Есть ли в латвии золото

Опубликовано: 27.11.2022

В конце апреля общественность Латвии узнала, что впереди нашу страну ждет небывалое процветание — в связи с радужными перспективами добычи никеля и других металлов. Канадская фирма даже готова взять на себя труд разведать эти месторождения, скрытые многосотметровой толщей песков, глин и прочих осадочных пород в магматических породах Балтийского щита.

В том, что там может быть никель — нет никаких сомнений. Даже платина и золото. Только вот возникает вопрос — сначала эти месторождения надо найти, затратив уйму денег на разведочное бурение, а затем и добыть — пробив к месторождениям глубокие шахты. И это в то время, как в мире широко торгует никелем не только Россия, но и Финляндия, которая кроме никеля, меди, хрома и золота начинает добывать и уран. И бить глубокие шахты им не к чему — у них Балтийский щит прямо на поверхности.

С другой стороны, у нас удивительно безразлично относятся к нашим реальным природным богатствам.

И не надо искать помощи в их освоении за океаном. Я имею ввиду залежи торфа, коими богата Латвия. Вот где настоящий клад, который мы, к сожалению используем очень слабо. Но надо признать — тут дело не только в нашей доморощенной неторопливости — всемудрый Евросоюз тоже помог нам остаться без этого полезного ресурса.

По разным данным, Латвия располагает более 1,5 миллиарда тонн торфа. Если подсчитать количество торфа на душу населения, то выяснится, что мы в числе мировых лидеров.

Разумеется, в абсолютном значении торфа больше и в России, и в Канаде, и в Финляндии — но и населения там больше. Что немаловажно: торф — это ресурс возобновляемый. По мнению специалистов из Международного торфяного общества, на планете в год образуется около 3 млрд кубометров торфа, а это более чем в 100 раз превышает объемы его годовой добычи.

Торф образуется из отмирающих растений. Из останков мха-сфагнума образуется верховой торф, из осоки и зеленого мха — торф низовой. Верховой торф является отличным топливом, а вот низовой — замечательным удобрением. По счастью, в Латвии той и другой разновидности торфа примерно поровну.

Для жителей Латвии торф — привычный природный материал. Его использовали издавна и как топливо, и как теплоизоляцию, и как удобрение, а в период Первой республики стали продавать на экспорт как агротехническую добавку. Пиком развития латвийской торфопромышленности были 80-е годы ХХ века, когда добывалось более 3 млн. тонн в год агротехнического торфа и более миллиона тонн в год топливного торфа. Те, кому за 50, очень хорошо помнят коричневые брикеты, которыми топили печи и котельные.

Обратите внимание на эти цифры — добывалось примерно 4-5 млн. тонн торфа в год, а разведанные запасы торфа в Латвии — более 1500 млн. тонн, то есть уже разведанного торфа хватило бы на 300 лет. А ведь за это время обязательно бы появился новый торф.

Так в чем же дело? Ведь в свое время Андрис Шкеле высказывался за строительство тепловой электростанции на торфе, а известнейший латвийский специалист по торфу Ансис Шноре полагал, что Латвия может за счет энергетического торфа получить эквивалент Плявиньской гидроэлектростанции…

Причем торф не обязательно сжигать в топках электростанций. Финны являются мировыми лидерами по торфоэнергетике, в отдельных провинциях торф — лидирующее сырье для выработки электроэнергии и тепла. Но финны пошли дальше, и разработали технологии производства жидкого топлива. Новейшие разработки в области катализа вдохнули новые силы в известную технологию производства синтетического бензина по реакции Фишера—Тропша. Крупнейшая в мире компания по добыче торфа VAPO OY еще в 2008 году планировала построить для начала завод с выходом в 100 тысяч тонн дизельного топлива в год. Однако сейчас финны усердно разрабатывают другое сырье — отходы лесопереробатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, внедряя новые идеи и технологии, создав несколько рецептур жидкого топлива, в том числе такое специфическое как авиационный керосин.

Почему в Латвии не происходит ничего подобного? Причина проста: в 2009 году «еврозеленые» подняли вопрос о выбросах углекислого газа из торфяников. Когда торфяник осушают, начинают активно размножаться микроорганизмы, разлагающие органику, и в результате происходит залповое выделение углекислого газа. Не успели специалисты по торфу объяснить, что сейчас после добычи торфа идет рекультивация земель, на месте болот высаживаются леса, которые заберут углекислый газ из атмосферы, как «зеленые» нанесли еще один удар — приравняли торф к ископаемому топливу. Такому как уголь.

С одной стороны, Еврокомиссия призывает нас добиваться большей независимости от России в области энергетики, с другой — не дает воспользоваться нашими немногими ресурсами.

При этом она как бы не замечает гигантского выброса углекислоты в процессе вырубки амазонских и сибирских лесов, облаков угольной сажи от китайских тепловых электростанций. Европа не впадает в шок от того, что Германия с каждым годом закупает все больше угля в США для своих тепловых станций, для того, что бы могла развиваться «зеленая» солнечная и ветровая энергетика.

Но плетью обуха не перешибешь, решения, принятые в Брюсселе не отменишь. Приходится как-то выкручиваться. Тут стоит вспомнить, что торф — еще и ценное химическое сырье. В частности, из него можно выделить активные биологические вещества и так называемый торфяной воск. Это вещество используется для производства особо точных моделей при литье самого высокого качества и сложности, при производстве пластмасс, специальных смазочных материалов, выскококачественных политур, в том числе для автомобилей, полиролей для дерева, пропиток для дорогой бумаги и кожи. Его используют в медицинской промышленности и при изготовлении средств бытовой химии — например, шампуней, туши для ресниц, а также высококачественного гуталина для обуви.

Если обработать верховой торф серной кислотой, то образуется так называемый гидролизат. Эта жидкость является изумительной питательной средой для кормовых дрожжей, которые, в свою очередь являются прекрасной экологичной кормовой добавкой для скота и птицы.

Примечательно, что все эти вещества можно производить на сравнительно небольших предприятиях. Финский опыт показывает, что добыча и обработка торфа может быть занятием для небольших семейных предприятий, а его переработка — для фирм средней руки.

Если бы не было европейских ограничений по использованию торфа в качестве топлива, то Латвии было бы вполне по силам построить завод по производству синтез-бензина.

Была бы совсем не лишней целенаправленная программа по кредитованию малых и семейных предприятий, фирм-переработчиков торфа для того, что бы повысить эффективность использования этого ценного природного сырья. В конечном счете, в Латвии не так много природных ресурсов, которые буквально лежат на поверхности…

В мире с каждым годом растет цена на натуральные продукты. Торф и его производные — это как раз и есть те самые натуральные продукты, которые мы можем продавать. Нужно контактировать как с теми, у кого есть опыт работы с торфом (Финляндия, Белоруссия, Россия, Канада), так и с теми, кто не имеет залежей торфа, но заинтересован в натуральных продуктах — это и Япония и Корея, Китай и Испания.

Не нужно заноситься, но и прибедняться тоже не следует — у нас есть что предложить мировому рынку. Только вот поддержать надо тех, кто готов взяться за дело.

Канада обещает Риге несметные богатства, надо только глубже копать


Золото: Латвия сделала шаг к Магадану

Жажда «халявы» — великая сила! В Прибалтике она рождает довольно странные экономические концепции, с помощью которых местные власти хотят поднять уровень социально-экономического развития своих стран. В последнее время на этом поприще особенно преуспевает Латвия.

«Свободная пресса» уже писала об идее заменить российский уголь в портах Риги, Вентспилса и Лиепаи на некие более прибыльные грузы. А премьер-министр республики Кришьянис Кариньш вообще призывает отказаться от «транзитного мышления» и противопоставляет ему «интеллектуальную реиндустриализацию» (деньги на неё якобы даст Европа).

Послушаешь латвийских политиков — и становится понятно, что процветание не за горами. Но процветания много не бывает. Поэтому вдобавок к восстановлению промышленного потенциала страны Кариньш и компания будут заниматься еще одним прибыльным делом — добывать цветные металлы. По крайней мере, они на это надеются.

Началось все несколько лет назад, когда проживающий в Канаде латвийский геолог Андрей Бите задумался о перспективах георазведки на своей родине. «Однажды в библиотеке одной большой исследовательской фирмы я спросил об информации о Латвии. Нашлось только совместное исследование о латвийской почве финского и эстонского ученых, которое было передано латвийским профессором Биркисом. В связи с тем, что в Канаде, США и ЮАР я в основном занимался поиском никеля, платины, палладиума и золота, ознакомившись с исследованием, я решил, что эти ископаемые могут быть и в Латвии», — рассказывал Бите.

Видимо, его коллеги тоже заинтересовались изучением латвийских недр. В 2011 году Канаду посещали тогдашний президент прибалтийской республики Андрис Берзиньш и премьер-министр Валдис Домбровскис. Здесь им организовали встречу с представителями геологического предприятия Inventus Mining Corp., в том числе с Андреем Бите. Фирма убеждала первых лиц Латвии в необходимости как можно быстрее приступить к поиску залежей цветных металлов и даже указала, где именно нужно начать разведку — в южной части Курземе.

Но эти планы натолкнулись на преграду в виде латвийского законодательства. До недавнего времени государство просто не имело права исследовать и добывать ископаемые руды на частных земельных владениях. Канадцы побуждали Латвию устранить эти юридические помехи, а та почему-то не спешила. Вопрос был отложен в долгий ящик, несмотря на то, что исследование полезных ископаемых было внесено в Национальный план развития Латвии на 2014−2020 годы. Планы есть — практической деятельности нет.

«Если бы латвийские законы позволяли исследовать недра земли, мы могли бы отправиться туда уже завтра. В Латвии, как нам кажется, можно найти никель, платину, палладий и золото. Если бы все это обнаружилось, для латвийской экономики это стало бы огромным приобретением. Можно с уверенностью сказать, что Латвия в мгновение стала бы на порядок богаче», — говорил Андрей Бите.

Местные власти прислушались к нему только в 2020 году. Правительство Кариньша утвердило поправки к закону «О недрах земли», а в прошлом месяце за них проголосовал Сейм.

«Изменения в законе предоставляют правительству право устанавливать для участков, под которыми имеются залежи ценных ископаемых, статус недр государственного значения, на которых в пользу государства вводятся ограничения на права пользования. Одновременно предусматривая возмещение собственникам земли, если руды цветных металлов действительно будут найдены под их территорией», — пишет латвийское издание press.lv.

В общем, теперь ничего не мешает Латвии приступить к поиску и добыче драгоценных металлов. Но самой ей не справиться — у местных государственных и частных компаний нет опыта подобной работы. Вероятно, геологическую разведку будут проводить иностранцы.

Еще раз обратим внимание на высказывание Андрея Бите: «Если бы латвийские законы позволяли исследовать недра земли, мы могли бы отправиться туда уже завтра». Под словом «мы» наверняка подразумеваются канадские специалисты, которые уже не один год присматриваются к латвийским недрам. Вопрос лишь в том, насколько искренне они хотят найти в Прибалтике залежи золота, никеля и других металлов. Или же их интерес ограничивается исключительно освоением бюджетных средств? Это ведь тоже неплохой вариант.

Если правительство Латвии согласится выделить хорошие деньги на поиски месторождений, не требуя при этом гарантий результата, то Inventus Mining Corp. или другие компании в любом случае получат прибыль. А потом разведут руками: дескать, простите, ничего не вышло.

В пользу этой версии говорит тот факт, что при СССР в недрах Латвии ничего драгоценного не нашли. Хотя искали.

«В поздние советские годы в Латвии проходили три очень большие геологические экспедиции, которые проводили российские геологи. Одна искала алмазы, вторая нефть на шельфе, третья была посвящена изысканиям в целом. Было сделано несколько сотен скважин, до 1200 метров», — рассказывал экс-политик и журналист Эдвин Инкенс, который организовал встречу Берзиньша и Домбровскиса с представителями компании Inventus Mining Corp. Андрей Бите изучал результаты этого бурения и использовал их как аргумент в пользу того, что латвийские недра хранят большие богатства. В частности, запасы никеля.

Но, во-первых, остаётся загадкой, почему к такому же выводу не пришли непосредственные участники геологических экспедиций на территории Латвии. Во-вторых, даже само наличие каких-то полезных ископаемых не гарантирует Латвии быструю прибыль.

«Возможно, в каких-то кернах и были признаки никелевых руд, но глубина залегания щита потребует строительства шахт. Никель добывается открытым способом в Финляндии, где месторождения никеля — в скальных магматических породах балтийского щита. И Финляндия — крупный поставщик никеля на мировой рынок. Стоимость добычи латвийского никеля будет неконкурентоспособной», — полагает еще один латвийский геолог, писатель научно-популярного жанра Константин Ранкс.

Пока что поиски месторождений цветных металлов на территории Латвии кажутся очередной авантюрой местных властей. Это отнюдь не первая их попытка найти подарки природы. Ранее власти республики грезили о месторождениях сланцевого газа. Погрезили и перестали. «Если вы хотите знать, есть ли газ у нас в Латвии, я отвечу — да, есть. Много ли? Ну, на одну керосинку хватит», — иронизировал доктор геологических наук, профессор Латвийского университета Валдис Сеглиньш.

Нефть искали куда упорнее. И в море, и на суше. Иностранным фирмам даже выдавались лицензии на добычу нефти на морском шельфе у латвийского побережья. «Я склоняюсь к тому, что нефть все же будет найдена. Вопрос только в ее количестве. Основные месторождения находятся на территории Западной Польши и Калининградской области. В Литве нефть тоже есть, но с приближением к Латвии ее количество снижается», — говорил профессор факультета географии и геологии Латвийского университета Гиртс Стинкулис в 2013 году.

С тех пор месторождения нефти Ригу так и не обогатили. В последнее время об этих планах уже и вспоминать не принято. Но желание откопать что-нибудь ценное никуда не делось. На очереди — поиски золота, никеля, платины

На золотой «подушке» Латвии почивает Англия

Его озвучила независимый депутат Юлия Степаненко. Между тем о возвращении своего золота задумывается не только Латвия. В свете последних событий эта тема тревожит и других, мол, дома-то целей будет! Что и говорить – из-за «брексита» Великобритания выглядит уже не столь надежным сейфом. Лондон теряет статус финансовой столицы Европы. Недавно Польша вернула из Банка Англии около 100 тонн своего золота – резервы находились там со времен Второй мировой войны. Операция по доставке золотых слитков проводилась в условиях строжайшей секретности.

Информацию подтвердил глава Нацбанка Польши Адам Глапиньский. Объективности ради отметим: поляки вернули только часть золотого запаса. Отсюда вопрос: если Польша считает, что в связи с угрозой геополитических перемен она может быть лишена доступа к своим золотовалютным резервам, почему не вернуть все? Из объяснения А. Глапиньского следует, что существуют некие «текущие расчеты», которыми обуславливается необходимость дальнейшего сотрудничества с Банком Англии. Эксперты предполагают: речь может идти о том, что предприимчивые англичане пустили в оборот оставшуюся часть польского «злата». В таком случае возникает еще один вопрос: а намерен ли Лондон поделиться дивидендами с Варшавой? Но и на него четкого ответа пока нет.

Золотой запас Латвии

В общей сложности странам Евросоюза принадлежит самый большой «мешок» золота в мире. Богатейшей в этом смысле предстает Германия, национальный резерв которой по состоянию на март 2019 года равнялся 3369,7 тонны (первое место в мире занимают США – 8133,46 тонны). В ЕС за Германией с большим отрывом от других стран следуют Италия и Франция.

На золотой «подушке» Латвии почивает Англия

Золотой запас Латвии равен 7,7, из которых 1,1 тонны включена в резервы Европейского центрального банка. По данным Банка Латвии, в прошлом году стоимость этого золота составляла 239,19 млн евро. Золотой запас Литвы –5,8 тонны. Эстония припасла лишь 256 золотых кг, и все они покоятся в американских банках.

В последнее время золото активно скупают, выводят накопленные резервы из зарубежных финансовых учреждений. Так, Германия вернула большую часть своего золотого запаса – около 1710 тонн. Свои золотые слитки из США забрала Турция. Такой же золотой сюжет возвращения связывается с Голландией, эта страна опустошила банки США на 122,5 тонны драгоценного металла.

Примечательно, что у названных выше стран золотовалютные резервы есть и в Великобритании, но пока они примеру Польши не последовали. Такой же позиции придерживается Латвия: несмотря на то, что Brexit ослабит экономические связи между Великобританией и странами ЕС, Банк Латвии, похоже, не собирается прерывать сотрудничества. Одним словом, пока золотая «подушка» безопасности страны прибывает в Соединенном Королевстве.

Эксперты предполагают, что в ответ на запрос поляков о своем золоте Банк Англии (БА) вполне мог потянуть время. Примером – Федеральная резервная система США – когда Германия пожелала вернуть часть своего золотого запаса, процесс «из-за технических трудностей» растянулся на годы. В противовес Национальный банк Польши справился оперативно. Уж не потребовал ли Лондон за эту операцию нечто взамен, – рассуждают эксперты. Например, отказаться от оставшейся части польского золотого запаса, которая останется под управлением БА.

Политическое и эмоциональное значение

Золотой запас Латвийской Республики формировался в первые десятилетия латвийской государственности. Хоть сейчас он и составляет меньшую часть золотовалютных резервов страны, тем не менее у него, как отмечают в Банке Латвии, есть политическое, психологическое и эмоциональное значение. Основу латвийского золотого запаса после провозглашения независимости составили царские золотые рубли, переданные молодому латвийскому государству Советской Россией. Профессор ЛУ, историк Антнийс Зунда, в одном из интервью говорил, что после подписания Латвийско-российского мирного договора (1920) примерно 4 миллиона царских золотых рублей были переданы со стороны Советской России в качестве компенсации за ущерб, нанесенный в годы освободительной войны 1918-1920.

Позднее для обеспечения стабильности лата был проведен сбор средств среди населения. Пожертвованные на волне патриотизма золотые украшения переправляли в слитки. Львиная доля накопленных средств по соображениям безопасности была переправлена в Английский банк, а также в банки Соединенных Штатов, Франции и Швейцарии.

Со слов руководителя департамента коммуникаций Банка Латвии, на сегодня общая сумма валютных резервов БЛ – 3 миллиарда, золото из этой суммы составляет чуть более 3%.

Подсчеты консалтинговой компании Ernst&Young (Великобритания) свидетельствуют: в ближайшее время будут выведены активы на сумму около 1 триллиона долларов (примерно 10% от общего объема банковского сектора страны).

Бернард Шоу, 1928 год

Ценность любого актива в отдельный отрезок времени зависит от отношения общества к нему. В момент, когда возникают финансовые или геополитические риски, под их влияние могут попасть экономические элементы (курс валюты, стоимость акций, ценность сырья) отдельных стран, регионов или даже больших масштабов. В момент, когда инвесторы видят повышенный риск и существует неясность развития событий, их особое внимание приковывает золото как «мировая валюта», в результате происходит изменение структуры портфеля в пользу золотого тельца.

Национальный золотой резерв – неприкосновенный запас. Парадокс заключается в том, что вам могут отказать в его возращении на родину. Так произошло с Австралией. Интересно, что бы ответили Латвии на запрос о возвращении хранящегося в Англии драгметалла?

Каждый год Банк Латвии (БЛ) выпускает 5-7 коллекционных монет, которые интересуют в первую очередь нумизматов. Почти всегда это монеты из серебра. Монеты из золота — сравнительно редки: за последние 10 лет таких было выпущено лишь четыре.

В начале 2020 года в кассах БЛ оставались нераспроданными чуть более 100 монет из золота — это была «Подкова» (Pakavsakta) из серии «Золотые сакты», отчеканенная в 2017 году из драгметалла высшей — 999,9 — пробы. Вес монеты — 6 граммов, тираж — 4 тысячи.

В кассах БЛ «подкова» впервые появилась 31 августа 2017 года, по 270 евро. Если брать мелким оптом (не менее 10 штук) — цена снижалась до 255 евро за штуку. Стоимость содержащихся в «подкове» 6 грамм золота высшей пробы на тот момент составляла около 210 евро. Это вполне обычное ценообразование для золотых монет БЛ на момент их выпуска: на собственно драгоценный металл обычно приходится около двух третей от цены продажи, остальное — плата за чеканку, упаковку, работу художников, и наценка банка.

Однако металл впоследствии может стремительно подорожать — а цены в кассах Банка Латвии пересматриваются и меняются сравнительно редко, и порой не успевают реагировать на биржевые колебания. Так, в конце июля прошлого года, когда золото подорожало, стоимость содержащегося в монете металла приблизилась к оптовой цене монеты. Тогда центробанк первый и единственный раз повысил розничную цену «подковы» до 285 евро, а оптовую — до 270 евро. Однако золото и после этого продолжало расти, и уже в сентябре цена 6 граммов металла немного превысила оптовую цену 6-граммовой монеты в кассах БЛ.

Все больше инвесторов тревожились из-за ситуации в мировой экономике: сначала говорили о риске рецессии, а после начала глобальной волны массовых заболеваний Covid-19 к сугубо экономическим проблемам добавилось и рекордное монетарное стимулирование в США и Европе. В таких ситуациях многие инвесторы, опасающиеся кризиса, «печатания денег» и инфляции, на время «припарковывают» часть своих капиталов в «тихой гавани» — инвестиционных фондах, вкладывающих в золото. Возникающий повышенный мировой спрос на драгоценный металл приводит к росту цен.

Новый рубеж роста был достигнут 18 февраля 2020 года: теперь уже и розничная цена «подковы» — 285 евро — сравнялась со стоимостью содержащегося в ней золота. И металл на мировых биржах продолжал дорожать. Вскоре, 21 февраля, цена тройской унции достигла 1515 евро. То есть — 6 граммов металла высшей пробы, содержащиеся в «подкове», на тот момент стоили 292 евро — на 7 евро больше розничной цены монеты, и на 22 евро больше оптовой. В тот же день в кассах БЛ ее раскупили полностью. В нумизматических салонах «подкову» после этого начали предлагать за 320 евро.

В последние месяцы котировки драгметалла сильно колебались, то падая до 1350 евро (за тройскую унцию) в марте, то вырастая немного выше уровня 1600 в апреле. Ситуация на 13 мая — около 1570 евро за унцию. При этом некоторые латвийские золотые монеты, которые теперь можно купить лишь в нумизматических салонах или у частных лиц — стоят лишь немного дороже цены золота, из которого они сделаны. По сути, они на местном рынке обрели качества инвестиционного инструмента, — наподобие американских «золотых орлов» или южноафриканских «крюгеррандов».

Например, цена «подковы» в 320 евро у частных торговцев — лишь на 5% дороже текущей цены содержащегося в ней золота (303 евро). С аналогичной наценкой в нумизматических салонах можно купить и самую первую и самую маленькую из серии золотых сакт, выпущенную БЛ в 2016 году тиражом в 7000 штук, и весящую 3,1 грамма (1/10 унции), — ее цена 168 евро (при цене золота в 157 евро). Это дешево, если сравнивать с зарубежными инвестиционными монетами аналогичного веса (1/10 унции), которые продаются по 191-200 евро — то есть с наценкой более 20%.

«Наценка (сверх цены золота) у нас действительно небольшая, — говорит нумизмат и владелец Rīgas Numismātikas Salons Мадис Гербашевскис. — Дело в том, что интерес покупателей к коллекционным монетам снизился, и это не только в Латвии, во всем мире так. Нет больше ажиотажа. Последняя золота монета, которую чеканил Банк Латвии (Burbuļsakta, или пузырчатая сакта), была с очень небольшим тиражом — всего 1000 штук. Но и после того, как ее раскупили в кассах БЛ, она не стала супер-дефицитной, ее можно без проблем купить в нумизматических салонах.»

По словам Гербашевскиса, когда цена на золото растут, люди активней покупают монеты из драгметалла. Но все же активность не такая высокая, как в прежние времена: «Раньше, если золото росло в цене, все бежали покупать. Сейчас спокойней. И нет такого, что все хотят только купить. Многие, наоборот, хотят продать свои золотые монеты, раз уж цена заметно выросла».

Выпускаемые Банком Латвии коллекционные монеты не являются так называемыми «инвестиционными» (цены которых привязаны к цене золота, и постоянно пересматриваются), пояснил Lsm.lv пресс-секретарь БЛ Янис Силакалнс. В отдельных случаях Банк Латвии пересматривает цены с учетом колебаний золота, но все же это не делается каждый раз, когда на бирже меняется цена металла. «Монета была изготовлена в 2017 году, золото для нее было закуплено давно. В 2017 году средняя цена золота составляла 1115,16 евро за унцию, то есть 35,85 евро за грамм», — добавил Силакалнс.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter .

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке .

О том, что в недрах латвийской земли можно найти руды цветных металлов, первые разговоры после обретения независимости начались в 2011 году, когда тогдашние президент Латвии Андрис Берзиньш и премьер-министр Валдис Домбровскис посетили Канаду и встретились там с представителями геологического предприятия Inventus Mining Corp, в том числе с работающим в этой компании геологом и проживающим в Канаде нашим соотечественником Андреем Бите, пишет Latvijas Avīze.



Статьи по теме:

Он и другие представители фирмы побуждали наше руководство к изучению недр и поиску металлических руд. Канадцы считают, что исследования недр должны начаться с южной части Курземе, в окрестностях Вайнёде и Приекуле, ближе к границе с Литвой, на площади 9300 квадратных километров. Здесь геологический состав и возраст породы напоминают те, что встречаются в Швеции, Финляндии, на Кольском полуострове, где руды цветных металлов уже найдены и добываются.

Полученные еще в годы советской власти в Латвии образцы пород из 200 пробуренных скважин, по их мнению, позволяют надеяться, что руды цветных металлов в Латвии можно найти. В интервью Latvijas Avīze Андрей Бите тогда сказал, что если новые поиски будут успешными, Латвия стала бы богатой.

Землевладельцы как лишнее звено

Как бы то ни было, быстро разбогатеть Латвии не пришлось из-за бюрократических препон.

Выяснилось, что исследованию и добыче ископаемых руд препятствовали установленные законами Латвии права собственности – а именно, согласно Гражданскому закону, владельцу земли принадлежит не только верхний ее слой, но и ее глубокие слои до самой земной оси

Несмотря на то, что в прошедшие годы канадцы, неоднократно посещая Латвию, настаивали на исследованиях, в Министерстве охраны среды и регионального развития (VARAM) с поправками к закону не спешили, ссылаясь на недостаток опыта и навыков для подготовки таких поправок. Только в прошлом году готовившиеся министерством еще с 2015 года поправки к закону "О недрах земли" утвердило правительство. И только в этом году, 25 февраля, Сейм принял их в окончательном чтении.

Изменения в законе предоставляют правительству право устанавливать участки недр земли государственного значения, на которых в пользу государства вводятся ограничения на права пользования, одновременно предусматривая возмещение собственникам земли, если руды цветных металлов действительно будут найдены под их территорией и чтобы началась их добыча.

Поправки к закону предусматривают, что предприниматель, который уже занялся изучением недр без государственной поддержки и нарушений, сможет получить лицензию на добычу на участке недр государственного значения без конкурса.

Также поправки содержат правила добычи на участке недр государственного значения, в том числе требование о предоставлении финансового обеспечения в Государственную службу среды. Закон предусматривает обязанность осуществлять рекультивацию земли после завершения добычи полезных ископаемых.

Сколько причитается хозяину?

Собственник земли имеет право требовать от лица, добывающего ископаемые, возмещения убытков, возникших у него во время использования месторождений. О размере возмещения необходимо составить письменное соглашение.

Собственника земли, естественно, больше всего интересует, каким может быть размер вознаграждения. Планируемый размер возмещения, который разработчик недр платит собственнику земли, – 30 евро за гектар в год и от 0,15% до 2% от рыночной стоимости извлеченной руды.

О включении земельной собственности в участок земли государственного значения и о предусмотренных ограничениях прав собственности собственнику земли будет сообщено как только VARAM подготовит правила Кабинета министров относительно каждого конкретного участка.

Изменения предусматривают, что договор с собственником земли и его согласие не требуется, если недра используются в интересах общества и государства. По мнению авторов закона, таким образом будет ускорено исследование недр и поиск руд на территориях, где имеется большое количество владельцев земли.

Для ограничения продажи месторождений полезных ископаемых без лицензии коммерсантам, которые в настоящее время, прикрываясь разрешениями на рытье прудов, в огромных размерах извлекают и продают гравий, песок и другие полезные ископаемые, находящиеся на поверхности земли, в дальнейшем лицензия на пользование недрами земли будет необходима, если предусмотрено добыть более 10 000 кубометров ископаемых вместо прежних 20 000 кубических метров.

Исследование недр и добыча месторождений цветных металлов является одним из пунктов Латвийского национального плана развития.

Читайте также: