Есть ли золото в калининградской области

Опубликовано: 14.05.2022

Полезные ископаемые региона

Из истории геологических исследований

И зучение геологии Восточной Пруссии проводили научные сотрудники геологического института Кёнигсбергского университета и Физико-экономического общества, в котором существовала секция истории Земли. В университете проводились различные исследования в том числе и части дочертвертичных отложений, в основном палеогеновых. Основой этому служило крупнейшее в мире собрание коллекций янтаря. В его составе были крупные коллекции Кёнигсберга. Кроме коллекций янтаря в университете имелись коллекции валунов с ископаемыми остатками фауны и флоры, а также коллекции минералов и горных пород.


Кроме того, геологические исследования на данной территории проводились Прусским геологическим управлением, деятельность которого планировалась и координировалась в Берлине. Управлением проводились поиски месторождений торфа и бурого угля, а в 1933-1936 годах - геологическая съёмка всей Восточной Пруссии с целью составления обзорной геологической карты.

Гидрогеологические работы в довоенном периоде проводились в основном, только в связи с конкретными практическими задачами. Развитие промышленности и рост городов приводили к загрязнению поверхностных, а на отдельных участках и грунтовых вод. Так, наиболее крупная река Мемель (Неман) и её левый приток Гильге (Матросовка) были загрязнены сточными водами целлюлозно-бумажных фабрик в Тильзите (Советск) и Рагните (Неман).

Поэтому решение вопросов водоснабжения за счёт подземных вод было связано с гидрогеологическими и инженерно-геологическими изысканиями, использованием вод для бальнеологических целей и мелиорацией земель. Разведочные и эксплуатационные скважины на воду бурились в основной фирмой Э. Биске. Мощная по тем временам её буровая база была в состоянии производить бурение многочисленных скважин, поэтому как в городах, так и в сельских местностях водоснабжение осуществлялось, в основном, за счёт подземных вод из буровых скважин.

В этот период для скважин была характерна небольшая глубина, так как уже в начале XX века было установлено, что зона пресных вод в области имеет незначительную глубину (не более 150 м.).

Геофизические исследования на территории бывшей Восточной Пруссии связаны, в основном, с деятельностью Кёнигсбергской геофизической станции, которая была основана в 1911 году для изучения северо-западной окраины Восточно-Европейской платформы. Она должна была регестрировать волны землетрясений. В 1923 году делается попытка связать сейсмические явления с тектоникой региона, принимая во внимание структуры пород, а также последовательность их залегания.

Ещё в довоенное время изучалась возмножность открытия нефти в Померании и Восточной Пруссии. Перед началом войны были выполнены региональные гравиметрические и магнитометрические работы. В 1937-1939 годах для поисков положительных структур на некоторых площадях были выполнены сейсморазведочные работы.

В советский период изучением геологического строения Калининградской области, а также проведением на её территории поисковых и разведочных работ занимались экспедиции и партии, входившие в состав различных министреств и ведомств, но, в основном, это было Северо-Западное государственное геологическое предприятие. С 1966 года поисковые и разведочные работы на нефть осуществляет Калининградская нефтеразведочная эеспедиция, база которой расположена в пос. Большое Исаково Гурьевского района. В настоящее время эта база входит в состав "Лукойл-Калининградморнефть". В 1962 году вблизи города Гусева в скважине № 2 из отложений ордовика был получен первый в прибалтике приток нефти, а в 1968 году было открыто первое промышленное месторождение нефти (Красноборское).

Говорить о том, что в нашей области дела с геологической изученностью обстоит благоволучно, вряд ли возможно. До сих пор по территории области не имеется кондиционных стреднемасштабных геологических карт. К сожалению, на данный момент, по состоянию геологического картирования наша область выглядит "белым пятном" в центре Европы.


Полезные ископаемые Калининградской области

М ногие жители нашей области считают, что она бедна полезными ископаемыми. И гуляет расхожее мнение, что только янтарь, соль да нефть - вот и все её подземные богатства. Но это далеко не так. Хотя и это уже не мало. Слабая геологическая изученность глубоких горизонтов долгое время не позволяла установить другие виды полезных ископаемых. Но постепенно проникая вглубь, геологи всё чаще делают новые открытия.

Итак, какие же полезные ископаемые хранят недра Калининградской области?


Н ефть имеет огромное значение для экономики Калининградской области. В настоящее время на происхождение нефти среди геологов существует две гипотезы.

1. Гипотеза об органическом происхождении нефти. Согласно этой гипотезе, исходным веществом для образования нефти явились остатки животных и растительных организмов, рассеянных в осадочных горных породах.

2. Гипотеза, которая носит название - неорганическая, предполагает, что источником водорода и углерода служили глубинные горизонты земной коры. Среди геологов-нефтянников большей популярностью пользуется первая гипотеза.

К настоящему времени в регионе открыто 34 месторождения. В эксплуатации находится 27 месторождений, из которых одно на шельфе Балтийского моря. Примерно 1/4 скважин фонтанирует, осатльные переведены на насосную систему. В Литве, на границе с нашей областью выявлена силурийская залежь нефти Кудиркос-Науместис, западная часть которой возможно находится в нашей области.

В перспективе, необходимо сосредоточить поисковые работы в районе пересечения крупных разломов. В узлах пересечения этих разломов могут быть выявлены нефтяные месторождения. Можно предположить перспективными площади в районе г. Черняховска, севернее г. Правдинска, восточнее Куршского залива. Считается, что и сам город Калининград можно отнести к нефтеперспективной площади.

Кстати, требует разрешения и задача о возможности использования для местных нужд признанных непромышленными залежи нефти - Гусевское, Куликовское, Ягодное, с которых при правильном подходе можно получить до 30-40 тонн нефти.


П ромышленных месторождений газа в Калининградской области пока не установлено. Попутные поисковые работы на газ проводились на севере области. Уже довольнодавно появились сведения о газоносности четвертичных отложений Прибалтики. Так, на оз. Прангли в Эстонии и у пос. Нида на Куршской косе, на территории, относящейся к Литве, проводились работы для изучения возможности использования газа при эксплуатации маяков-мигалок. Проведённые работы показали, что дебит газа недостаточен для обеспечения бесперебойной работы маяков.

В пределах акватории Балтики, относящейся к экономической зоне Калининградской области так же отмечались случаи высачивания газа. Газовыделение происходит как из мелких ямок на дне моря (по-английски они называются покмарки, что означает оспины), так и из желообразных рытвин, совпадающих с направлением тектонических разломов. Газопроявление было зафиксировано также и на суше, в Озёрском районе.

Выявлено, что для формирования месторождений газа в нашем регионе достаточно благоприятны. В перспективе, необходимо установить соответствующие структуры, где бы могло происходить его скопление (ловушки).


В основании верхнепермских отложений в области почти повсеместно залегают сланцеватые углекисло-карбонатные образования. Аналогичные породы в Центральной и Западной Европе известны под названием "сланцы цехштейна" и используются в качестве топлива на тепловых электростанциях. Образование сланцев происходило в неглубоком застойном бассейне, богатом органикой и сероводородом от гниющих водорослей. Специальные поисковые или разведочные работы по изучению сланцев в области не проводилось.

Изучались они лишь попутно при проведении структурного бурения на нефть. Залегают сланцы на глубине от 550 м. на северо-востоке до 1300 м. на юго-западе. В связи с этим в данное время промышленного интереса они не представляют. Однако, эти сланцы часто содержат высокие концентрации цветных и редких металлов и тогда могут рассматриваться как руды этих металлов. В случае добычи этих руд, после извлечения из них металлосодержащих минералов, сланцы могут использоваться как энергетическое или химическое сырьё.


В сем хорошо известно, какую роль в жизни человека играют ископаемые угли. Это и тепло в доме, и электричество, и масса других необходимых вещей, изготовленных из продуктов углехимии.

Ископаемые угли, выявленные в нашей области, молодые, приуроченные к неогеновым и юрским отложениям и относятся к бурым. А неогеновые угли практически являются переходным видом от торфов к бурым углям. Выходы на поверхность неогеновых бурых углей на северном побережье Балтийского моря были известны с давних времён. В Калининградской области были разведаны месторождения бурого угля в пределах Самбийского полуострова и в районе г. Мамоново.

Из известных в области буроугольных проявлений неогена наиболее крупным и более изученным является Мамоновское. Уголь здесь оконтурен на площади 13 кв. метров. Выявлены так же месторождения в районе г. Приморска - Приморское проялвение, а также месторождения в Прислово и в Щукино. Но, проявления Щукино и Приморское относятся к мелким и вряд ли могут в настоящее время заслуживать внимания для более детального изучения. Дело в том, что Грачёвское месторождение, как и проявление Прислово не могут быть вовлечены в промышленное освоение, так как находятся в курортной зоне. неудачно расположено и Мамоновское углепредприятие. Основные его ресурсы сосредоточены вблизи городской черты г. Мамоново. Поэтому перспективы освоения неогеновых бурых углей в ближайшее время вряд ли станут реальностью.


Б ольшое внимание изучению месторождений рорфа уделяли немецкие геологи и до сих пор ещё в области разрабатываются торфяные месторождения, выявленные и разведанные ими.

Для образования торфа необходимы следующие условия: относительно высокое количество атмосферных осадков при незначительном испарении, пышная и разнообразная растительность и очень медленные отрицательные тектонические движения поверхности, способствующие процессам заболачивания. Все эти условия имеются во многих районах области.

Начало образования торфянников здесь относится к послеледниковому этапу истории геологического развития, и этот процесс продолжается в настоящее время. Наиболее значительными торфяными районами в области являются побережье Куршского и Калининградского заливов, долина реки Преголи, а так же междуречье рек Шешупе и Инструч, Инструч и Писса. Общая площадь торфяных залежей составляет около 100 тыс. гектаров.

Торф представляет собой полуразложившиеся растительные остатки, накапливающиеся в болотах со слабым доступом кислорода. В настоящее время в области эксплуатируется около 15 торфяных месторождений. Небольшое количество добываемого торфа используется в качестве топлива. Остальная часть вывозится за рубеж. Торф в сельском хозяйстве области используется недостаточно широко, хотя его с успехом можно применять в животноводстве в качестве подстилочного материала. Использованный для подстилки торф является прекрасным удобрением.

Разработки торфяных залежей ведутся в основном, в Нестеровском, Краснознаменском, Полесском, Славском, Черняховском и Гвардейском районах.


П ервые рудопроявления железа, цветных и редких металлов были установлены в области буквально в последние 15-20 лет на основании обобщения материалов и опробование керна скважин по ранее проведённым работам. Специальные же поисковые работы на металлы в области не проводились.

Все проявления осадочных железных руд залегают на достаточно большой глубине и характеризуются невысоким содержанием общего железа, что не позволяет в настоящее время рассматривать их как промышленно ценные. В то же время высокое содеражание в рудах карбонатов свидетельствует об их легкоплавкости (флюсовые руды) и, в некоторой степени, повышает их ценность.

В случае изменения конъюнктуры на железо в будущем оценка описанных рудопровявлений может измениться. В Германии эксплуатировалось месторождение железных руд со средним содержанием железа 18%. Большая глубина залегания также не всегда является основанием для отнесения рудопроявлений к непромышленным. Так, в той же Германии эксплуатировались аналогичные руды на глубинах до 1 200 м. (рудник Конрад).


В области установлено несколько рудопроявлений цветных и редких металлов. Кстати, в области имеются случаи отдельных находок золота. Его крупные зёрна и даже мелкие самородки (размером до 6 мм.) были найдены в тяжёлой фракции песчано-гравийного материала нескольких месторождений. С морскими отложениями связано открытие небольшой золотоносной россыпи на Самбийском полуострове. Высокое содержание золота также установлено полуколичественным спектральным анализом в отложениях приустьевой части реки Неман. Но промышленных золотоносных залежей в области нет. Зато имеются рудопроявления свинца, цинка, меди, небольшие проявления серебра и платины, а также рудных минералов - таких как: галенит, сфалерит, халькопирит, пирит и другие.


П редположение о наличии в пределах нашей области пластов каменной соли было сделано ещё в довоенный период, но плановое изучение галогенных отложений было начато лишь в 1953-1958 годах. Но конкретно на каменную соль поисковые работы стали проводится только в 1968 году. В результате этих работ в районе города Гусева были выявлены три наиболее перспективные площади развития каменной соли. Были выявлены запасы каменной соли в количесвте 1 598 млн. тонн. Гусевское месторождение - это небольшая часть крупного Калининградского солеродного бассейна, расположенного в юго-восточной части Балтийской синеклизы. Бассейн в контуре распространения соляной толщи находится, в основном, в пределах Калининградской области.

Максимальная мощность соли зафиксирована в Мамоновской впадине, где она достигает 214 метров. Прогнозные ресурсы каменной соли на площади почти 10 тыс. кв. км. оцениваются в 1 500 млрд. тонн.

Разведанное Гусевское месторождение до сих пор не эксплуатируется и вряд ли в ближайшие годы будет осваиваться. Причиной этого, вероятно, является боязнь администрации области и района за негативные экологические последствия, которые её представители видят в возможности загрязнения поверхности солёными рассолами в случае аварий на рассолопроводниках. Но такие ситуации могут возникать лишь при небрежных строительных работах. Но если же всё сделать так, как предусматривается проектной технологической схемой и не экономить на безопасности средства, то этих негативных последствий можно избежать. Но дело не только в этом. Для того, чтобы разрабатывать Гусевское месторождение методом подземного выщелачивания потребуется большое количество пресной воды. Сейчас таких запасов пресных вод в районе города Гусева пока не выявлено. Для выявления и разведки нового месторождения пресных вод необходимы определённые средства и время.

В связи с этим возможно было бы подготовить для промышленного освоения методом подземной разработки (шахтным способом) новый участок на севере области (Славский или Неманский районы), где каменная соль залегает на глубине 530-550 метров.

Вопрос об освоении месторождений каменной соли у нас в области решать необходимо. Спрос на соль будет большой. Она необходима и нам, а так же её можно было бы эспортировать в страны Балтии и Скандинавии, где в ней ощущается острая необходимость. Отработка каменной соли шахтным способом могла бы попутно решить ряд других проблем. В частности, решить вопрос о производстве в области вяжущих материалов, так как над и под пластом соли залегают известняки и ангидриты, пригодные для этих целей. А в отработанных полостях недр устроить галолечебницы и лечить больных астмой.

Подводный погост

- Здесь можно под водой кресты ставить, уже небольшой погост получится, - говорит Алексей Заливатский, глава администрации поселка Янтарный, где идет наиболее активный подводный промысел: в этом районе - основные залежи солнечного камня на планете. - В прошлом году только у берегов Янтарного погибли семеро. Сами ныряльщики понимают, что это опасно, но уверены: если трагедия и случится, то с кем-то другим. Это не хобби, а тяжелый труд: они погружаются на 12-14 метров в ледяную воду и вгрызаются в грунт, чтобы добыть янтарь, пашут на износ. Кстати, что-то я сильно разбогатевших на этом не вижу. Нормально живут те, кто технику предоставляет, а сами в воду не лезут.

Фото: Валерий Сомкин/РГ

Фото: Валерий Сомкин/РГ

Со стороны промысел выглядит вполне невинно: флотилия лодок, выстроившаяся невдалеке от береговой линии. Вот только нарушает идиллию мощный гул - это идет размыв грунта под водой. Для этой цели почти все двигатели переоборудованы под водометы, объясняет Алексей Заливатский. По его словам, в районе Янтарного в штиль выходит по двести лодок, и их число только растет. Кто эти люди? И местные, и приезжие, причем не только из Калининградской области. В декабре прошлого года здесь погиб 45-летний екатеринбуржец.

Как им можно помешать? Закон не запрещает желающим на лодке в дневное время выйти в море и погрузиться в него с аквалангом - ненаказуемо. И ловить янтарь (так же, как и собирать на берегу выброшенные морем кусочки). Как объяснили в пресс-службе регионального УМВД, запрещено только использовать технические средства для добычи. А пойди поймай на дне с этими помпами-водометами. На лодках всегда кто-то дежурит: смотрит, не приближаются ли правоохранители. Местная администрация перекрыла нелегальные проезды к морю, но дайверы-янтарщики на мощных джипах продолжают проникать на пляжи объездными путями.

- Я за решение этой проблемы цивилизованным путем: необходимо, чтобы дайверы проходили серьезное обучение, - считает глава Янтарного. - Почему бы не рассмотреть возможность выдачи им лицензии на подводную добычу, при этом будет целесообразно создание СРО для регулирования этой отрасли по примеру строительной. Не лишним будет ввести обязательное страхование жизни и здоровья ныряльщиков. И продумать возможность официальной продажи добытого камня янтарному комбинату либо на специальных аукционах.

Напарник не знал, что случилась беда

Почему так часто гибнут подводные старатели?

- Алчность и пренебрежение техникой безопасности, - не задумываясь отвечает Павел Кочанов, который занимается подготовкой дайверов в Калининграде.

Дайв-клубов в регионе несколько, почти все - в Янтарном, на Синявинском озере. Здесь собираются те, кто хочет научиться дайвингу и получить международный сертификат. И большинство добытчиков балтийского самоцвета тоже здесь обучались, в том числе погибшие.

- Во всем мире при подводных погружениях существует система партнерства. Твой партнер - это твой запасной дыхательный аппарат, - объясняет Павел. - Все современные аппараты имеют по два регулятора подачи воздуха: один - для себя, другой - запасной, на случай отказа техники у партнера. Под водой дайверы всегда держатся парами. Это самое важное. Если техника подведет, единственный путь к спасению - нестись к партнеру, дышать через его регулятор и подниматься вместе на поверхность. Дайверы-янтарщики пренебрегают системой партнерства. Как правило, один стоит в лодке и смотрит по сторонам, чтобы конкуренты или полиция не застали врасплох, а второй в одиночку размывает грунт на дне. Это глупый риск.

Кроме того, ловцы янтаря экономят на снаряжении, покупают бывшее в употреблении.

- Опасна и сама технология их работ, - говорит Павел, - помпами они размывают грунт на дне. Поднимается муть, видимость нулевая. Стенки шурфа могут внезапно обвалиться и засыпать дайвера. И тогда ему конец. Именно так недавно погиб молодой парень. Когда его тело подняли, выяснилось, что под толщей обвалившегося грунта, ожидая помощи, он еще долго боролся за жизнь, пока не израсходовал весь воздух. Но помощь не пришла: напарник наверху просто не знал, что случилась беда…

Родом из девяностых

История "люди гибнут за янтарь" - давняя, вся страна могла ознакомиться с ней по телесериалу Первого канала "Желтый глаз тигра" (снятого, кстати, по инициативе Калининградского янтарного комбината). Началась она в конце 80-х годов прошлого века, а до того солнечный камень особо не ценился. Как вспоминает житель поселка Мечниково под Балтийском Александр, в 60-70-х у многих местных в гаражах и сараях стояли мешки с янтарем, им даже печи топили - окаменевшая ископаемая смола отлично горит.

Все изменилось, когда в 90-х повысилась классификация и, соответственно, цена янтаря - с поделочного камня до полудрагоценного, а перекупщики открыли каналы его продажи в Польшу и Литву. Правда, поначалу копали в основном в земле, гибли под завалами.

- Говорят, что первыми в межсезонье ловить янтарь в море начали офицеры и мичманы, которых в начале девяностых вывели из польского Свиноустья в Донское, - рассказывает Юрий, житель поселка Донское, что в нескольких километрах от Янтарного. - Они тогда остались не у дел, а мужики-то крепкие, с авантюрной жилкой. Не было таких гидрокостюмов, как сейчас, они надевали войсковые прорезиненные костюмы химзащиты, а у кого были - морские спасательные, покупали большие сачки и заходили в море по пояс. Тоже, конечно, опасно: когда штормит, в полосе прибоя перевернет волна и барахтаешься вниз головой на небольшой глубине, не поймешь, где верх, где низ, захлебнуться можно на глазах у товарищей, если они сразу не подхватят. Да и почки у всех застужены были, радикулит-простатит, но кто про это думал.

От штрафов - на дно

"Черные" янтарные старатели не случайно ушли на дно морское. На суше борьба с ними пошла успешнее с того момента, как в декабре 2017 года наказание за самовольную добычу балтийского самоцвета ужесточилось: штрафы выросли в сто раз: с 3-5 тысяч рублей до 200-500 тысяч с физических лиц, стало возможным изымать технику. Сократилось число "лунных пейзажей" - огромных кратеров, которые оставляли после себя копатели.

- Повышение размеров штрафа привело к увеличению количества дайверов, которые осуществляют добычу янтаря в море без специальных средств, что фактически правонарушением не является, - отметил начальник областного УМВД Игорь Илларионов, отчитываясь в прошлом году перед депутатами областной Думы.

Наказать ловцов янтаря фактически можно лишь за выезд на пляж и стоянку автотранспорта в водоохранной зоне, это запрещает Водный кодекс. В прошлом году в ходе спецоперации полиции и ФСБ удалось задержать аквалангистов, незаконно промышлявших добычей "золота Балтики" со дна. Тогда их поймали с поличным - полицейские подошли на катерах береговой охраны. Изъяли лодки, оборудование, акваланги и более полутора килограммов "солнечного камня". С тех пор о подобных спецоперациях больше не сообщалось.

КОМПАНИЯ

  • О компании
  • Адреса магазинов
  • Сервис-Центр
  • Консультация специалиста
  • Написать письмо
  • Вакансии

УСЛУГИ

  • Купить в кредит
  • Б/У поисковая техника
  • Обмен поисковой техники
  • Условия доставки товара
  • Гарантийное обслуживание
  • Система скидок

РЕСУРСЫ И СЕРВИСЫ

  • Инструкции к металлоискателям
  • Игра "МДКЕШИНГ"
  • Газета "Вестник МДРегион"
  • Игра "Дневник Купца"
  • Наш YouTube
  • Наша группа "ВКонтакте"

В 1965 году Эгон и Юрген, два студента-медика Кильского университета, решили немного подзаработать - взялись ухаживать за больным стариком Карлом Гейнцем. Дед был с характером и не желал переселяться из своей квартиры в дом престарелых. Родных у Карла не было, заботиться о нем было некому, но деньжата у пенсионера водились - мог оплатить сиделок.

Студенты оказались ребятами душевными и уделяли старику много внимания. Через год, перед своей смертью, Гейнц решил осчастливить своих благодетелей.

- Не подумайте, что я выжил из ума, - горячо прошептал Карл. - Выслушайте меня внимательно. Если последуете моему совету, то станете очень богатыми людьми. Я знаю, где спрятано золото президента Крюгера.

Студенты переглянулись: уж не бредит ли старик? Что за президент, какое золото?

- Слушайте внимательно, - продолжил Карл. - И запоминайте.

В конце XIX века Карл Гейнц служил артиллерийским офицером в Кенигсберге. Когда в южной Африке началась англо-бурская война, Германия поступила по принципу "враг моего врага - мой друг" и поддержала противников Британии. Кайзер Вильгельм II даже хотел взять бурские республики под свой протекторат и направить туда войска. Но потом ограничился тем, что публично заявил: "Не позволю Англии сломить Трансвааль!"

В общем, до военного вмешательства Германии в заокеанский конфликт дело не дошло, но своих добровольцев, пушки, боеприпасы и винтовки немцы в южную Африку отправили. Среди немецких защитников Трансвааля был и Карл Гейнц.


- Буры сражались отлично, - вспоминал Карл. - Но силы были слишком неравны. Республика Трансвааль имела всего 158 тысяч человек населения. Из них 46 тысяч взялись за оружие - практически все мужчины поголовно! Англичане бросили против них 229 тысяч солдат.

К 1902 году англичанам удалось захватить большую часть территории врага. Остатки разбитой армии буров отошли на северо-восток, к границе португальской колонии Мозамбик. Здесь же оказался весь золотой запас республики. Карлу довелось лично участвовать в попытке спасти достояние Трансвааля.

На железнодорожной станции творилось что-то невообразимое. Тысячи буров с семьями уходили через этот небольшой населённый пункт на север - в глушь, в джунгли. Там они надеялись спастись от англичан. Другие и вовсе решили покинуть оккупированную родину и двигались вдоль железной дороги в Мозамбик.

- Президент Крюгер к тому времени уже бежал к португальцам, - вспоминал старый артиллерист. - Какой-то порядок среди беженцев попытался навести генерал Пинар. Ранее он возглавлял Йоханесбург­ский отряд, но был смещен с должности за пагубное пристрастие к алкоголю. Тем не менее, авторитетом он пользовался огромным.


Пинар сколотил отряд, который встал заслоном на пути наступающих англичан и дал возможность остальным уйти за границу. Генерал был по обыкновению пьян, но бойцами руководил отменно.

О казне Трансвааля он вспомнил в самый последний момент, когда железная дорога была перерезана англичанами и уйти в Мозамбик можно было только по тропам.

Все казначейство Трансвааля помещалось в нескольких товарных вагонах. Карл, несколько немцев-добровольцев и с десяток буров приступили к разгрузке товарняков.

- В вагонах были целые стены из слитков золота, - продолжил повествование Гейнц. - На полу лежали внушительных размеров кожаные мешки, доверху набитые золотыми и серебряными монетами. Медных монет в Трансваале вообще не существовало. Страна имела богатейшие прииски.


Слитки и монеты из вагона перегрузили в фургоны, на которых двинулись к границе Мозамбика. У моста через небольшую речушку отряд услышал, что впереди гремят выстрелы - англичане!

- Мы выгрузили золото, - сообщил Карл, - и закопали его на берегу. Командир дал каждому из нас по доброй горсти золотых монет. Он сказал, что это жалованье за службу. Дальше мы пробирались пешком. Несколько раз сталкивались с англичанами, но нам удалось от них отбиться. Буры - стрелки отличные.

Из Мозамбика Карл вернулся на родину - в Кенигсберг. С собой он привез золотые монеты и план места, где зарыт клад. Из Кенигсберга Карл не выезжал до самого 1945 года. Когда в Восточную Пруссию вошли советские войска, Гейнц бежал на Запад.

- В подвале своего дома я зарыл золотые монеты и план, по которому можно найти золото, - вздохнул Карл. - Думал, что еще вернусь.

Мечты не сбылись. Карл осел в Киле, в Германии, но о кладе не забыл.

- Попытайте счастья, молодые люди, - старик сжал руку Юргена. - Я нарисую план по памяти. Вдруг вам повезет!


Вскоре Карл умер. Студенты скопили денег и отправились в Южно-Африканскую Республику. Свои намерения они не скрывали и рассказали о кладе местным властям и журналистам. Так что к указанному старым артиллеристом месту отправилась целая экспедиция. Тут-то и выяснилось: нарисованное на карте русло реки со временем сильно изменилось. Да и план был составлен неточно. Найти сокровища в многометровой толще ила оказалось труднее, чем отыскать иголку в стоге сена.

Все газеты ЮАР того времени пестрели броскими заголовками о поисках сокровищ. Постепенно шумиха стихла.

Уже в 1980-е годы история получила неожиданное продолжение. Белый южноафриканский врач оказал помощь негритянской семье, которая расплатилась с ним. золотыми монетами Крюгера! Говорить, где они взяли золото, негры категорически отказались.

Дальнейшее изучение вопроса позволило придти к выводу: золото Трансвааля было разделено на несколько частей. Одну из них увез президент Крюгер в Германию, другую зарыли на берегу реки, чтобы не досталась англичанам. Ну и немало золотых монет раздали простым бурам - солдатам и фермерам. Неудивительно, что монеты регулярно всплывают на свет божий.


Уже в девяностые годы, после открытия Калининградской области для иностранцев, в бывший Кениг­сберг приехали повзрослевшие Юрген и Эгон. Они долго расхаживали по Ленинскому проспекту и горячо о чем-то спорили, сверяя с местностью довоенный план города.

Где-то на месте одной из хрущевок Ленинского проспекта раньше находился дом Карла Гейнца. Возможно, в старом подвале до сих пор лежат золотые монеты с изображением президента Крюгера и план, указывающий точное место сокровищ Трансвааля.

Только вот Эгон и Юрген ничего не нашли. Значит, золото Крюгера до сих пор спрятано.


Прислала
Нелли Шестопалова


Самый западный регион России, оказавшийся во время Второй мировой меж двух огней, хранит не только виртуальную память о тех временах. На калининградской земле и под ней остались материальные свидетельства краха империи нацистов. Именно они, помимо традиционных сокровищ пруссов, становятся вожделенной добычей местных кладоискателей.

Источником вдохновения для калининградских поисковиков главным образом служат сокровища, ввезенные нацистами в Восточную Пруссию во время Второй мировой войны.

Тогда культурные ценности стекались в Кёнигсберг (Калининград) в промышленных масштабах. Поток шел из двух точек — из Ленинграда и его окрестностей (например, Янтарную комнату нацисты демонтировали из Царского Села) и Киева.

В Кёнигсберге все ценности тщательно изучались, маркировались, упаковывались. Некоторые предметы искусства нацисты вывозили в центральные районы Германии. Но судьба абсолютного большинства культурных ценностей — картин, скульптур, сервизов, нумизматических коллекций — до сих пор неизвестна.

Янтарная комната

Янтарную комнату безуспешно ищут уже три поколения калининградцев. О возможных местах хранения «солнечного кабинета» написаны десятки книг и перепроверена масса версий, но практически все эксперты склонны считать, что «восьмое чудо света» (так в Калининграде нескромно называют Янтарную комнату) стремительно отступающие нацисты не успели взять с собой. На сегодня в Калининграде интерес к объекту проявляет лишь исследовательский клуб «Кёнигсберг-13», члены которого приступили к вскрытию подземного входа под центром города.


Прислала
Нелли Шестопалова


Поисковики из клуба «Кёнигсберг-13» сверлят вход в подземелье. Фото: SmartNews


Под самым центром города, в районе гостиницы «Калининград», улицы Зарайской, на глубине более 10 м есть подземный ход со множеством ответвлений. Во время штурма Кёнигсберга основные входы в туннели были взорваны нацистами, а вспомогательные — замурованы уже нашими солдатами, что называется, до лучших времен. Слишком много пропадало под землей детей, заблудившихся в катакомбах. Это не бред сказочника Трифонова, это данные, которыми располагают компетентные органы. Сейчас пришло время раскрыть некоторые тайны.

О том, что это действительно не сказки, SmartNews рассказала пенсионерка Зоя Дмитриевна Горбачева. Она работала в музее «Блиндаж», где во время войны располагался командный пункт последнего коменданта Кёнигсберга Отто фон Ляша.


Странный случай, который до сих пор в моей памяти, произошел в 1947 году с парнем из нашей школы. Мне было лет 14, а ему около 16. Мы любили с подружками лазить по подземельям возле нынешнего музея «Блиндаж». Лестницы вели вниз метров на десять, а внутри этих коридоров было так чисто, будто немцы специально прибрались! Вылезать не хотелось — на поверхности же все в руинах было. Мы представляли, будто это наши будущие квартиры, где все прибрано… Так вот этот парень решил исследовать все коридорные рукава, у него фонарик был военный. Мы его подзуживали: мол, давай, будь смельчаком. Он скрылся в темноте, мы прождали его больше часа, а затем убежали. Наутро он не пришел в школу. Мы испугались, но до последнего не говорили ничего учителю. И только в конце уроков сказали. Что тут началось! Все забегали, нам досталось, что мы слишком поздно сказали.

По словам Горбачевой, юноша объявился только на следующий день. Он вылез на острове Канта, который со всех сторон окружает река Преголя. Парень рассказал, что бродил по катакомбам двое суток, фонарик давно погас. Он спал, потом двигался в кромешной темноте, потом опять спал. Если соединить точку, где начал путь юноша, с точкой, откуда он вылез, то получится, что подросток гулял под Королевским замком и, что более удивительно, под рекой, которая находится в низине. Сколько тайн может хранить такое подземелье, остается только гадать. Поиски сокровищ продолжаются.

В этом бункере я был в 1964 году, Все комнаты были в кафеле, как сейчас заходишь- слева располагались комнаты вспомогательные, а справа кабинеты, воды было по щиколотку, ее откачивали пожарные машины, но что интересно — как помню горел свет по немецкой проводке.

Клад бауэра

Известный в Калининграде краевед Авенир Овсянов, через руки которого прошла масса произведений искусства, считавшихся утраченными, вспоминает об одной осечке в своей карьере. Речь идет о кладе бауэра Гёрре.

В середине 70-х годов к калининградским властям обратился гражданин Польши, который во время войны был угнан на территорию Восточной Пруссии и прислуживал немецкому землевладельцу бауэру Гёрре. Его имение Мариенвальде находилось в местечке Гросс-Фридрихсдорф (ныне это поселок Гастеллово Славского района). Когда советские войска начали наступление, поляк видел, как челядь и родственники Гёрре закопали в саду девять (!) эмалированных ванн, наполненных ценной утварью.


Прислала
Нелли Шестопалова


Остатки кирхи Гросс-Фридрихсдорф. Фото: konkar/photo.qip.ru

Спустя 20 лет поляк созрел, чтобы показать схрон, однако ему не разрешили посетить Калининградскую область (в те годы это был регион, закрытый не только для иностранцев, но даже для рядовых жителей Советского Союза). В итоге польский пенсионер нарисовал схему, стоя на советско-польской границе. Что, по всей видимости, и сыграло отрицательную роль.


По схемам мы нашли только две ванны, набитых ценнейшими фарфоровыми сервизами. Также мы нашли антикварную саблю и раритетный мраморный бюст королевы Луизы. Еще семь емкостей, по всей видимости, так и лежат в земле.

Сокровища Геринга

На востоке Калининградской области есть свои спрятанные сокровища, которые приписывают второму лицу в фашистской Германии — Герману Герингу. Нацистский преступник Геринг слыл страстным охотником и в Роминтенской пуще (ныне это заповедный лес в Нестеровском районе Калининградской области) имел охотничий домик. По воспоминаниям смотрителя, осенью 1944 года из дома Геринга были вывезены четыре телеги с таинственными ящиками, а затем закопаны в лесу. Потом резиденция Геринга была взорвана, а смотритель куда-то исчез, похоронив и надежду найти сокровища.

Сейчас на месте охотничьей усадьбы Геринга сохранился только бетонный фундамент с полузасыпанным входом в подвал. Черные копатели особо не активничают в Роминтенской пуще, поскольку лес находится в пограничной зоне. Впрочем, многие находят удовольствие просто от прикосновения к истории.


Прислала
Нелли Шестопалова


Герман Геринг и британский посол сэр Невил Хендерсон. Переговоры о будущем Австрии 4 октября 1937 года около чайного домика на даче в Роминтене.

Золото прусской знати

Конечно, поиски ценностей не ограничиваются военным периодом. Подтверждение этому — недавняя находка наконечника копья викинга в центре Калининграда.

19 марта калининградские археологи продемонстрировали сенсационные находки, обнаруженных при обследовании погребений конца IV — начала VI века. Это украшения прусской знати и элементы конского убора из благородных металлов.


Прислала
Нелли Шестопалова


Фото: предоставлено Калининградским областным историко-художественным музеем


Уникальность данных предметов заключается в том, что на сегодняшний день они являются единственным материальным свидетельством наличия родовой знати на территории древних Самбии и Натангена. Особенно интересна связь археологических находок с эпохой легендарных прусских вождей Видевута и Брутена, которые принесли в эти земли новую религию и новые законы.

Богатство и разнообразие обнаруженного погребального инвентаря удивило даже опытных археологов: золотые и серебряные украшения и элементы конского убора, изготовленные с применением различных ювелирных техник (горячее золочение, чернь, зернь), с использованием полудрагоценных камней и пластин с прессованным декором, украшенных изображениями в так называемом германском зверином стиле.

Бюрократы и «черные копатели»

Специалисты всерьез опасаются, что «черные копатели» работают в Калининграде гораздо быстрее официальных поисковиков. Всему виной, по мнению экспертов, бюрократизм.


Сейчас работа идет очень изящно. Если раньше все заявки, в том числе из Германии, принимал мой отдел и мы проверяли версии, то сейчас эти заявки я вынужден отправлять вначале в Росохранкультуру. Там, не понимая ничего, отправляют бумагу в Министерство культуры Калининградской области. Оттуда перенаправляют в службу охраны памятников, моему директору, а он мне. И никому эту цепь не порвать с 2008 года. Если я посылаю листочек, то мне возвращается папка с резолюциями — разобраться, доложить. Если раньше я отрабатывал версию 3–4 дня, то сейчас проходит полтора месяца. Так мы ликвидируем безработицу в рядах чиновников. А в это время копатели с хорошими металлоискателями, георадарами, мотопомпами оперативно и методично исследуют землю.

В Центре по охране памятников Калининградской области не скрывают, что у рядовых калининградцев в квартирах хранятся культурные ценности, которые ищет мир. Например, в частной коллекции есть кресло из Екатерининского дворца, один калининградец хранит зеркало высотой более 2 м из Королевского замка.

Поэтому сейчас эксперты приглашают калининградцев, у которых есть культурные ценности, так или иначе попавшие к ним после войны, посетить Центр по охране памятников и полистать каталог «Утраченные ценности России». Можно даже это сделать анонимно. На сегодня издано уже 35 томов. Историки надеются, что если человек узнает свой предмет, то поступит по совести и передаст его в дар историческому музею.

Хватит морочить голову этими историями. Им место на страницах жёлтой прессы вместе с Лохнесским чудовищем. За 68 лет так никто и не спустился в эти подземелья? Лучше бы привели Озеро Верхнее в его первоначальный вид. Город надо в порядок приводить, восстанавливать исторические постройки, привлекать туристов…


Если бы я с самого начала знала, зачем отправляется экспедиция Атлантического отделения Института океанологии имени Ширшова, то обязательно взяла бы с собой саперную лопатку. Но мне сообщили только то, что геологи и экологи едут на край света, в самую глухомань Славского района. Там ходят непуганые лоси, на деревьях сидят непуганые ястребы, а на болотах и в лесах, говорят, никогда не ступала нога человека. Да еще и волков можно встретить, как в городе собак.

На базу в поселке Причалы мы ехали больше трех часов. В дальней дороге мне, наконец, рассказали о цели экспедиции.

- Будем искать мифическое золото, - обронил инженер-геолог лаборатории геоэкологии Института океанологии Сергей ИСАЧЕНКО.

- Золото?! - не поверила я. - Черное, что ли золото?

- Да нет, настоящее золото. Будем бурить, брать пробы, - ответил Сергей Михайлович вполне серьезно.

А я лопату не взяла.

В Причалах, куда вообще-то быстрее было бы добираться на вездеходе, у нас был сбор на базе. Ее охраняет с виду добродушный рыжий кобель по кличке Граф.

- Близко не подходите, - предупредили меня. - Он уже девять человек покусал. Все в больнице. Кусает за горло.

Десятой покусанной жертвой быть не хотелось, поэтому, несмотря на любовь к собакам, я воздержалась от прямого контакта с хвостатым охранником. Пока научный сотрудник института Виктор Пятаков объяснял коллегам, где будет идти работа, я узнала еще кое-что.

Оказывается, сорок лет назад в этих местах работала Гусевская геологоразведка. Исследования велись масштабные. Ученые установили, что именно здесь, практически на самой границе с Литвой, проходит золотая аномалия! Тогда открытие не стало толчком к промышленной добыче драгоценного металла, так как содержание золота в породе было не столь высоким, как на Колыме или на других приисках Советского Союза. А теперь, когда золото значительно выросло в цене, к старым геологическим архивам вновь возник интерес.

«Самородков не ждите»

Первая точка бурения (или по-научному станция) ждала нас в окрестностях поселка Ясное. С собой ученые предусмотрительно взяли тяжелый разборный бур из нержавейки, подробную карту местности и спутниковый навигатор.

От деревни Мысовка потянулись километры цивильного асфальта, затем снова «гребенка», тряска и дикая природа вокруг - кущи и пущи. На полпути нас остановил маленький полосатый бурундук. Он зачарованно смотрел на машину и не собирался уходить. Похоже, здешние дикие зверушки человека совершенно не боятся.

По GPS и карте Виктор Пятаков точно определил место сорокалетней давности, где гусевские геологи брали пробы и нашли в породе золотые следы. Это в поле, далеко от дороги, в древнем русле Немана. Рукой подать до Литвы.

На часах - 13.00. Лопаткой сняли дерн и началось бурение и отбор проб. Сначала бур легко вгрызается в желтый песчаный грунт, а затем Виктору Пятакову и Сергею Исаченко приходится потеть по очереди. Они стараются, как старатели, на солнце всех кусают остервенелые слепни. Бур гудит и уходит под землю почти на два метра. Пробы грунта аккуратно укладываются в мешочки.

- Сейчас доберемся до грунтовых вод, начнет шмякать, - говорит геолог. - Песок здесь особый, потом глина идет. Сразу предупреждаю - самородков не будет. В лучшем случае чешуйчатое или пластинчатое золото. Помню, когда работал на Колыме, моешь миску в речке после обеда, а к жирной посуде пристают золотые пластинки.

После глины опять пошел песок, но уже белый.

- Удлинимся, а то руки уже по земле скребутся, - смахивая пот с лица, сказал Виктор Пятаков.

Бур удлинили до трех метров, добавив еще одно металлическое «колено». Достали до рыхлого песка - плывуна.

- Я предлагаю, когда опять пойдет глина, остановить изыскания, - сказал Сергей Исаченко.

- Что, может ударить фонтан? - удивилась я.

- Может. Будет артезианская скважина, - улыбнулись мужчины.

Мы пробурили до органики, древних речных отложений Немана. Пошла вода, значит, достали до водоносного горизонта. Скважина начала заплывать, и дальнейшее бурение стало невозможно. Скважину аккуратно засыпали и закрыли снятым дерном. Только примятая по кругу трава напоминала о том, что здесь кто-то был.

Мистика и голубая глина

Следующая точка оказалась самой тяжелой. Работа началась с мистики - исчезла штанга от бура, это такая штука, которую вращают обеими руками. Обыскали всю машину - нет штанги, а возвращаться - значит делать крюк в полсотни километров.

Навигатор указал место в ромашковом поле, где растет полынь и разноцветные медоносы. Вместо штанги геологи приспособили металлическое колено от бура. В ожидании я собирала ромашки и гадала на них, отрывая белые лепестки: «Будет золото, не будет». Гадание шло быстро, зато работа у мужчин продвигалась с трудом. Наконец, мешочки с новыми пробами тоже погрузили в микроавтобус.

В третьем месте (где оно находится, не скажу, чтобы туда не набежали «черные» копатели) мы нашли голубую глину. Это значит, что здесь есть янтарь. Сначала шел тонкий прослой обычной глины. Затем - серовато-бурый песок. А потом, вы не поверите - голубая глина.

Самое нервное мгновение, когда мы поняли, что все пробы с таким трудом добытые на первых двух станциях, пропали.

- Точно, мистика! - изумился геолог. - Не может быть. Кто это мог сделать?!

И правда, кроме нас четверых, вокруг больше ни души. Не могли же забыть пробы на второй станции?!

Вновь поиски. На этот раз они оказались успешными. Мешочки лежали в дальнем углу микроавтобуса, куда их никто не складывал.

А ну ее в болото

Незаметно наступил вечер, и солнце спряталось за грозовые тучи. По прогнозу, через час должен был разразиться ливень, а нам надо было найти четвертую контрольную точку.

Увы, до последней станции предстояло еще почти два километра идти пешком по болоту. Изыскания в этом районе решили перенести. Однако даже пробы, взятые с трех станций, уже могут достаточно достоверно дать ответ на вопрос, есть ли в нашей области золотая аномалия.

Точку должны поставить во Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте имени Карпинского (ВСЕГЕИ) в Санкт-Петербурге. Это самый крупный и солидный НИИ в нашей стране такого профиля. Пробы грунта из Славского района уже отправили туда на исследование. Наши образцы также изучат специалисты Атлантического отделения Института океанологии имени Ширшова в Калининграде. Специальные приборы позволят ученым определить содержание золота в породе. Результаты станут известны в самое ближайшее время, и «Комсомолка» обязательно расскажет о них в одном из следующих номеров.

Чем еще богата наша земля

Калининградская область располагает небольшим набором природных ресурсов. Это нефть, торф, строительные материалы (песок, гравий, глина), сапропель, фосфориты, глауконит, янтарь, питьевая и минеральные воды, соль, бурый уголь, железные руды, цветные и редкие металлы, калийно-магниевые соли, ангидриды, цеолиты, карбонаты.

Перспективное сырье можно разрабатывать на рудопроявлении Добринское-1, где в пермских отложениях определено два процента свинца, процент цинка, 0,2 процента меди, от 15 до 30 граммов серебра на тонну, 750 милли-

граммов платины на тонну и 30 миллиграммов золота на тонну. В Славском, Неманском и Весновском рудопроявлениях содержится 0,2-1,15 процента цинка, 0,15 - 1 процент свинца, 0,25-0,3 процента ванадия, 0,07 процента кобальта, 0,04 процента молибдена, 0,1 процента кадмия.

Читайте также: