Есть ли в горах осетии золото

Опубликовано: 15.05.2022

Золото в республике есть не только на витринах ювелирных магазинов. Но может ли от него быть хоть какая-то польза?

Иллюстративное фото: AFP

Копать не перекопать

"Росгеология" завершила масштабные геологические работы по оценке золоторесурсного потенциала Афсандур-Ламардонского поля. За последние три года поисковый отряд организации обследовал два участка: Какадурский и Ламардонский с существенным уточнением границ рудных зон.

"Горно-буровыми работами в пределах рудных зон Какадур-Северный, Какадур-Южный и Ламардонской выделены золоторудные тела длиной до 1650 м, шириной до 14 м и содержанием золота в среднем 2,1 грамма на тонну, – рассказал главный геолог "Росгеологии" по Северному Кавказу Олег Туаев. – Согласно выполненной оценке золоторесурсного потенциала площади работ, в её пределах насчитывается 104,7 тонн благородного металла, что на 55 т больше ожидаемого количества. Сложно сказать, сколько ещё в себе хранят недра Осетии золотых запасов, но мы для более детальной оценки золоторесурсного потенциала планируем расширить фронт геолого-разведочных работ на территории".

Олег Туаев (фото: ГТРК Алания)

По словам Туаева, месторождение уникально – подобный объект не изучался за последнюю четверть века ни разу. "Таких объектов мало и по России в целом, – говорит он. – В советский период они ещё были, но большая часть или уже отработана, или на них нет инвесторов".

На прошедшем 19 ноября в Федеральном агентстве по недропользованию ("Роснедра") научно-техническом совете, отмечает Туаев, именно Какадурский золоторудный объект в Северной Осетии был удостоен звания лучшего в стране.

Не успели завершиться работы в Какадуре, как геологи сообщили о возможном начале новых исследований – в Байкомской золотой провинции. Там выделено семь новых золотоносных зон с общим количеством золота 213 т по категории Р3.

"Такие находки в данном ущелье характеризуются новизной и позволяют рассчитывать на ещё более высокий золоторудный потенциал, – обращает внимание наш собеседник. – На данной площади трудилось не одно поколение геологов из разных уголков нашей страны, но только в этом году нам всё же удалось найти крупные золотые жилы".

"Золота в Осетии нет​"

Однако региональные геологи относятся к исследованию этих месторождений скептически.

По словам заведующего кафедрой "Прикладная геология" Северо-Кавказского горно-металлургического института Александра Полкового, работы эти были начаты давно.

"По тем результатам была проведена прогнозная оценка, оценивалось приблизительно в 200 тонн золота, – объясняет он. – Работы проводятся за счет государственных средств. Они говорят про 100 тонн и утверждают, что это в два раза больше, чем ожидалось. В действительности же это в два раза меньше, чем ожидалось. Но это нормально. Два грамма золота на тонну – сейчас нормальное содержание".

Старший преподаватель этой же кафедры Юрий Караев, занимавшийся ранее геолого-разведывательными работами в Осетии, сетует на то, что уникальные специалисты республики не привлекаются к новым работам:

- Я давно сказал, что золота в Осетии нет. Есть понятие золота в геологическом и в экономическом смысле. Есть запасы и есть ресурс. Под запасы на Западе дают кредиты в банках, а ресурсы – это импровизация в геологии. Здесь уместны слова "возможны" и "вероятны".

Юрий Караев (фото: ГФИ)

В правительстве России золотоносные участки на части пока не разрывают. В Минэкономразвития сообщили, что на данный момент у них нет информации по этой теме.

Добавим, согласно закону, недра находятся в совместном ведении субъекта и федерального центра, поэтому не могут быть в частной собственности. Тем временем геологи намерены продолжать работы.

"В ближайшие три года планируется развернуть широкомасштабные геологические работы по более детальному геологическому изучению Байкомской провинции с участием ориентировочно 75-80 специалистов", – добавляет Олег Туаев.

На совещании в "Роснедра" подтвердили: работы по изучению золотозапаса в СКФО в ближайшее время приоритетны.

Граммы в тоннах

Эксперты Росгеологии завершили первый этап исследования Какадурской золотоносной рудной зоны Афчандур-Ламардонского рудного поля. Находится этот объект в горах Северной Осетии, примерно в 40 километрах от столицы республики - Владикавказа.

Фото: Виктор Васенин

Фото: Виктор Васенин

Работами занимается подразделение государственного холдинга - "Северо-Кавказское ПГО", расположенное в Ессентуках. Перед геологами стояла цель - найти и локализовать объекты золоторудной минерализации, чтобы выяснить, сколько драгоценного металла содержит порода.

Как сообщили корреспонденту "РГ" в Росгеологии, пока эксперты не торопятся называть объект месторождением, так как оно может считаться таковым только после последующей - оценочной - стадии. Тем не менее уже обнаружены три интервала развития золоторудной минерализации мощностью 2,8-6,2 метра. Содержание золота в них составляет 0,8-3,76 грамма на тонну, меди - до 0,34 процента, цинка - до 3,78 процента и свинца - до 0,5 процента.

"Сейчас специалисты прослеживают направления рудного участка. Его изучением в Северной Осетии и поисками золото-кварц-сульфидных руд Росгеология занимается в рамках государственного контракта, заключенного между холдингом и департаментом по недропользованию в Северо-Кавказском федеральном округе в сентябре 2017 года. До конца 2019-го геологи намерены отыскать все объекты золоторудной минерализации в регионе и оценить прогнозные запасы драгоценного металла", - уточнили в ведомстве.

Фото: REUTERS

Фото: REUTERS

Кстати, Какадурская рудная зона - единственное потенциальное месторождение драгоценного металла на территории этой кавказской республики. О нем было известно еще советским ученым, заявил корреспонденту "РГ" советник генерального директора АО "Росгеология" Антон Сергеев:

- Все рудные зоны, в пределах которых в настоящее время ведутся поисковые работы для обнаружения золота, известны с 1970-х годов и довольно детально изучены геологами Северной Осетии на предмет месторождений полиметаллических и свинцово-цинковых руд.

При этом Сергеев не назвал примерные объемы драгоценного металла. Это станет ясно в третьем квартале 2019 года, когда начнется третий этап работ по госконтракту. Поэтому говорить о дальнейшей судьбе Какадурской рудной зоны пока преждевременно.

Нерадужные перспективы

Однако ранее примерные оценки запасов золота в Северной Осетии и соседней Кабардино-Балкарии называли в департаменте по недропользованию Северо-Кавказского федерального округа. Как заявил руководитель ведомства Станислав Вертий, в общей сложности можно говорить о прогнозных ресурсах в 150 тонн. Из них на Осетию приходится 20 тонн категории Р1 (предварительно оцененные), еще 30 тонн отнесены к категории Р2 (предполагаемые).

Месторождение золота, а также серебра на Северном Кавказе - Радужное - обнаружено и в Кабардино-Балкарии. Поисковые работы на западной стороне Джуаргенской площади в горах КБР начались в третьем квартале 2017 года. Специалисты ищут золотоносные руды в породах Передового хребта. По предварительным оценкам, речь идет о 100 тоннах драгметалла категории Р1 и Р2.

Сейчас добычей золота в основном занимаются частные компании, в сферу интересов которых, как правило, входят средние и крупные месторождения. Радужное относится к разряду малых, его разработка пока не заинтересовала инвесторов. Поэтому золото Кабардино-Балкарии ждет своего часа. Сейчас месторождение принято на государственный баланс территориальной комиссии по запасам, которая создана на базе управления по недропользованию Кабардино-Балкарской Республики.

Оптимизм сдержали

В конце 2017 года глава Минприроды России Дмитрий Донской сообщил, что в Дагестане обнаружены запасы золота с возможным объемом около 100 тонн. Речь идет о Куруш-Мазинском рудном поле в Докузпаринском районе.

В республике к информации отнеслись со сдержанным оптимизмом. Предварительные результаты геологоразведочных работ пока не подтверждают, что здесь есть смысл добывать золото в промышленных масштабах. Тем более что на данный момент нет и необходимых экономических выкладок. Еще один минус - реализация проекта может оказаться слишком дорогой, так как предполагаемое месторождение расположено в высокогорном районе, где нет никакой инфраструктуры.

Как считает бывший директор Института геологии Дагестанского научного центра РАН Василий Черкашин, нужно взвесить все за и против перед тем, как строить обогатительную фабрику в горах:

- Необходимо продумать, как подвести коммуникации. Кроме того, следует учитывать сейсмическую активность в Дагестане.

По словам Черкашина, лучше обратить внимание на менее дорогостоящие проекты разведки золота и других полезных ископаемых, которые могут находиться в предгорной части республики. По оценкам специалистов, полезные ископаемые в регионе есть, но проекты их разработки по разным причинам оказались приостановленными.

Одно из таких месторождений - Кизил-Дере в южном Дагестане. Здесь с 1960-х по 1980-е годы велась активная геологоразведка. По предварительным оценкам, оно способно дать более миллиона тонн меди и около 150 тысяч тонн цинка.

Фото: Виталий Невар/ТАСС

Фото: Виталий Невар/ТАСС

В середине 2000-х годов крупная российская горнодобывающая компания даже получила лицензию на добычу меди, но проект так и не был реализован. Это произошло по нескольким причинам. Одна из них - дороговизна. Так, в горах с нуля нужно было создать всю инфраструктуру. Другая причина - местные жители, опасаясь экологических проблем, активно противостояли реализации проекта, и его пришлось отложить на неопределенное время.

Кстати, опасения имели под собой основания. Как рассказал Василий Черкашин, в ходе разведочных работ образовались отвалы, из которых вредные соединения, соединившись с водой, стали попадать в близлежащие реки Ахты-чай и Самур.

Заведующий кафедрой биологии и биоразнообразия Института экологии и устойчивого развития Дагестанского госуниверситета Гайирбег Абдурахманов много лет занимается проблемой месторождения Кизил-Дере. Он подтвердил, что здесь имеются большие запасы меди, есть также золото и серебро.

- Реализация столь масштабного проекта в несколько раз увеличила бы поступления в местный и республиканский бюджеты, - считает ученый. - Инвестор планировал обустроить инфраструктуру близлежащих сел, построить дороги, детские учреждения. Но из-за амбиций некоторых местных чиновников и несогласия части жителей с ним так и не смогли договориться.

Абдурахманов не отрицает, что из штолен, где проводились разведочные работы, льется вода, смешанная с рудой. Смесь попадает в реку Самур, откуда питьевую воду получают десятки населенных пунктов. Но, как полагает ученый, в случае промышленной разработки месторождения все экологические проблемы были бы решены, так как закон предъявляет жесткие требования к экологии на подобных объектах.

Халил Халилов, главный экономист фонда "Реальная политика":

- Текущая конъюнктура финансового рынка благоприятствует росту стоимости желтого драгметалла. Но в то же время срок окупаемости инвестиций в добычу золота в Дагестане составит от шести до 10 лет, и это если не возникнет проблем с местным населением и экологами. Крупные игроки на рынке если и начнут добычу драгметалла, будут настаивать на комплексной разработке лицензионных участков, то есть добыче всех видов руды, представляющих для них экономический интерес. К примеру, в Докузпаринском районе это может быть добыча золота, меди и других медно-колчеданных руд. В любом случае, пока не будут ясны уточненные запасы и лицензионные условия, крупные игроки не станут проявлять активность в горнорудной промышленности республики.

Единственное месторождение, где ведется добыча золота и серебра на Северном Кавказе, находится в Карачаево-Черкесии на месторождении меди в Урупском районе. Однако это не прямое извлечение благородных металлов, а попутная добыча из медно-колчеданных руд. Сколько золота содержится в недрах КЧР, никто не знает. Большинство залежей относятся к забалансовым - то есть извлечение признано нецелесообразным. В одной тонне медной руды Урупского месторождения содержится 2,4 грамма золота и 37 граммов серебра. В среднем в год из недр добывается вместе с рудой 450 килограммов золота и 7,7 тонны серебра. Однако при обогащении извлекается только половина содержащихся в руде благородных металлов. Остальная часть выбрасывается в отвал.

За прошедшее десятилетие геологи разведали на Северном Кавказе три новых месторождения золота. Поисковые работы на рудное золото велись в Кабардино-Балкарии и в Северной Осетии-Алании, где в общей сложности говорят о прогнозных ресурсах в 200 тонн. Золоторудные участки были обнаружены и на юге Дагестана, где запасы рудного золота оцениваются почти в 130 тонн. Однако его добыча на большой глубине потребует больших усилий.
В Осетии учеными была выделена наиболее перспективная Какадур-Ламардонская рудная зона. Согласно выполненной оценке золоторесурсного потенциала рудных зон Какадур-Северный, Какадур-Южный и Ламардонской, в их пределах насчитывается около 104 тонн благородного металла.


Афсандур-Ламардонское рудное поле

Эти открытия неожиданным образом прояснили появление нескольких географических названий (топонимов) Осетии.
В первую очередь стало очевидным происхождение названия села Ламардон, входящего в Даргавское сельское поселение. В народе его возводят к «ламарга дон» — «сцеживаемая вода». Основанием слова действительно является глагол
l ӕ maryn/лæма́рын 'выжимать', 'отжимать', 'давить', 'цедить'.

Надо ли теперь объяснять, зачем жители цедили воду в ручье, протекающем через золоторудные участки? Конечно, самородки попадались и в реке Мидаграбиндон, но общеизвестно, что самые крупные образцы всегда ищут в верховьях рек. Таким образом, Ламардон можно определить как осетинское название золотых приисков.

Название и реки и села Гизель, также подтверждают осведомленность наших предков о местных залежах драгоценного металла. Однако это уже тюркское название золота.
Надо сказать, что в старые времена, когда люди поклонялись Солнцу, как подателю жизни, цвета "чёрный, багрово красный и золотой" считались одним и тем же священным цветом – цветом солнца не небосклоне – и назывались одинаково: чермный/чёрный, червонный, червленый у славян. К примеру, название червонное золото происходит от прилагательного червонный – так в старину называли красный цвет, черёмным называли рыжеволосого, а червленица – ткань багряного цвета. Этимология выводит праслав. *čьrnъ из *čьrхnъ, родственное лит. kirsnà, др.-прусск. kirsnan "черный", др.-инд. kr̥ṣṇás "черный", лит. kéršas "черно-белый, пятнистый", шв., норв. harr.
В тюркских же языках гөзел / гөзәл / гозәл / көзел / көзөл / көсөл / гүзел / гуазал / восходят к общетюрк. қызыл / qïzil / кизыл / «красный», «золотой», «горящий», «искра», «луч». Так kız означает «нагреваться», köz «зола», «уголь», köz-әr- «раскаляться», küz «горящий уголь». Опять таки прослеживается изменение цвета солнца от его полного отсутствия (чёрный), через красные оттенки до раскаленного золотого. В современном азерб. qızıl, и туркм. ķызыл означают «золото», «золотой», реже – «красный».

Пытаясь объяснить название Гизель (или Кизилка), филологи обращались к более распространенному переводу слова КЫЗЫЛ как красный, забывая о его другом значении – ЗОЛОТОЙ. Надо просто обратиться к книгам, оставленным исследователями XVIII - XIX веков. У Леонтия фон Штедера в его «Дневнике путешествия, из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году» чётко сказано: «В 12 верстах к западу от Терека с гор течет Кезил (ЗОЛОТАЯ река). Он течет на протяжении 35 верст в основном к северу в низких каменистых берегах, через плодородные равнины, и впадает у горы Ахловской с левой стороны в Терек». В другом месте он также упоминает Дергипш (Даргавс) на правом высоком берегу реки реке Кезиля.
Это не могут быть случайные или непроверенные сведения, т.к. Штедер хорошо знал, о чём писал. Он не просто в 1779-1792 годы неоднократно участвовал в различных сражениях и экспедициях на Кавказе. Осматривая путь, ведущий через Кавказские горы, Штедер составлял топографическую карту для русских войск.

О наличии золота на Кавказе рассказывали самые разные авторы. Так, описывая Аланию в 11 веке, Шапух Багратуни свидетельствовал: «Это страна, полная всяческих благ, есть в ней много золота и великолепных одеяний…»
Георгий Агрикола, один из отцов минералогии, в 16 веке писал: «За воротами Кавказа, говорит Плиний, на горах Гордии, создающих долины, нецивилизованные народы разрабатывали золотые прииски». О золоте Колхиды всегда было широко известно.


Доказательством наличия золотых приисков являются и найденные в Осетии и Восточной Грузии «Колхидские подражания» на статер (золотую монету) Александра Македонского. Чеканились они в I веке до н. э. из местного сырья.

О том же говорит и фрагмент нузальской надписи гласящий: «Золотой и серебряной руды/песка/земли имею также много, как воды». Вновь слова золото и вода стоят рядом, но уже в часовне на берегу реки Ардон.

Арканджело Ламберти в «Описание Колхиды, называемое теперь Мингрелией» в 1654 году рассуждал: «С большой вероятностью полагают, что на Кавказе есть золото и серебро, но туземцы скрывают это, чтобы не возбудить зависти и нашествий Турок… Добывают золото ещё и в настоящее время близь города Арадана, в области, принадлежавшей прежде князю Артабегу. Здесь есть также сурьма». Вполне возможно, что речь шла всё о том же Ардоне, на одном из притоков которого Садоне помимо прочего известны были и соединения сурьмы. Арадоном называл его Платон Зубов в 1834 году в своих «Картинах Кавказского края». Да и Джимидонское полиметаллическое месторождение, включающее в себя и золото-сульфидные рудообразования, располагается как раз на площади Садоно-Унальского рудного поля.
Интересно также, что у Ламберти титул царя Колхиды звучит как Кезильпе (le Chesilpes). Кезильпе Дадьян – царь из династии Дадьян. Далее читаем: «Колхида прославляется в анналах за золотое руно. Сваны (их называли иберийцами) жили на Кавказе, большие и малые реки которого несли золотой песок. Так как жители собирали его на продырявленные дощечки и овечьи шкуры, расположенные по дну, то возникла легенда о золотом руне».
Вероятно, именно сквозь такие дощечки цедили воду из ручья и жители Ламардона. Где и как переплавлялось найденное золото сказать трудно, но вот торговали им, скорее всего, в низовьях реки, где проходили торговые пути. Гизель и в 20-м веке считалось зажиточным селом, но несколькими веками ранее где-то неподалеку находилось богатое поселение торговцев золотом.

Раньше реки принято было называть по именам городов расположенных недалеко от устья, т.е. пунктов, куда можно было попасть, передвигаясь вдоль берега или по воде. Так именовали и дороги. И сейчас, к примеру, все знают Казанский, Киевский, Курский, Ленинградский или Рижский вокзалы Москвы, названия которых подсказывают направления движения. Поэтому-то название реки Кезил говорит о том, что где-то недалеко от её впадения в Терек находилось село с таким именем. А само название – КЕЗИЛ (Кызыл) указывает на производство/торговлю золотом. Слово это тюркское, а значит и появилось оно здесь после того, как предки осетин были оттеснены в горы, т.е. позднее 14 века. Сами прииски сохранили осетинский топоним (Ламардон). Река также в низине носит тюркское название, а в верховьях осетинское (Гизельдон образуется от слияния рек Стырдона и Мидаграбина). Следовательно, осетины не пускали в ущелья пришедшее на равнины тюркоязычное население, а спускаясь в низины для торговли и обмена, приносили с собой золотой песок и самородки. Надо ли говорить, что желающих подняться к верховьям золотой реки Кезил, было немало. Нынешнее село Гизель получило своё название от реки Кезил, которая в свою очередь за несколько веков до этого получила имя от старинного тюркского села Кызыл, располагавшегося когда-то у её устья.

Поскольку месторождения золота не иссякли, но знания о них стерлись из памяти народа, надо полагать, случилась большая трагедия, повлекшая гибель сразу множества людей. Вероятнее всего причиной послужила страшная эпидемия. Согласно имеющимся данным, на Кавказе только в 18 веке были как минимум три эпидемии чумы: 1706, 1760 и 1790 гг. Ужасающий масштаб потерь можно представить по сохранившимся свидетельствам очевидцев. Так английский путешественник уже в 19 веке писал в дневнике: «С вершины холма мы спустились в долину и проехали мимо крупного Кабардинского села, которое было настолько полностью опустошено чумой 1806 года, что едва ли хоть кто-то из его обитателей остался в живых». Записки эти вышли в свет в 1826 году, т.е. даже спустя 20 лет на плодоносных равнинах продолжали стоять полностью обезлюдевшие села.
Санитарные потери русских войск в те годы также были огромны. Так за 10 дней марша от Эривани к Тифлису в 1804 году отряд генерала Цицианова потерял убитыми 3 человек, ранеными – 18, а заболевшими и умершими – в совокупности более 700!

Топоним Какадур также связан с металлургией. Слово раскладывается на Ка-Ка-дур и означает какие неопознанные Ка-Ка камни. Однако, наличие руды рядом с селом проясняет их природу. Филологи знают, что в основе слов, связанных с кузней и обработкой металла, лежит звукоподражание удару молота. Так слово коваль/кузнец происходит от глагола ковать и далее от праслав., от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. ковати, кѹѭ (др.-греч. τεκταίνειν), русск. ковать, кую, укр. кува́ти, кую́, болг. кови́ «кую», сербохорв. ко̀вати, ку̏jе̑м, словенск. kováti, kújem, чешск. kovat, kout, kuji, словацк. kоvаť, польск. kuć, kuję, в.-луж. kować, н.-луж. kowaś. Родственно лит. káuti, káuju, kóviau «бить, ковать», латышск. kaut, kauju, др.-в.-нем. houwan «рубить, наносить удары», лат. сūdō «бью, стучу, толку», ирл. сuаd «бить, бороться».


В основе осетинского cægdyn (цæгъдын) 'ковать', 'вытряхивать', 'играть на инструменте', 'бить в колокол', 'истреблять' также лежит понятие 'удара'. В удвоенном КЪА-КЪА названия Какадур/Хъахъадур слышатся и удары КАйла, отКАлывающего куски руды и удары молота о наковальню в кузнице. Такие же резкие громкие звуки, как осетинское къæрц 'удар', 'треск'. Къа-Къа камни – это куски руды, которые приходится постоянно "бить" в процессе их превращения в металл. Соответственно Хъахъадур – это рудное месторождение, о котором хорошо знали наши предки.
Общеизвестно, что тяжелую руду никогда без крайней необходимости не перевозили на далёкие расстояния. Для выплавки металла, помимо знания технологии, важны были два главных компонента: вода и дрова/уголь. Поэтому с высокой вероятностью можно предполагать, что остатки металлургических печей следует искать у опушки ближайшего леса (или того места, где он рос ещё пару веков назад). Исследованные топонимы говорят о том, что в недалеком будущем, к древним металлургическим мастерским, раскопанным в окрестностях сел Донифарс и Лезгор, должны присоединиться аналогичные, которые обнаружат вскоре здесь в Даргавской долине.

С ноября 2017 года об открытии месторождений золота в горах Северной Осетии местные СМИ, в том числе газета "Северная Осетия", пишут и рассказывают довольно часто.


Публикации и теленовости сами по себе вызывают уверенность в развитии отрасли. Но в читательской аудитории "СО" нашлись и те, кто помнит, как подобные работы велись и имели какой-то результат еще в начале 2000-х. И те, кто сам участвовал в поисковых работах, – геологи АО "Севосгеологоразведка". А потому они считают своим долгом внести некоторые коррективы в озвученную в различных СМИ информацию о ходе поисковых и геологических работ в настоящее время.

Валерий ДЗАЛАЕВ, бывший начальник геолого-разведывательной партии АО "Севосгеологоразведка":

– В апреле текущего года в новостной программе одного из телеканалов прошел репортаж "Золотые километры". Начальник геологического отдела АО "Северо-Кавказское ПГО" Олег Туаев рассказал о поисках золото-сульфидно-кварцевых руд в пределах Какадурской зоны Афсандур-Ламардонского рудного поля, а также о том, что геологи АО "Северо-Кавказское ПГО", входящего в состав АО "Росгеология", намерены установить границы рудной зоны. Были приведены цифры прогнозных ресурсов – 20 тонн золота по категории Р1 и 30 тонн – по категории Р2, а также озвучено, что работы проводятся по контракту, заключенному в сентябре 2017 года.

В связи с этим предлагаю читателям "СО" экскурс в недалекое прошлое. Речь пойдет об указанных выше "открытиях" и проведенных ранее поисковых и геологических работах в Северной Осетии на золото-серебряный и золото-сульфидный типы оруденения, локализованных на территории горной части Осетии. Основное внимание было уделено рудопроявлениям Фиагдон – Терской металлогенической зоны, где была выявлена наиболее перспективная Какадур – Ламардонская зона в составе Афсандур-Ламардонского рудного поля.

В 2007 – 2009 годах геологами АО "Севосгеологоразведка" велись работы по утвержденному техническому (геологическому) заданию по объекту "Поисковые работы на золото-серебряный и золото-сульфидный типы оруденения горной Осетии". В результате была предложена прогнозно-поисковая модель рудного района золото-углеродистого семейства формаций. Были проведены геофизические, геохимические горные работы с отбором бороздовых проб с последующим проведением анализа.

По результатам работ в пределах Афсандур-Ламардонского рудного поля, представленного золото-кварц-птигматитовым типом оруденения, были выделены рудные зоны, проведен подсчет прогнозных ресурсов по категориям и определены площадки для скважин. Впоследствии они здесь и были пробурены.

В 2010 году на основании утвержденного технического (геологического) задания был составлен проект на выполнение дальнейших работ на участках Афсандур-Ламардонского золоторудного поля, который находился в Центральном научно-исследовательском геологоразведочном институте (ЦНИГРИ) города Москвы. Работы по данному проекту были начаты и проводились в течение почти всего 2011 года. А затем, вплоть до 2015 года, по странному стечению обстоятельств и в связи с отсутствием финансирования именно на эти работы для АО "Севосгеологоразведка" проект был закрыт.

В 2015–2016 годах в связи с ликвидацией АО "Севосгеологоразведка" все геологи и основная часть работников были уволены, и, к сожалению, ни одному геологу и рабочему не была предложена работа в составе АО "Северо-Кавказское ПГО". Наш опыт работы не был востребован.

В 2017 году чудесным образом появляются ассигнования на вышеуказанный объект, и он передается АО "Росгеология". Проект, находящийся на экспертизе в ЦНИГРИ, отдали данному акционерному обществу и с небольшими изменениями утвердили. Геологи АО "Росгеология" стали проводить поисковые работы на рудопроявлениях Афсандур-Ламардонской зоны, которые позиционировались как вновь открытые ими "месторождения".

Из выделенных рудных полей особое внимание было уделено Авсандур-Ламардонскому, которое, с нашей точки зрения, было наиболее перспективным. В его пределах были проведены детализационные работы с проходкой поверхностных горных выработок и их бороздовым опробованием. С учетом результатов пробирного анализа этих проб на золото, геофизических и геохимических площадных съемок была выделена наиболее перспективная Какадур-Ламардонская рудная зона.

Будучи знакомыми со всеми сообщениями по золоторудной теме, мы, геологи ликвидированного в июле 2017 года АО "Севосгеологоразведка", которое стояло у истоков этих работ, глубоко возмущены и считаем своим долгом проинформировать общественность и руководство нашей республики о нижеследующем.

Целенаправленное проведение поисковых и поисково-оценочных работ на золото в горной части Северной Осетии было начато в 2006 году геологами АО "Севосгеологоразведка". По всей полосе, начиная от западной границы республики и до восточной, было отобрано 60 сигнальных проб, которые были проанализированы в лаборатории ЦНИГРИ г. Москвы. В большинстве проб были установлены значимые содержания золота (от 0,1 г/т до 5,0 г/т). По результатам этих работ был составлен и 5 марта 2007 года утвержден проект работ, после чего АО "Севосгеологоразведка" было выдано техническое задание на проведение поисковых работ на золотосеребряный и золотосульфидный типы оруденения в пределах горной части Северной Осетии. Работы запланировали на 2007 – 2009 годы на общей площади 1800 квадратных метров. Для этих целей выделили 15 участков для детальных исследований, но большинство из них находятся в границах Национального парка и Северо-Осетинского государственного заповедника, где проведение подобных работ запрещено. Из остальных перспективных участков выделили Афсандур-Ламардонское рудное поле, включающее Какадур-Ламардонское месторождение, Дагом-Кадатское и Тменикау-Суаргомское рудные поля.

Из выделенных рудных полей особое внимание было уделено Авсандур-Ламардонскому, которое, с нашей точки зрения, является наиболее перспективным. В его пределах провели детализационные работы с проходкой поверхностных горных выработок и их бороздовым опробованием. С учетом результатов пробирного анализа этих проб на золото, геофизических и геохимических площадных съемок была выделена наиболее перспективная Какадур-Ламардонская рудная зона. Содержание золота в ней определено от 0,1 г/т до 3,0 г/т. и до 5,0 г/т. в единичных пробах. Кроме этого, в пределах того же рудного поля было выделено до шести рудоносных зон протяженностью от 500 до 1600 метров.

По Какадур-Ламардонской рудной зоне выполнены следующие исследования: оценка прогнозных ресурсов золота и по ее результатам геолого-экономическая оценка в целом по всей площади; технологические испытания обогатимости руд; фазовый анализ форм нахождения рудного золота. Необходимо отметить, что эти исследования проводились на лабораторной базе вышеупомянутого ЦНИГРИ в г. Москве, который является ведущим в области поиска, разведки и подсчета запасов цветных и редких металлов, включая золото, по всей России. Этот институт в лице академика, доктора геолого-минералогических наук Н. К. Курбанова являлся куратором наших работ по золоторудной теме. Вся проектная и отчетная документация АО "Севосгеологоразведка" проходила апробацию именно в этом институте. Равно как и прогнозные ресурсы по категориям Р1 – 20 тонн и Р2 – 30 тонн.

В связи с положительными результатами работ было принято решение о продолжении детальных поисков, и геологам АО "Севосгеологоразведка" выдали новое техническое задание, в соответствии с которым составлен новый проект. В рамках этого проекта работы проводились в течение года и в связи с отсутствием финансирования не были завершены.

Логику последующих событий понять сложно. Геологическая служба республики в лице АО "Севосгеологоразведка" ликвидируется в июле 2017 года, а в начале 2018 года появляется финансирование работ на рудное золото в горной части Северной Осетии. Работы наследует АО "Росгеология", а в СМИ сообщается о новых открытиях и перспективах горной Осетии на рудное золото.

Мы, специалисты, в ходе работ не публиковали свои результаты и промежуточные достижения, прежде чем не получали окончательного заключения по тому или иному объекту. Но, судя по характеру вышеприведенных статей, у читателя может сформироваться мнение о том, что в республике ранее не было геологической службы надлежащего уровня, которая смогла бы справиться с поставленной геологической задачей. А на самом деле ее, эту службу, ликвидировали, а затем передали ее функции вместе с обсуждаемой золоторудной проблемой АО "Северо-Кавказское ПГО", входящему в структуру АО "Росгеология".

Хочу также напомнить читателям газеты, что геологов нашей республики зачастую приглашали в другие регионы Кавказа на консультации по тем или иным геологическим вопросам и на руководящие должности. Геологической службе нашей республики, которая существовала до июля 2017 года, на тот момент было более 90 лет.

И еще одна справка. На государственном балансе по Какадур-Ханикомскому полиметаллическому месторождению числятся суммарные запасы свинца и цинка в количестве 290,4 тысячи тонн, сопутствующих компонентов: золото – 2524 кг, а серебра 113,8 тонны по сумме категорий А+В+С1+С2 по данным подсчета запасов и защищенных в Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых СССР в 1962 году.

Золото Осетии

Афсандур-Ламардонское рудное поле

Эти открытия неожиданным образом прояснили появление нескольких географических названий (топонимов) Осетии.
В первую очередь стало очевидным происхождение названия села Ламардон, входящего в Даргавское сельское поселение. В народе его возводят к «ламарга дон» — «сцеживаемая вода». Основанием слова действительно является глагол
lӕmaryn/лæма́рын 'выжимать', 'отжимать', 'давить', 'цедить'.
Надо ли теперь объяснять, зачем жители цедили воду в ручье, протекающем через золоторудные участки? Конечно, самородки попадались и в реке Мидаграбиндон, но общеизвестно, что самые крупные образцы всегда ищут в верховьях рек. Таким образом, Ламардон можно определить как осетинское название золотых приисков.

Название и реки и села Гизель, также подтверждают осведомленность наших предков о местных залежах драгоценного металла. Однако это уже тюркское название золота.
Надо сказать, что в старые времена, когда люди поклонялись Солнцу, как подателю жизни, цвета "чёрный, багрово красный и золотой" считались одним и тем же священным цветом – цветом солнца не небосклоне – и назывались одинаково: чермный/чёрный, червонный, червленый у славян. К примеру, название червонное золото происходит от прилагательного червонный – так в старину называли красный цвет, черёмным называли рыжеволосого, а червленица – ткань багряного цвета. Этимология выводит праслав. *čьrnъ из *čьrхnъ, родственное лит. kirsnà, др.-прусск. kirsnan "черный", др.-инд. kr̥ṣṇás "черный", лит. kéršas "черно-белый, пятнистый", шв., норв. harr.
В тюркских же языках гөзел / гөзәл / гозәл / көзел / көзөл / көсөл / гүзел / гуазал / восходят к общетюрк. қызыл / qïzil / кизыл / «красный», «золотой», «горящий», «искра», «луч». Так kız означает «нагреваться», köz «зола», «уголь», köz-әr- «раскаляться», küz «горящий уголь». Опять таки прослеживается изменение цвета солнца от его полного отсутствия (чёрный), через красные оттенки до раскаленного золотого. В современном азерб. qızıl, и туркм. ķызыл означают «золото», «золотой», реже – «красный».
Пытаясь объяснить название Гизель (или Кизилка), филологи обращались к более распространенному переводу слова КЫЗЫЛ как красный, забывая о его другом значении – ЗОЛОТОЙ. Надо просто обратиться к книгам, оставленным исследователями XVIII-XIX веков. У Леонтия фон Штедера в его «Дневнике путешествия, из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году» чётко сказано: «В 12 верстах к западу от Терека с гор течет Кезил (ЗОЛОТАЯ река). Он течет на протяжении 35 верст в основном к северу в низких каменистых берегах, через плодородные равнины, и впадает у горы Ахловской с левой стороны в Терек». В другом месте он также упоминает Дергипш (Даргавс) на правом высоком берегу реки реке Кезиля.
Это не могут быть случайные или непроверенные сведения, т.к. Штедер хорошо знал, о чём писал. Он не просто в 1779-1792 годы неоднократно участвовал в различных сражениях и экспедициях на Кавказе. Осматривая путь, ведущий через Кавказские горы, Штедер составлял топографическую карту для русских войск.

О наличии золота на Кавказе рассказывали самые разные авторы. Так, описывая Аланию в 11 веке, Шапух Багратуни свидетельствовал: «Это страна, полная всяческих благ, есть в ней много золота и великолепных одеяний…»
Георгий Агрикола, один из отцов минералогии, в 16 веке писал: «За воротами Кавказа, говорит Плиний, на горах Гордии, создающих долины, нецивилизованные народы разрабатывали золотые прииски». О золоте Колхиды всегда было широко известно.

Золото Осетии

Доказательством наличия золотых приисков являются и найденные в Осетии и Восточной Грузии «Колхидские подражания» на статер (золотую монету) Александра Македонского. Чеканились они в I веке до н. э. из местного сырья.

Золото Осетии

О том же говорит и фрагмент нузальской надписи гласящий: «Золотой и серебряной руды/песка/земли имею также много, как воды». Вновь слова золото и вода стоят рядом, но уже в часовне на берегу реки Ардон.

Арканджело Ламберти в «Описание Колхиды, называемое теперь Мингрелией» в 1654 году рассуждал: «С большой вероятностью полагают, что на Кавказе есть золото и серебро, но туземцы скрывают это, чтобы не возбудить зависти и нашествий Турок… Добывают золото ещё и в настоящее время близь города Арадана, в области, принадлежавшей прежде князю Артабегу. Здесь есть также сурьма». Вполне возможно, что речь шла всё о том же Ардоне, на одном из притоков которого Садоне помимо прочего известны были и соединения сурьмы. Арадоном называл его Платон Зубов в 1834 году в своих «Картинах Кавказского края». Да и Джимидонское полиметаллическое месторождение, включающее в себя и золото-сульфидные рудообразования, располагается как раз на площади Садоно-Унальского рудного поля.
Интересно также, что у Ламберти титул царя Колхиды звучит как Кезильпе (le Chesilpes). Кезильпе Дадьян – царь из династии Дадьян. Далее читаем: «Колхида прославляется в анналах за золотое руно. Сваны (их называли иберийцами) жили на Кавказе, большие и малые реки которого несли золотой песок. Так как жители собирали его на продырявленные дощечки и овечьи шкуры, расположенные по дну, то возникла легенда о золотом руне».
Вероятно, именно сквозь такие дощечки цедили воду из ручья и жители Ламардона. Где и как переплавлялось найденное золото сказать трудно, но вот торговали им, скорее всего, в низовьях реки, где проходили торговые пути. Гизель и в 20-м веке считалось зажиточным селом, но несколькими веками ранее где-то неподалеку находилось богатое поселение торговцев золотом.

Раньше реки принято было называть по именам городов расположенных недалеко от устья, т.е. пунктов, куда можно было попасть, передвигаясь вдоль берега или по воде. Так именовали и дороги. И сейчас, к примеру, все знают Казанский, Киевский, Курский, Ленинградский или Рижский вокзалы Москвы, названия которых подсказывают направления движения. Поэтому-то название реки Кезил говорит о том, что где-то недалеко от её впадения в Терек находилось село с таким именем. А само название – КЕЗИЛ (Кызыл) указывает на производство/торговлю золотом. Слово это тюркское, а значит и появилось оно здесь после того, как предки осетин были оттеснены в горы, т.е. позднее 14 века. Сами прииски сохранили осетинский топоним (Ламардон). Река также в низине носит тюркское название, а в верховьях осетинское (Гизельдон образуется от слияния рек Стырдона и Мидаграбина). Следовательно, осетины не пускали в ущелья пришедшее на равнины тюркоязычное население, а спускаясь в низины для торговли и обмена, приносили с собой золотой песок и самородки. Надо ли говорить, что желающих подняться к верховьям золотой реки Кезил, было немало. Нынешнее село Гизель получило своё название от реки Кезил, которая в свою очередь за несколько веков до этого получила имя от старинного тюркского села Кызыл, располагавшегося когда-то у её устья.

Поскольку месторождения золота не иссякли, но знания о них стерлись из памяти народа, надо полагать, случилась большая трагедия, повлекшая гибель сразу множества людей. Вероятнее всего причиной послужила страшная эпидемия. Согласно имеющимся данным, на Кавказе только в 18 веке были как минимум три эпидемии чумы: 1706, 1760 и 1790 гг. Ужасающий масштаб потерь можно представить по сохранившимся свидетельствам очевидцев. Так английский путешественник уже в 19 веке писал в дневнике: «С вершины холма мы спустились в долину и проехали мимо крупного Кабардинского села, которое было настолько полностью опустошено чумой 1806 года, что едва ли хоть кто-то из его обитателей остался в живых». Записки эти вышли в свет в 1826 году, т.е. даже спустя 20 лет на плодоносных равнинах продолжали стоять полностью обезлюдевшие села.
Санитарные потери русских войск в те годы также были огромны. Так за 10 дней марша от Эривани к Тифлису в 1804 году отряд генерала Цицианова потерял убитыми 3 человек, ранеными – 18, а заболевшими и умершими – в совокупности более 700!

Топоним Какадур также связан с металлургией. Слово раскладывается на Ка-Ка-дур и означает какие неопознанные Ка-Ка камни. Однако, наличие руды рядом с селом проясняет их природу. Филологи знают, что в основе слов, связанных с кузней и обработкой металла, лежит звукоподражание удару молота. Так слово коваль/кузнец происходит от глагола ковать и далее от праслав., от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. ковати, кѹѭ (др.-греч. τεκταίνειν), русск. ковать, кую, укр. кува́ти, кую́, болг. кови́ «кую», сербохорв. ко̀вати, ку̏jе̑м, словенск. kováti, kújem, чешск. kovat, kout, kuji, словацк. kоvаť, польск. kuć, kuję, в.-луж. kować, н.-луж. kowaś. Родственно лит. káuti, káuju, kóviau «бить, ковать», латышск. kaut, kauju, др.-в.-нем. houwan «рубить, наносить удары», лат. сūdō «бью, стучу, толку», ирл. сuаd «бить, бороться».

Золото Осетии

В основе осетинского cægdyn (цæгъдын) 'ковать', 'вытряхивать', 'играть на инструменте', 'бить в колокол', 'истреблять' также лежит понятие 'удара'. В удвоенном КЪА-КЪА названия Какадур/Хъахъадур слышатся и удары КАйла, отКАлывающего куски руды и удары молота о наковальню в кузнице. Такие же резкие громкие звуки, как осетинское къæрц 'удар', 'треск'. Къа-Къа камни – это куски руды, которые приходится постоянно "бить" в процессе их превращения в металл. Соответственно Хъахъадур – это рудное месторождение, о котором хорошо знали наши предки.
Общеизвестно, что тяжелую руду никогда без крайней необходимости не перевозили на далёкие расстояния. Для выплавки металла, помимо знания технологии, важны были два главных компонента: вода и дрова/уголь. Поэтому с высокой вероятностью можно предполагать, что остатки металлургических печей следует искать у опушки ближайшего леса (или того места, где он рос ещё пару веков назад). Исследованные топонимы говорят о том, что в недалеком будущем, к древним металлургическим мастерским, раскопанным в окрестностях сел Донифарс и Лезгор, должны присоединиться аналогичные, которые обнаружат вскоре здесь в Даргавской долине.

Источники:
1 Куртатинские прииски https://www.youtube.com/watch?v=FVufQtV2dJs
2 Золото. Осетинский след. Газета «Северная Осетия» от 16.06.2018.
3 Инандж Этибар Сафтар оглу. Слова цветообозначения "черный" и "красный" в славянских и тюркских языках.
4 Кульпина В. Г. Система цветообозначений русского языка.
5 Сундаков В.В. Русская школа русского языка.
6 Штедер Л. Л. Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году.
7 Арканджело Ламберти. Описание Колхиды, называемое теперь Мингрелией.
8 Зубов П. П. Картина Кавказского края. 1834.
9 Акинфиев И. Поездка в Осетию на Ардоне и в Сванетию. 1890.
10 Кузнецов В.А. Реком, Нузал и Царазонта. 1990.
11 Ермачков И. А., Королева Л. А., Свечникова Н. В., Ясмин Гут. Чума на Кавказе в период 1801–1815 гг.
12 Маркович М.М. Очерк о золоте. Кавказ.
13 В Дигорском ущелье продолжает раскопки археологическая экспедиция https://www.youtube.com/watch?v=Jjs5w_T5STw
14 Волкова А. Удалось найти крупные золотые жилы. (08.12.2019 https://www.kavkazr.com/a/zolotaya-likhoradka/30314185.html


Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее.

Читайте также: