Золото в каких растениях содержится

Опубликовано: 24.09.2022

Задают вопросы самые разные: - «По каким признакам определяют золото? Говорят, где растёт жимолость и зелёный мох, там есть золото.»

-«Какие основные признаки золота в горных реках? У нас много пирита и кварца.»

- «Хотелось бы спросить у опытного человека. Есть две речки и между ними ручей. Речки обработаны, а ручей не тронут. Протяженность ручья около 5 км. Расстояние до речек около 3 км. Имеет ли смысл искать золото в этом ручье? Или старательские артели произвели разведку и решили, что золота там нет? На геологической карте не указано, что есть там золото".

Постараюсь ответить на ваши вопросы и как найти золото

Часть вторая.

Глава из книги "Где искать золото. Практическое руководство". Как отличить золото от пирита, слюды, меди.

По каким признакам определяют золото? Говорят, где растёт жимолость и зелёный мох, там есть золото.

Никакой привязки к кустам жимолости или любым другим растениям золото не имеет. Гадание на кустах, мхе, колечком по карте, если бы всё так было просто, геология не существовала, а геологи превратились в ботаников и гадалок с бубнами. Признаки наличия золота только одно – золото. Все остальное байки, домыслы и шутки ради.

Золото под кустами смородины, жимолости :))) золото, которое можно с удовольствием съесть.

Какие основные признаки золота в горных реках? У нас много пирита и кварца.

Кварц и пирит - одни из самых распространенных минералов на земле, чаще всего, спутники золота, но не обязательные. Признак наличия золота один - золото. Проведите шлиховую разведку с помощью старательского лотка. Если на лотке будет хоть несколько крупинок золота, значит, где-то есть золото для старательской добычи, ищите. Приложив усилия и обладая знаниями как искать, вы обязательно найдёте золотой песок.

Признаки золота - кусты жимолости, куски кварца, пирит, особый мох?

Как найти золото в ручье, какие признаки. На геологической карте не указано, что в ручье есть золото, но соседние реки отработаны старателями. Можно найти золото в этом ручье?

Если на соседних реках добывали золото, то и по ручейку может найтись участок для старательской или туристической добычи золота. Всего скорей, золота на ручье не так много, содержание низкое, уклон большой или валунистость высокая, песков мало и т.д. Артели не выгодно гнать технику и получать разрешения на отработку, вот и остаются такие целики, для вольных старателей с мини оборудованием.

То, что на геологической карте не отмечено наличие золото на ручье, возможно, масштаб карты слишком высокий.

Старательский лоток, единственно оборудование вольного старателя для поиска россыпного золота.

Есть золото в ручье или нет? Безусловно, золото есть, другое дело, в каком количестве, количество и определяет, рентабельно отрабатывать артели участок большой техникой или нет. Чтобы определить содержание золота, у вольного старателя есть только один способ – шлиховое опробование. То есть, пройти по ручью со старательским лотком, взять пробы и проанализировать их. Проанализировав пробы, вы сможете достаточно точно определить содержание золота. Узнать гранулометрические характеристики металла и промывистость песков, что архи важно при подборе оборудования для последующей добычи.

Как провести разведку с помощью лотка, я расскажу в следующих публикациях.

Автор Рудольф Кавчик # рудольф кавчик
Конец 2 части. Продолжение следует.

Пишите. Задавайте вопросы, постараюсь ответить.
Ставьте лайк, если статья была вам полезной.

Деньги не растут на деревьях, а вот золото может. Международная группа ученых нашла способ вырастить и собрать золото из сельскохозяйственных культур. Технология поиска золота под названием фитодобыча использует растения для получения частиц драгоценного металла из почвы.

Некоторые растения обладают природной способностью поглощать через корневую систему и накапливать в листьях и побегах такие металлы, как никель, кадмий и цинк. В течение многих лет ученые искали пути использования таких растений, называемых сверхнакопителями, для удаления загрязняющих веществ из окружающей среды.

Но о сверхнакопителях золота неизвестно ничего, так как этот металл практически не растворяется в воде, а потому у растений нет природного способа поглотить его частицы через корни.

«В некоторых химических условиях растворимость золота можно повысить искусственно», - отмечает Крис Андерсон, специалист по экологической геохимии и фитодобыче золота из Университета Мэсси в Новой Зеландии.

Получение золота

Пятнадцать лет назад Крис Андерсон впервые продемонстрировал общественности, что горчичное растение способно всасывать золото из химически подготовленной почвы, содержащей частицы этого металла.

Технология работает примерно так: найдите быстрорастущее растение с большим объемом надземной лиственной массы, такое как горчица, подсолнечник или табак. Посадите культуру в почву, содержащую золото. Хорошим местом могут оказаться кучи отходов или отвалы, окружающие старые золотоносные шахты. Обычные способы не могут обеспечить 100-процентную добычу золота из минералов, а потому некоторые объемы металла попадают в отходы. Когда растение достигнет максимальной высоты, обработайте почву химическим веществом, которое растворяет золото. Растение поглощает содержащую золото воду из почвы, в процессе «дыхания» из крошечных пор на поверхности листьев вода выступает, а драгоценный металл накапливается в биомассе. Осталось собрать урожай.

Однако поместить золото в сельскохозяйственную культуру – это самая легкая часть работы. Получение его из растения оказывается гораздо более сложной задачей, объясняет Андерсон.

«В растительном материале золото ведет себя иначе», - рассказывает ученый. Если растение сжечь, то какой-то объем металла останется в пепле, а некоторая его часть вообще исчезнет. Обработка пепла также составляет серьезную задачу и требует использования больших объемов концентрированных кислот, которые опасно транспортировать.

Золото, которое можно найти в растениях, представляет собой наночастицы, а потому оно является большой ценностью для химической промышленности, использующей наночастицы золота в качестве катализатора для химических реакций.

Золотоносные растения: как добыть драгоценный металл из почвы

Золотой урожай

Фитодобыча золота никогда не заменит традиционные источники, говорит ученый. «Ценность этой технологии состоит в возможности возрождения загрязненных земель в районах золотодобычи», - добавляет Крис.

Химические вещества, использующиеся для растворения золота, заставляют растения впитывать и другие загрязнители из почвы, такие как ртуть, мышьяк и медь, а это распространенные элементы, присутствующие в отходах шахт и несущие опасность для людей и окружающей среды.

«Если нам удастся получить прибыль путем добычи золота из культур, восстанавливая в то же время почвы, то это окажется значительным достижением», - говорит Андерсон. В данное время он работает с исследователями из Индонезии над созданием экологически чистой технологии для малых фирм, использующих ручной труд при добыче золота, которая позволит снизить ртутное загрязнение в результате деятельности.

Однако некоторые ученые говорят, что экологические опасности, связанные с самим выращиванием золота, могут оказаться слишком серьезными. Ведь для растворения частиц золота в почве необходимо использовать цианид и тиоцинат – те же опасные химические вещества, использующиеся добывающими компаниями для получения золота из камней. Независимые агрономы уверены, что сам процесс может создать экологические проблемы.

Чудеса и тайны мира растений

В выпуске

Чудеса и тайны мира растений

Золото из полыни, алюминий - из плауна

Растения обладают неодинаковой способностью поглощать и накапливать в своих тканях различные химические элементы.

Несмотря на то что ионы калия и натрия имеют одинаковый заряд и незначительно отличаются по массе, растительные клетки охотно поглощают из раствора ионы калия и «равнодушны» к ионам натрия. Неудивительно, что в водоросли валонии натрия содержится в пять-шесть раз меньше, а калия в 44 раза больше, чем в морской воде.

Избирательное поглощение веществ приводит к тому, что некоторые растения становятся вместилищами ценных химических элементов. О присутствии металлов в растениях было известно с XVI века. На это указывает тот факт, что в начале XVIII века шведский химик У. Иерне, ссылаясь на труды своих предшественников, писал о наличии в растениях золота, свинца, меди, ртути и железа. Современные исследователи подтверждают это.

Так, например, зола плауна булавовидного содержит 52 процента оксида алюминия, поэтому она употребляется в качестве протравы при крашении.

В Западной и Южной Австралии обитает хибантус флорибундус, который, как выяснилось, поглощает в огромных количествах никель. В золе из листьев этого растения его содержится 23 процента, в то время как почвы, на которых оно растет, как правило, небогаты этим металлом.

Ярутка (Thlaspi alpestre) встречается на почвах, содержащих цинк и кадмий. Она способна без вреда для себя накапливать в листьях эти металлы в количествах, в сотни и тысячи разбольших, чем на почвах с нормальным содержанием цинка и кадмия, соответственно, 25 г и 170 мг на 1 кг сухого вещества.

Селен относится к числу редких, дефицитных элементов. Он используется в производстве нержавеющей стали, для вулканизации резины и т. д. В США, в местности, называемой Долиной Духов, его получают из растений. С этой целью там выращиваются травы, которые на почве, богатой селеном, накапливают его в своих тканях. Затем траву скашивают, высушивают и сжигают, а из золы извлекают ценный элемент. Этот металл накапливают в больших количествах некоторые астрагалы — растения из семейства бобовых.

Отмечена способность бобовых растений — астрагала (Astragalussp.), донника (Melilotussp.), клевера(Trifoliumsp.) — накапливать много молибдена, Минуартия (Minuartia verna) из семейства гвоздичных индицирует свинец и медь, а букашник (Jasione montana) из семейства колокольчиковых — мышьяк.

В местообитаниях, содержащих много свинца, произрастают злаки: овсяница овечья (Festuca ovina) и полевица тонкая (Agrostis tenuis); на цинковых почвах — особые виды фиалки (Viola calaminaria), ярутки (Thlaspicalaminare) и смолевки (Silenesp.).

Полынь холодная (Artemisia frigida) помогает найти вольфрам; гладиолус (Gladiolus sp.), качим (GypsophHa patrini), смолевка обыкновенная (Silene vulgaris) — медь.

На серпентиновых почвах (богатых Сг, Ni, Mg) встречаются папоротник костенец клиновидный (Asplenium cuneifolium), армерия приморская (Armeria maritime), бурачок Бертолона (Alyssum bertolonii), кипарис Сар-джента (Cupressus sargentii) и другие растения.

Германий — один из наиболее ценных материалов, используемых в современной электронной промышленности. Он идет на изготовление диодов, триодов, кристаллических детекторов и силовых выпрямителей. Его применяют в дозиметрических приборах и в аппаратах, измеряющих напряженность магнитного поля.

Минералы этого элемента встречаются очень редко. По этой причине его получают преимущественно из побочных продуктов переработки металлов. Существуют, однако, растения, которые при сжигании дают золу, богатую этим элементом.

Установлено, что в золе некоторых растений засушливых местностей содержится в 40—150 раз больше золота, чем в почве. Причем количество золота в полыни, произрастающей на месторождении, колеблется от 4,7 до 85 г/т золы, тогда как в полыни, собранной за его пределами, оно не превышает 4,0—5,0 г/т.

Кладоискатели используют способность представителей флоры обнаруживать драгоценные металлы. Имеются растения, указывающие на присутствие в почве золота, серебра, платины. В Малой Азии золото накапливают хвощ, зайцегуб, а в Австралии — жимолость. В шишках пихты (Abies alba) и сосны (Pinussilvestris), растущих на почвах с содержанием золота 0,00002%, его концентрация возрастает в пятьдесят раз.

Еще более страстной любительницей золота оказалась кукуруза (Zea mats), не зря прозванная королевой полей. Из тонны золы кукурузных отходов можно извлечь до 60 г золота. Не менее активным накопителем золота оказался и неприметный хвощ (Equisetumsp.).

Залежи серебряных руд в американском штате Монтана были открыты благодаря эриогонуму (Eriogonum ovalifolium).

В наш атомный век открыта способность растений указывать месторождения урана. У сосен и можжевельников, растущих над залежами урана, в надземных органах отмечается повышенная концентрация этого элемента. Если в золе листьев содержание урана составит 2 части на миллион, то данное месторождение можно считать пригодным для промышленной разработки.

Там, где уран встречается вместе с серой, полезными индикаторами могут быть накапливающие серу представители семейств крестоцветных (Brassicaceae) и лилейных (Liliaceae). У растений иван-чая (Chamaenerium angustifolium), растущих над урановыми месторождениями, розовые в норме лепестки становятся белыми. Под влиянием радиоактивного излучения белеют и зеленеют синие плоды голубики (Vacciniumaliginosum).

Нефть называют кровью промышленности, и человечество неустанно ищет все новые и новые ее месторождения. Среди множества органических веществ, входящих в состав нефти, имеются соединения, стимулирующие рост растений. Поэтому в нефтеносных местообитаниях некоторые растения выделяются необычайно буйным ростом. Это взморник, или зостера малая (Zostera noltii), достигающая в нефтеносных районах каспийских вод метровой длины, при обычном размере 10-40 см, или петросимония (Petrosimoniatriandra), буйно разрастающаяся на битуминозных почвах.

Издавна известна способность некоторых морских водорослей концентрировать йод. В тонне водорослей содержится несколько килограммов чистого йода. В 20-е годы в Японии добывали из них ежегодно около 100 тонн йода, а иногда — даже 250. В последующем этот промысел резко сократился из-за использования других способов его получения.

Имеющиеся минеральные ресурсы йода могут истощиться. Если не будут найдены новые методы добычи йода, то, вероятно, придется восстановить «старый» промысел — из водорослей.

Концентрация в фукусе (морская водоросль) титана в 10000 раз превышает количество его в морской воде. Ученые считают, что бактерии и микроскопические зеленые водоросли, населяющие моря и океаны, могут быть использованы для извлечения из морской воды золота, платины и других ценных металлов. Так, например, установлено, что по истечении некоторого времени водоросли могут превращать растворимое зо лото в металлическую форму. С помощью электронного микроскопа видно, что они как бы покрываются золотым панцирем, А ведь в морской воде миллионы тонн самых различных металлов.

Растение недели

Лопух

Он всегда рядом с человеком. Растет по сорным местам и углам дворов, а если не вблизи жилья, то у реки, родничков, по оврагам, пустырям, около дорог и полей и непременно на самых плодородных землях. Там, где растет лопух, можно смело огород заводить.

По числу имен лопуха-репейника мог бы позавидовать любой средневековый испанский гранд: лапуха, лапушник, лапельник, лопуга, репьяк, репец.

Лопух большой, или обыкновенный, - самый известный. В Азербайджане его именуют пытраг, в Армении — кратук, в Грузии орованди. Листья у него крупные (до 50 сантиметров), очередные, снизу войлочные, серовато-белые. Рост 60—150 (до 180) сантиметров. Цветет в средней полосе в июне и июле.

Цветки лилово-пурпурные или пурпурные, собраны в корзинки, расположенные в виде щитка. Нижние листья достигают поразительных размеров и многих из нас, застигнутых врасплох, спасали от дождя.

В первый год жизни растение развивает лишь прикорневые листья; отмирает на второй год после созревания метелок. Понятно, почему высоко оценен лопух как кормовое растение: в сухом веществе содержится протеина 18,4 процента, белка — 15,4, жира —1,5, клетчатки —22,3.

В период цветения листья содержат на 100 граммов сырой массы 17 миллиграмов аскорбиновой кислоты. Лопух обыкновенный способен дать с гектара до 15 тонн зеленой массы. Пчелы в Подмосковье собирают с лопухов до 100 килограммов с гектара темно-оливкового с сильным пряным запахом целебного меда.

В пищу идут молодые корни лопуха первого года жизни. Корни его весьма популярны в качестве продукта питания во Франции, Бельгии, США, Китае. Но особенно любят и широко используют в пищу в Японии, где лопух разводится в огородах, на промышленных плантациях. Сладковатые и сочные корнеплоды выкапывают осенью и едят свежими, пекут и жарят.

Кроме аскорбиновой кислоты, в листьях содержится эфирное масло, дубильные вещества и т. п. Лопух обладает противовоспалительным действием, ранозаживляющим, кровоочистительным, регулирует обмен веществ. Он находит применение при желудочно-кишечных заболеваниях, болезнях почек, печени и мочевого пузыря.

Лопух — хорошее средство от различных кожных болезней, при экземах, фурункулах, язвах. В отваре лопуха моют голову для улучшения роста волос, от перхоти.

Заготавливают корни дикорастущего лопуха осенью первого года жизни, до его цветения. Для лечения вымытые и порезанные вдоль корневища сушат и хранят герметически закрытыми.

Кроме лопуха обыкновенного, есть еще несколько видов лопуха: мелкий, паутинолистный. Лопух мелкий на самом деле не такой уж мелкий, как можно судить по названию,— его рост 60—120 сантиметров. Корни этого лопуха собирают травоведы и используют как наружное лекарство при лишаях.

У лопуха паутинолистного листья зубчатые, а стебель под головками густо-железисто-пушистый. Ростом не уступает своим собратьям по роду. По содержанию в листьях аскорбиновой кислоты этот вид богаче лопуха большого. Молодые корни этого вида лопуха употребляют в пищу.

Сам себе агроном

Растения-индикаторы дефицита или избытка химических элементов в почве

Растениям для нормального роста и развития необходимы разнообразные питательные элементы, причем вреден как недостаток, так и избыток их в почве. Некоторые питательные элементы могут находиться в почве в достаточном количестве, но в недоступной для растений форме. При недостатке элементов питания у растений нарушается нормальный обмен веществ, что сопровождается изменением их внешнего вида.

При недостаточном питании растения бывают низкорослыми, в некоторых случаях преждевременно цветут, плодоносят и стареют. У культурных растений симптомы дефицита элементов питания хорошо изучены. При появлении признаков недостаточности каких-либо элементов питания у растений-индикаторов необходимо провести подкормку недостающим элементом питания всех плодовых культур, растущих на участке.

Недостаток и избыток азота. Растение-индикатор недостатка азота — яблоня.

Незначительный дефицит азота в почве вызывает замедление роста, однако размеры листьев и плодов почти не отличаются от нормальных. Лучше развиваются корни, хуже — листья. Существенная нехватка азота прежде всего сказывается на уменьшении размера и изменении окраски листьев.

Из-за уменьшения содержания хлорофилла утрачивается интенсивная зеленая окраска, листья становятся светло-зелеными, оранжевыми, красными или пурпурными. Они начинают постепенно желтеть — от основания побега и до верхушки. В первую очередь преждевременно желтеют более старые листья.

Черешки листьев и их жилки приобретают красноватый оттенок. Угол наклона черешка к побегу становится острым, а листья мельчают. Побеги из-за накопления углеводов и антоцианов краснеют. Резко уменьшается число цветков и плодов. Плоды не достигают нормальных размеров, рано созревают и опадают.

У косточковых культур листья также постепенно желтеют. На них часто появляются красные и бурые некротические пятна, рост побегов ослабевает. Побеги коричнево-красные, короткие, тонкие, жесткие, веретеновидные. Плоды мелкие, ярко-окрашенные, вяжущего вкуса. У ягодных культур листья также желтеют, уменьшаются в размерах.

У земляники уменьшается количество усов, черешки листьев становятся хрупкими, ягоды мельчают. При избыточном азотном питании листья крупные, темно-зеленые, плоды слабо окрашены, рано опадают, плохо хранятся. Рост вегетативных органов усиливается, что приводит к снижению зимостойкости и устойчивости к паразитарным заболеваниям.

Недостаток и избыток фосфора. Растение-индикатор недостатка фосфора — персик.

При недостатке фосфора для растений характерно нарушение репродуктивных процессов, выражающееся в задержке цветения и отсутствии роста. Листья и стебли приобретают бронзово-фиолетовую окраску. У семечковых культур задерживается рост корней и побегов. Побеги короткие, тонкие, рост заканчивается рано. На концах побегов листья узкие, удлиненные. Угол отхождения листьев уменьшается.

Старые нижние листья голубовато-зеленого тусклого цвета, иногда с бронзовым оттенком. В результате появления желто-зеленых и темно-зеленых участков листья становятся пятнистыми. Цветки редкие. Плоды сильно опадают. У косточковых культур недостаток фосфора проявляется резче. Молодые листья вначале темно-зеленые. У них багровеют жилки, сначала снизу, затем сверху, особенно по краям и на черешках. Края листьев закручиваются книзу, у персика появляется крапчатая окраска.

Молодые деревья персика могут погибнуть уже в год посадки. Плоды косточковых культур зеленоватого оттенка, с кислой мякотью. У ягодных культур также уменьшается прирост, листья мельчают, становятся красновато-фиолетовыми. Засыхающие листья имеют темный, почти черный цвет. Весной задерживается распускание почек, осенью отмечается ранний листопад.

Недостаток калия. Растения-индикаторы недостатка калия — слива, персик и малина.

Растениям, страдающим от нехватки калия, присуще нарушение водного баланса, приводящее к засыханию верхушек и изгибанию краев листьев. Наиболее характерным признаком калийной недостаточности у семечковых культур является образование по краям листовой пластинки нижних листьев ободка засыхающей ткани: у яблони — серого, бурого или коричневого, у груши — черного цвета.

При сильном калийном голодании «ожог» распространяется на всю листовую пластинку, и лист засыхает. Окраска листьев по краям изменяется от голубовато-зеленой до желтой, а потом становится серой, бурой или коричневой, в зависимости от сорта и условий погоды. Часто деревья растут нормально весной, а признаки голодания появляются летом. Яблоки созревают неравномерно, имеют бледную окраску. Осенний листопад задерживается.

У косточковых культур листья сначала темно-зеленые, затем по краям желтеют, а при отмирании становятся темно-коричневыми и бурыми. У персика наблюдается морщинистость или закручивание листьев. На них появляются ярко-желтые участки отмершей ткани, окруженные красно-бурой каймой. Со временем такие листья становятся дырчастыми.

У малины листья морщинистые и слегка закручены внутрь; общий цвет листвы кажется серым из-за сероватого оттенка нижней стороны листьев. Иногда появляются листья с рваными краями. У земляники по краям листьев отмечается красная кайма, которая потом буреет, а при избытке калия и одновременном недостатке магния у нее образуется серая гниль плодов.

Продолжение этой статьи читайте в следующем выпуске рассылки.

В небольших концентрациях золото содержится в растениях и организмах животных. Впервые «растительное» золото было обнаружено в золе растений французским химиком Клодом Луи Бертолле [103]. В растения золото попадает вместе с солями, растворенными в почвенных грунтовых водах.

В дальнейшем было установлено, что способность накапливать в себе золото у различных растений далеко не одинакова. Из тонны еловой древесины можно извлечь 1,27 мг золота, а из тонны осины — 2 мг, из тонны березы — всего 0,6 мг. А обычный болотный хвощ, растущий на почвах с содержанием золота около 0.1 мг/т, может накопить столько этого металла, что в тонне золы окажется до 6 г золота [103].

Считается, что в организм животных золото попадает с растительной пищей. Однако в некоторых случаях золото обнаруживается в шерсти животных, при этом в воде и почве этой местности металл не обнаруживается. Вопрос, откуда золото появилось в шерсти животных, пока неясен. В 2001 году ОРТ сообщило об экспериментах Натальи Куимовой из Благовещенска о растворении золота бактериями и грибами. Ф.Б. Бакшт сообщает о том, что пчелы накапливают золото в своем меду [Бакшт Ф.Б. устное сообщение]. Таким образом, можно констатировать, что биота накапливает золото.

Принципиально возможны два пути накопления золота в растениях, грибах и животных. Первый — извлечения из почвы и воды, второй — ядерные превращения элементов (сверххолодный ядерный синтез). Второй способ накопления в силу слабой разработанности здесь не рассматривается.

Что касается извлечения золота из воды и почв, то здесь есть определенная перспектива. Содержание тонкодисперсного золота в почвах и грунтовых водах сильно варьирует, а это значит, что можно найти такие места, где золота в грунтах и в грунтовых водах достаточно для извлечения его растениями и накопления в растительных и животных организмах до промышленных содержаний. Например, томские почвы сильно заражены тонкодисперсным золотом, принесенным, как считают геологи, с Алтая. Еще более важным в этом процессе является содержание золота в грунтовых водах.

В томских водах Правобережной родниковой провинции, изученных Л.А. Хващевской в бассейне р. Тугояковки ([137]), содержание золота составляет 0,01 мКг/л (или 0,01 мг/т), что в пять раз превышает кларк в земной коре и в несколько раз выше, чем в морской воде.

Схема формирования биогенного промышленно значимого золота.

1. Родниковые воды обогащают почвы золотом за счет того, что корни растений также накапливают золото и, отмирая, увеличивают содержа ние металла в почвах.

0,01 мг/т в родниковой воде. 0,1 мг/т в почве.

2. Растения (травы, деревья, кустарники) «пьют» почвенную воду и накапливают в себе золото, увеличивая содержание металла в 20 раз:

0,1 мг/т в почве. 2 мг/т в растениях

3. Насекомые и другие животные, питающиеся растениями, накап ливают в себе золото:

2 мг/т в растениях. 20 мг/т в тле.

4. Тлей «доят» муравьи и также увеличивают содержание металла в муравьиной кислоте в 10 раз:

20 мг/т в тле. 200 мг/т в муравьиной кислоте.

Муравьи известные труженики, 200 дней в году они работают, не покладая ног и челюстей. В муравейнике живет до 1 млн. особей. Допустим, из них лишь половина трудится вовне, привнося в муравейник металл. Капелька муравьиной кислоты, ежедневно сбрасываемая одним муравьем, составляет 0,001 мл, а «капелька», которую сбрасывают 500 тысяч муравьев, составляет 0,5 л. За 200 дней эта величина составит 100 л. При содержании золота 0,2 мг/л из 100 литров муравьиной кислоты выкристаллизуется 20 г золота. А за 50 лет существования муравейника — 1 кг. Такова в схематическом виде гипотеза формирования биогенного золота.

Во времена «золотой лихорадки» XIX века и в более ранние времена у людей не было специализированной аппаратуры и они брали единственно видимые объекты, что и послужило причиной иссякания металла и окончания первой золотой лихорадки. На самом деле золота в земле осталось достаточно много.

Помоделируем ситуацию. Предположим, муравейник диаметром 4 м и высотой 1,5 м живет и развивается 50 лет. За это время от него отделяется какое-то количество самок, делаются царицами и создают новые муравейники. Но за это же время часть муравейников разоряется медведями и людьми. Будем считать, что этот процесс уравнен, иначе за многие тысячелетия муравейники либо заполонили бы всю землю, либо исчезли бы вовсе.

Тогда за 6000 лет условный муравейник мог 120 раз поменять местожительство и «окучить» соответственно 120 точек по 12 квадратных метров каждая. Полторы тысячи квадратных метров возле каждого муравейника — это достаточно большая территория. Однако наблюдения показывают, что муравьи предпочитают селиться на ранее освоенных участках.

«Окученная» территория чрезвычайно хорошо удобрена азотистыми удобрениями. Из каждого недавно отмершего муравейника непременно растет сосна, ель, береза или акация. Наблюдения показывают, что деревья тяготеют к южной части муравейника. Аналогично этому, новые муравейники вырастают на месте пня или чуть к югу от отмирающего или здорового дерева. Таким образом формируются меридионально вытянутые россыпи муравьиного золота. Каждая такая «окученная» полоска содержит определенный потенциальный запас самородного золота. Это дает уверенность, что при добыче «муравьиного» золота совсем необязательно разорять живые муравейники, гораздо продуктивнее разрабатывать «полоски» к северу от муравьиной кучи.

Возьмем приближенную к минимуму величину в 1 кг. Следовательно, возле каждого муравейника за 6 тысяч лет могло накопиться 120 кг металла. Можно уверенно предполагать, что часть муравьиных семей селятся на месте муравейников, стоявших здесь столетия и тысячелетия назад. Тогда «окученная» площадь и число «окученных» точек уменьшается, а потенциальные запасы в некоторых точках возрастают до 20— 200 кг.

Вернемся к Мариинской и Томской тайге. Если за один срок жизни муравейников (50 лет) здесь накопилось и было взято в 1828—1848 гг.

256 тонн золота, то за 6000 лет здесь могло накопиться 30 тысяч тонн металла. Если даже три четверти этого ресурса были добыты еще в старину, это значит, что у здешних правителей было достаточно металла для создания гигантских кладов. А кроме того, в земле остается еще семь тысяч тонн. При нынешней цене 400 руб. за 1 грамм, «цена» Мартайги и Томской тайги около трех тысяч триллионов рублей. А Салаир, Алтай, Урал, Енисейский кряж увеличивают прогноз минимум в 6 раз (5, табл. 2.4). Эти немалые деньги могли бы стать надежным стартовым капиталом для возрождения Сибири после грандиозного ограбления России либералами в конце XX века.

Возможности георадиолокационного зондирования при поисках, разведке и добыче «муравьиного» золота невозможно переоценить. Поиски перспективных площадей с целью обнаружения крупных скоплений самородков в гнездах можно осуществлять с воздуха, пешеходным марш-рутированием выявляются участки сгущений муравейников, Последние оперативно оцениваются на наличие металла.

На перспективных площадях ставится разведка. Площадь в один гектар может быть покрыта сетью разведочных профилей ГРЛЗ за два часа (профили через 2 м). Затем выбранные участки, размерами в «гнездо» оцениваются сканером с выявлением золотин размером 2 мм.

Добычу металла в виде самородков можно осуществлять, если совместить георадар ОКО 1М (АБ 700) с лопатой. Добычу песка и небольших самородков из гнезд можно осуществлять опробованным ямным способом с перевозкой одного кубометра грунта к водоемам на автотранспорте.

Установлено, что в золе некоторых растений засушливых местностей содержится в 40—150 раз больше золота, чем в почве. Причем количество золота в полыни, произрастающей на месторождении, колеблется от 4,7 до 85 г/т золы, тогда как в полыни, собранной за его пределами, оно не превышает 4,0—5,0 г/т.

Кладоискатели используют способность представителей флоры обнаруживать драгоценные металлы. Имеются растения, указывающие на присутствие в почве золота, серебра, платины. В Малой Азии золото накапливают хвощ, зайцегуб, а в Австралии — жимолость. В шишках пихты (Abies alba) и сосны (Pinussilvestris), растущих на почвах с содержанием золота 0,00002%, его концентрация возрастает в пятьдесят раз.

Еще более страстной любительницей золота оказалась кукуруза (Zea mats), не зря прозванная королевой полей. Из тонны золы кукурузных отходов можно извлечь до 60 г золота. Не менее активным накопителем золота оказался и неприметный хвощ (Equisetumsp.).

http://www.dw-world.de/dw/article/0,2144,1087799,00.html
Группа исследователей взялась за разработку новой, весьма необычной технологии золотодобычи. Главная роль в этой технологии отведена.. .кукурузе.. .

Открытие богатых месторождений золота в Калифорнии в 1848-м году породило первую так называемую «золотую лихорадку» : в надежде на удачу на юг страны потянулись тысячи искателей приключений. Но даже те, кому посчастливилось наткнуться на богатую золотоносную жилу, могли снять с неё только «пенки» : инструментарий старателей был скуден, ограничиваясь киркой, лопатой и ситом, мыть золото приходилось вручную. Понятно, что такая технология по природе своей крайне неэффективна и сопряжена с большими потерями. Сегодняшние методы, применяемые в золотодобывающей промышленности, идёт ли речь о разработке россыпей или так называемых коренных месторождений, базируются на использовании мощной техники и высокоэффективного оборудования. И всё же нет предела совершенству: группа исследователей – представителей разных специальностей и разных стран – взялась за разработку новой, весьма необычной технологии золотодобычи. Главная роль в этой технологии отведена.. .кукурузе. Крис Андерсон (Chris Anderson), научный сотрудник одного из ведущих вузов Новой Зеландии – университета Мэсси (Massey University), – формулирует эту идею так:

Мы используем растения в качестве насосов. С их помощью мы откачиваем золото из грунта.

Извлекать драгметалл из-под земли на свет божий предстоит не экскаваторам, бульдозерам и прочей добычной технике, а растениям. Впрочем, идея как бы напрашивается сама собой:

Растению для выживания необходима влага, которую оно добывает из почвы. Вместе с влагой оно впитывает и накапливает азот, фосфор, цинк, медь и все прочие элементы, растворённые в грунтовых водах. Если нам теперь удастся растворить и золото, у растения просто не будет другого выхода, кроме как извлекать из почвы заодно и его.

О том, что многие растения обладают способностью накапливать в листьях и стеблях металлы – например, никель, – известно давно. В частности, на золоте «специализируются» хвощи и кукуруза. Именно на последней исследователи и остановили свой выбор. Что касается субстанций, способных переводить золото в раствор, то и они известны с давних времён: это цианиды щелочых металлов.
http://www.dw-world.de/dw/article/0,2144,1087799,00.html

Ученые Амурского комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного отделения РАН выяснили, какие растения "коллекционируют" золото, а какие предпочитают серебро или платину. Самый активный собиратель благородных металлов - клевер ползучий. От него немного отстают лапчатка гусиная и одуванчик обыкновенный. А вот полевой хвощ и жабрей к богатствам равнодушны.

При этом растения, как истинные коллекционеры, не собирают все подряд, а специализируются на конкретных веществах. Например, золото хорошо поглощают клевер и лапчатка, а осмий - скерда. Эти любопытные факты имеют практическое значение. Зная способность растений накапливать те или иные вещества, можно применять их как биоиндикаторы для оценки техногенного загрязнения окружающей среды и при поисках месторождений благородных металлов.

Экспериментальные исследования ученые проводили в пределах Соловьевского золото-платиноносного рудно-рассыпного узла. Проанализировав полученные данные, ученые выяснили, что растения избирательно накапливают металлы. Хуже всего поглощается растениями токсичное для них серебро. Клевер и лапчатка хорошо аккумулируют золото, скерда - осмий. Рутений энергично накапливается в зверобое, клевере и одуванчике. Эти растения можно использовать как биоиндикаторы благородных металлов.

Читайте также: