и Церковный вестник, 2007-2011

Про купола главного храма страны говорят, что они покрыты специальным слоем алмазной пыли, и поэтому они такие рыжие. Бриллиантовая пыль, из технических алмазов, якобы, защищает кровлю храма от атмосферных воздействий.

Купола храма Христа Спасителя действительно медно-рыжего цвета, особенно это заметно в пасмурную погоду и по контрасту с кремлевскими храмами. Но это не из-за алмазов.

Все дело в том, что покрытие куполов и кровли храма выполнено напылением нитрида титана, это технология советской оборонки, разработанная еще в 1970-е годы. В принципе, таким способом сейчас массово покрывают купола тысяч церквей, и они совсем не выглядят рыжими, просто с храмом Христа Спасителя «так получилось».

Напыление на проводящую поверхность нитрида титана – методика, изобретенная для защиты от коррозии важных деталей в военной и космической технике. Это покрытие, в зависимости от способа нанесения и химического состава, может быть совершенно разных цветов, и даже золотой цвет можно создавать любого нужного оттенка. Покрытие настолько стойкое, что им покрывали не только оправы часов и очков, но и зубные коронки.

Это покрытие только условно называется «напылением», на самом деле при изготовлении его ионы титана с элекрода конденсируется на стальную основу в вакуумной камере так, что происходит взаимное проникновение молекул покрытия и основы, что обеспечивает стойкое сцепление.

Титановое покрытие можно делать практически любого цвета

После покрытия стальные листы можно сгибать, вытягивать, золотому напылению это не вредит. Поэтому нержавеющая сталь, покрытая нитридом титана – просто идеальна для храмовых кровельных работ. Стоит она столько же, сколько и медная кровля, но удобнее в монтаже и более легкая, т.к. не требует тяжелого каркаса. И конечно, это намного дешевле кровли, покрытой сусальным золотом, особенно в плане срока службы покрытия.

Говорят, патриарх Алексий II впервые увидел церковный купол, покрытый «ненастоящим» золотом на храме в Тушино, в начале 1990-х. Был поражен идентичностью с настоящим золотым покрытием, и разрешил использовать нитрид титана для куполов церквей.

Церковь патриарха Ермогена в Южном Тушино - возможно, ее купол и привлек внимание Алексия II

Для храма Христа Спасителя, чье восстановление завершалось в конце 90-х, тоже выбрали эту технологию, поскольку экономия на материалах была впечатляющей, а изготовитель обещал не менее 50 лет безотказной службы кровельного материала.

Когда храм строили в первый раз, в 19-м веке, на него было закуплено 430 кг золота, из них 20 пудов пошло на золочение куполов и кровли, остальное – на внутреннее убранство. А в 1990-х годах на купола пошло всего 14 кг золота, и еще 50 – на золочение интерьеров.

Почему порыжели купола храма Христа Спасителя

Все же купола, поверх нитрида титана, решили дополнительно позолотить, но не покрытием из сусального золота, а тоже ионным напылением. Это было сделано, скорее, из престижа, хотя некоторые считают, что Юрий Михайлович, бывший тогда мэром и куратором важнейшей его стройки, велел добавить золота на купола из религиозных соображений.

Остальная кровля храма позолочена только нитридом титана.

Первые года три купола и кровля собора поражали ярким золотым блеском, но потом начали постепенно рыжеть. Это произошло от того, что в 90-е годы технология подбора цвета куполов церквей была еще в чем-то экспериментальной, и не всегда конечный результат соответствовал проекту. На цвет покрытия, как оказалось, влияет марка нержавеющей стали, качество ее очистки перед напылением, качество всех компонентов напыления и еще ряд мелких факторов.

Сейчас тысячи церквей имеют позолоченные с помощью нитрида титана купола, технология отработана и не дает сбоев. Нило-Столбенская пустынь на Селигере - пример очень удачного покрытия по самым современным стандартам.

Уже позже, с накоплением опыта, выяснилось, что для храма Христа Спасителя стальные листы, предназначенные для покрытия кровли и куполов, были недостаточно тщательно очищены. Вернее, для технологий 1990-х годов очистка была нормальной, но по современным стандартам – недостаточной, вот кровля и порыжела.

Впрочем, хотя цвет куполов собора и отличается от классического сусального золочения, состояние металла было признано удовлетворительным, да и все кровельные работы выполнены на совесть, ничего решили уже не менять.

Почему порыжели купола храма Христа Спасителя

Та же проблема с золочением была и у Елоховского собора, того самого, где крестили Пушкина, и где в советское время служили патриархи. Его тоже реставрировали и золотили одним из первых по новой технологии, и тоже не смогли угадать химического состава покрытия, которое начало потом темнеть. Так что отдельные места кровли пришлось все же переделывать.


Про купола главного храма страны говорят, что они покрыты специальным слоем алмазной пыли, и поэтому они такие рыжие. Бриллиантовая пыль, из технических алмазов, якобы, защищает кровлю храма от атмосферных воздействий.

Купола храма Христа Спасителя действительно медно-рыжего цвета, особенно это заметно в пасмурную погоду и по контрасту с кремлевскими храмами. Но это не из-за алмазов.

Все дело в том, что покрытие куполов и кровли храма выполнено напылением нитрида титана, это технология советской оборонки, разработанная еще в 1970-е годы. В принципе, таким способом сейчас массово покрывают купола тысяч церквей, и они совсем не выглядят рыжими, просто с храмом Христа Спасителя «так получилось».



Цвет куполов храма Христа Спасителя заметно темнее, чем у храмов на Соборной площади Кремля, чьи купола покрыты классическим сусальным золотом

Напыление на проводящую поверхность нитрида титана – методика, изобретенная для защиты от коррозии важных деталей в военной и космической технике. Это покрытие, в зависимости от способа нанесения и химического состава, может быть совершенно разных цветов, и даже золотой цвет можно создавать любого нужного оттенка. Покрытие настолько стойкое, что им покрывали не только оправы часов и очков, но и зубные коронки.

Это покрытие только условно называется «напылением», на самом деле при изготовлении его ионы титана с элекрода конденсируется на стальную основу в вакуумной камере так, что происходит взаимное проникновение молекул покрытия и основы, что обеспечивает стойкое сцепление.



Титановое покрытие можно делать практически любого цвета

После покрытия стальные листы можно сгибать, вытягивать, золотому напылению это не вредит. Поэтому нержавеющая сталь, покрытая нитридом титана – просто идеальна для храмовых кровельных работ. Стоит она столько же, сколько и медная кровля, но удобнее в монтаже и более легкая, т.к. не требует тяжелого каркаса. И конечно, это намного дешевле кровли, покрытой сусальным золотом, особенно в плане срока службы покрытия.

Говорят, патриарх Алексий II впервые увидел церковный купол, покрытый «ненастоящим» золотом на храме в Южном Тушино, в начале 1990-х. Был поражен идентичностью с настоящим золотым покрытием, и разрешил использовать нитрид титана для куполов церквей.



Церковь патриарха Ермогена в Южном Тушино - возможно, ее купол и привлек внимание Алексия II

Для храма Христа Спасителя, чье восстановление завершалось в конце 90-х, тоже выбрали эту технологию, поскольку экономия на материалах была впечатляющей, а изготовитель обещал не менее 50 лет безотказной службы кровельного материала.

Когда храм строили в первый раз, в 19-м веке, на него было потрачено 430 кг золота, из них 20 пудов пошло на золочение куполов и кровли, остальное – на внутреннее убранство. А в 1990-х годах на купола пошло всего 14 кг золота, и еще 50 – на золочение интерьеров.


Все же купола, поверх нитрида титана, решили дополнительно позолотить, но не покрытием из сусального золота, а тоже ионным напылением. Это было сделано, скорее, из престижа, хотя некоторые считают, что Юрий Михайлович, бывший тогда мэром и куратором важнейшей его стройки, велел добавить золота на купола из религиозных соображений.

Остальная кровля храма позолочена только нитридом титана.

Первые года три купола и кровля собора поражали ярким золотым блеском, но потом начали постепенно рыжеть. Это произошло от того, что в 90-е годы технология подбора цвета куполов церквей была еще в чем-то экспериментальной, и не всегда конечный результат соответствовал проекту. На цвет покрытия, как оказалось, влияет марка нержавеющей стали, качество ее очистки перед напылением, качество всех компонентов напыления и еще ряд мелких факторов.



Сейчас тысячи церквей имеют позолоченные с помощью нитрида титана купола, технология отработана и не дает сбоев. Нило-Столбенская пустынь на Селигере - пример очень удачного покрытия по самым современным стандартам.

Уже позже, с накоплением опыта, выяснилось, что для храма Христа Спасителя стальные листы, предназначенные для покрытия кровли и куполов, были недостаточно тщательно очищены. Вернее, для технологий 1990-х годов очистка была нормальной, но по современным стандартам – недостаточной, вот кровля и порыжела.

Впрочем, хотя цвет куполов собора и отличается от классического сусального золочения, состояние металла было признано удовлетворительным, да и все кровельные работы выполнены на совесть, ничего решили уже не менять.

Та же проблема с золочением была и у Елоховского собора, того самого, где крестили Пушкина, и где в советское время служили патриархи. Его тоже реставрировали и золотили одним из первых по новой технологии, и тоже не смогли угадать химического состава покрытия, которое начало потом темнеть. Так что отдельные места кровли пришлось все же переделывать.

19 августа 2010 года исполняется 10 лет со дня освящения воссозданного Храма Христа Спасителя в Москве.

Кафедральный собор Московской епархии и всей Русской православной церкви – храм Христа Спасителя (во имя Рождества Христова) в Москве закладывался трижды и трижды на протяжении почти двух столетий освящался его первый камень.

Идея возведения в Москве грандиозного храма в честь победы России над армией Наполеона принадлежала генералу армии Михаилу Кикину и была передана российскому императору Александру I.

25 декабря 1812 года Александр I издал манифест, по которому в Москве предполагалось возвести храм, который должен был стать олицетворением подвига русского народа и ознаменованием "благодарности к промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели".

В объявленном императором конкурсе приняли участие лучшие зодчие, среди которых были Джакомо Кваренги, Андрей Воронихин, Авраам Мельников, Александр Витберг, Василий Стасов. Было представлено 20 вариантов проекта храма, из которых был утвержден проект архитектора Александра Витберга. Храм предполагалось возвести на Воробьевых горах, между Смоленской и Калужской дорогами. Собор должен был состоять из трех частей, связанных между собой и символизировавших Воплощение, Преображение и Воскресение. В нижнем храме предполагалось похоронить останки павших в боях во время Отечественной войны 1812 г.

12 октября 1817 г. состоялась торжественная закладка храма Христа Спасителя, однако проект не был осуществлен, так как возникли проблемы, связанные с непрочностью почвы, имеющей подземные ручьи, а после смерти Александра I новый император России Николай I, посчитавшим проект Витберга неудачным и неосуществимым, приказал приостановить все работы. В 1826 г. строительство было прекращено.

10 апреля 1832 г. император Николай I утвердил проект храма Христа Спасителя, представленный архитектором Константином Тоном. Место для храма император выбирал лично. Этим местом стала территория древнего Алексеевского женского монастыря, который было решено перенести в Красное село (нынешний Ново-Алексеевский монастырь). По легенде, настоятельница обители прокляла разоренное место.

10 сентября 1839 г. состоялась торжественная закладка нового храма, который строился на средства казны с привлечением народных пожертвований.

В плане храм имел форму равноконечного креста. Основой его стиля был выбран византийский. Его высота от основания до креста составляла 103,5 м (высота креста – 8,5 м). Стены, толщина которых достигала 3 м 20 см, были выложены из кирпича и частично белого камня. Облицовка была выполнена из итальянского мрамора разных сортов. В двойных стенах проложены коридоры, ведущие, как в древних соборах, вокруг всего здания. В этих коридорах разместили 177 мраморных мемориальных плит с описаниями событий войны 1812 г. и русских походов 1813-1814гг. в хронологическом порядке.

Фасады храма со всех четырех сторон были одинаковы по форме и украшены барельефами, изображающими картины Священного Писания. Скульптуры для барельефов были выполнены скульпторами Петром Клодтом, Александром Логановским и Николаем Рамазановым. Огромный центральный купол был поставлен на высокий световой барабан с зеркальными стеклами, опирающийся на восьмигранник. Широко разнесенные малые четыре главы венчали четыре четырехугольные колокольни. Для позолоты глав, крестов и балюстрад крыши потребовалось 422,2 кг золота, а меди ушло 176 т. На колокольнях висело 14 колоколов, самый большой из которых весил 27 т.

Нижняя часть стен была украшена мрамором и мозаиками. Выше было отведено место для росписей. Росписи для храма были выполнены знаменитыми художниками: Верещагиным, Суриковым, Маковским, Бруни, Тюриным, Седовым, Крамским, Семирадским и др. – всего 38 живописцами.

Храм строился почти 44 года. В 1841 г. стены были выровнены с поверхностью цоколя; в 1846 г. – сведен свод большого купола; три года спустя завершены работы по внешней облицовке и начата установка металлических крыш и глав. Свод большого купола закончен в 1849 г. В 1862 г. на крыше установили бронзовую балюстраду, отсутствовавшую в первоначальном проекте. К 1881 г. были закончены работы по устройству набережной и площади перед храмом, а также установлены наружные фонари. К этому времени подошли к концу работы по внутренней росписи храма.

13 декабря 1880 г. новому храму было присвоено наименование Кафедрального во имя Христа Спасителя Собора, утвержден штат духовенства и причта.

26 мая 1883 г., в праздник Вознесения Господня, состоялось Торжественное освящение храма, совпавшее с Днем Священного коронования на Всероссийский Престол императора Александра III. В память этого события были изготовлены кабинетные медали из золота, серебра и бронзы. На них с одной стороны было изображено Всевидящее Око с надписью "Не нам, не нам, а имени твоему", с другой стороны можно было прочесть всю историю храма: "Завещал Александр I, заложил Николай I, окончил Александр II, освятил Александр III". Специально ко дню освящения Петр Чайковский написал увертюру "1812 год", исполненную храмовым хором.

12 июня того же года совершилось освящение придела во имя св. Николая Чудотворца, а 8 июля был освящен и второй придел Храма – во имя св. Александра Невского. С этого времени в храме начались регулярные богослужения.

С 1901 г. в храме был учрежден собственный хор, считавшийся одним из лучших в Москве.

Весной 1912 г. в сквере возле храма установлен памятник императору Александру III работы архитектура Померанцева и скульптора Опекушина. Памятник был разрушен в 1918 г.

В феврале 1918 г. для предотвращения закрытия храма было создано Братство Храма Христа Спасителя, фактически содержавшее храм. В 1922-1923 гг. храм был захвачен обновленцами, а в 1931 г. закрыт.

Летом 1931 г. правительство СССР приняло решение снести храм, а на его месте воздвигнуть грандиозный ансамбль Дворца Советов.

Разрушение храма, по свидетельству очевидцев, началось с разбора позолоченных куполов, разбора крыши. Немногочисленные уцелевшие скульптуры с фасадов храма позднее были вмонтированы в стену Донского монастыря.

Работы по разборке здания продолжались несколько месяцев, однако разобрать его до основания не удалось, и тогда было решено его взорвать. 5 декабря 1931 г. в 12 часов всего за 45 минут храм был взорван.

Начавшаяся Великая Отечественная война не дала довести план строительства Дворца Советов до конца; после окончания войны к этой идее никто не возвращался. Вместо Дворца здесь построили открытый плавательный бассейн "Москва", который находился на этом месте с 1960 по 1994 год.

В 1990 г. Святейший Синод Русской православной церкви обратился в Совет министров с ходатайством о разрешении на восстановление разрушенного храма.

В 1991 г. на месте алтаря храма была построена временная часовня во имя иконы Божией Матери "Державная", которая впоследствии была разобрана.

В сентябре 1994 г. правительством Москвы было принято решение о воссоздании храма Христа Спасителя в прежних архитектурных формах (за исключением видоизмененного стилобата).

7 января 1995 г. в праздник Рождества Христова Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вместе с мэром столицы Юрием Лужковым заложили памятную капсулу в основание главного храма России.

Храм был построен за неполные шесть лет. Первые строительные работы начались 29 сентября 1994 г. На Пасху 1996 г. под сводами Храма была совершена первая Пасхальная вечерня. В 2000 г. все внутренние и внешние отделочные работы были завершены. 10 августа 2000 г. государственная комиссия приняла храм.

19 августа 2000 г. в день Преображения Господня Святейший Патриарх Алексий II совершил Великое освящение храма Христа Спасителя.

Общее руководство восстановлением храма осуществлял Общественный наблюдательный Совет по воссозданию храма Христа Спасителя под руководством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и мэра Москвы Юрия Лужкова.

Архитектурный замысел комплекса храма Христа Спасителя разработан Управлением Моспроект-2 совместно с Московской Патриархией. Руководитель проекта и Главный архитектор – академик Михаил Посохин. Работы по воссозданию художественного убранства исполнены Российской Академией художеств во главе с ее президентом – академиком Зурабом Церетели, в росписи участвовали 23 артели художников. Воссоздание скульптурного убранства фасадов Храма осуществлено скульпторами под руководством академика Юрия Орехова при содействии фонда "Скульптор". Колокола для Храма были отлиты на заводе им. Лихачева (АМО ЗИЛ), звукоряд их максимально приближен к утраченному.

Высота храма та же, что и в прошлом веке – 103 м, толщина стен 3,2 м., площадь росписи 22 тысячи кв.м, площадь пола 4 тысячи кв.м, высота иконостаса 27 м. Храм рассчитан на 10 тысяч человек. Однако современный храм Христа Спасителя не полностью тождественен своему знаменитому предшественнику. Стены храма возведены на основе монолитного железобетонного каркаса с наружной обкладкой кирпичом и последующей облицовкой мрамором. Новый храм отличается от прежнего стилобатной частью (сильно расширенным цокольным этажом), в которой разместились музей, зал Церковных Соборов на 1330 мест, церковь Преображения, зал заседаний Священного Синода, трапезная 1200 мест, многоярусный гараж и стоянка, а также различные технические службы. В техническом отношении собор оборудован десятками компьютеров, новейшими системами кондиционирования, другими инженерными коммуникациями.

В новом храме есть и некоторые старые части – мраморные памятные доски из обходных коридоров и фрагменты главного иконостаса. Еще некоторые фрагменты выставлены в музее храма.

Престолы: Главный – Рождества Христова, южный – святителя Николая (не освящен), северный – святого блговерного князя Александра Невского (не освящен); в нижнем храме: центральный – Спаса Преображения, южный – преподобного Алексия, человека Божия (не освящен), северный – Тихвинской иконы Божией Матери (не освящен).

В храме находятся Святыни: Чтимая Смоленская икона Божией Матери; икона "Спас Нерукотворный", находившаяся в Храме до его закрытия (худ. Сорокин); икона свт. Николая, писанная в г. Бари (Италия); частицы мощей апостола Андрея Первозванного и апостола Иакова.

После восстановления храм Христа Спасителя стал Кафедральным собором Русской православной церкви, и главные праздничные службы проводятся в нем.

Настоятелем Храма является Патриарх Московский и всея Руси. Первым ключарем воссозданного храма стал протоиерей Михаил Рязанцев.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Субсидии от мэрии и теневой бизнес главной церкви Москвы


Около 4 миллиардов субсидий выделил столичный бюджет за 20-летнюю историю Храма Христа Спасителя, и это не считая оплачиваемых городом работ по благоустройству прилегающей территории. Между тем, особо нуждающимся в такой поддержке храм не является: для богослужений используется всего 13 процентов площадей, а остальные приносят неплохую прибыль, правда, о большей части доходов узнать не представляется возможным.

Щедрость мэров

Сам Храм Христа Спасителя и его территория принадлежит Москве, но всей недвижимостью распоряжается Фонд Храма Христа Спасителя (ФХХС). Как выяснили «Открытые медиа», за 20 лет с момента восстановления церковного комплекса ФХХС получил из бюджета Москвы 3,9 млрд рублей. Но это только субсидии, которые при Юрии Лужкове были на уровне 140-170 млн рублей в год, а при Сергее Собянине в 2017-2019 годах превысили 400 млн рублей. На следующий год московские власти запланировали передать ФХХС 325 млн рублей.

Но бюджетные деньги идут храму не только в виде субсидий. Интернет-издание подсчитало, что за 2018 и 2019 годы на содержание, капитальный ремонт и озеленение территории храмового комплекса Москва дополнительно потратила 1,7 млрд рублей.

К примеру, весной 2018 года Департамент по конкурентной политике Москвы заказал ремонт стилобатной части храма за 1,64 млрд рублей. Потом город добавил еще 43 млн рублей на ремонтно-восстановительные работы балюстрады храмового комплекса.

«Открытые медиа» выяснили, что в течение семи лет на конкурсах по благоустройству прихрамовой территории выигрывает компания Максима Сивцова ООО «ГринЛайн». Общая сумма этих ее контрактов с 2012 по 2019 год составила 120,8 млн рублей.

Интересно, что даже за обустройство детской площадки у храма из городского бюджета ушло 8,1 млн рублей, в то время как на обычную хорошую детскую площадку московские власти выделяют порядка 2-2,5 млн рублей.

Информация о том, кто и каким образом в ФХСС решает, на что пойдут выделенные деньги, публично не раскрывается.

Доходный храм

Вообще о реальных доходах церковного фонда узнать сложно, поскольку значительная их часть не проходит по графе «коммерческая деятельность». Из того же, за что ФХХС посчитал необходимым отчитаться, известно, что в прошлом году прибыль у него была 1,6 млн рублей при общей выручке в 9,7 млн рублей. В 2017 году эти показатели были на уровне 84 тыс. рублей и 125,1 млн рублей соответственно. Ранее минимальную выручку фонд имел в 2009 году — 25 млн рублей, а максимальную — в 2013 — 188 млн рублей.

Из всей огромной площади храмового комплекса 55,7 тыс. кв. м лишь 13% (7,7 тыс. кв. м) используется для «богуслужебной деятельности». Об этом говорится в решении мирового судьи района Арбат, который рассматривал иск ФХХС к юристу Михаилу Аншакову за клевету. Аншаков утверждал, что в религиозных целях используется менее 7% площадей.

«Для коммерческой деятельности используется стилобатная часть храма — подземное пространство высотой 17 метров — в которой помимо концертных, банкетных залов и трапезных разместились автопарковка на 305 мест, автомойка, охранная фирма, химчистка, кафе, культурный центр и несколько магазинов. Еще сдаются в аренду и помещения над куполом храма, а также киоски и павильоны на его территории», — выяснили «Открытые медиа». По данным системы «Контур.Фокус» по адресу храма на Волхонке, 15 зарегистрированы 24 организации и компании.

Прицерковный бизнес

Первым бизнесменом при храме стал Василий Поддевалин, который возглавил ФХХС в 2005 году. Вскоре там появилось принадлежащее его детям Михаилу и Елене охранное предприятие «Колокол», а затем автомойка — ООО «Мытный двор». Автомойка до сих пор контролируется ими и является одним из наиболее успешных бизнес-проектов при храме — с 2014 года на мойке автомобилей компания заработала 73 млн рублей.

В 2013 году на место Василия Поддевалина пришел его бывший зам Сергей Семененко. У него до 2014 года была доля в двух ювелирных фирмах с одинаковым названием «Врата-8».

Есть на территории храма и дом моды ASET, принадлежащий племяннице миллионера и экс-сенатора от Чечни Умара Джабраилова Айзе Джабраиловой. По данным интернет-издания, на Волхонке, 15 у богатой чеченской модницы мастерская по пошиву и бутик, куда пройдешь только по предварительной записи.

А вот в магазин «Александрит» можно пройти без записи, но за деньги, поскольку рядом смотровая площадка, куда требуется билет. Также над алтарем снимает помещение коллегия адвокатов «Шабанов и партнеры».

Рядом с храмом на арендуемых у ФХХС 400 кв. м работает ресторан итальянской кухни IL Патио. На прилегающей территории присутствует агентство «Детейлинг-ПРО» Александра Абрамова, наводящее лоск на дорогие автомобили. В рекламе расположенной у храма фирмы демонстрируются полуобнаженные девушки.

Существовавший до прошлого года на нижних ярусах храма автосервис Lord Rover уже ушел с арендуемых площадей. «Ограничений много, арендную плату с каждым годом увеличивали, добавляли дополнительные накрутки», — рассказал интернет-изданию бывший менеджер автосалона.

Журналисты между тем выяснили, что официальные ставки аренды в храме не очень высоки. Опрошенные арендаторы рассказали о примерно 10 тыс. рублей за кв. м в год.

Фондовые услуги

ФХХС занимается не только сдачей церковных площадей в аренду. Так, он оказывает услуги по парковке автомобилей. При этом минимальный срок, на который можно поставить машину на прицерковной территории — полгода. За это нужно заплатить 95 тыс. рублей.

Берет фонд деньги и за сдачу в аренду помещений для различных торжеств, конференций, представлений, выставок, похорон и поминок. При этом в общем доступе прейскуранта этих услуг почему-то нет. «Вам нужно вызывать специалиста и все согласовывать, составлять договор», — заявил «Открытым медиа» диспетчер Виталий из ритуальной службы.

Храмовый комплекс вмещает также и рестораны, в частности патриарший, где принимают VIP-гостей и устраивает банкеты патриарха. Попасть туда коммерсанты почитают за честь. Так, торговый дом «Триумф Гурмэ» бесплатно предоставивший на одну из рождественских трапез черную икру, получил одно приглашение за стол.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях столичных чиновников, пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Читайте также: