Есть ли в чили золото

Опубликовано: 24.09.2022

20 Сентября 2018

В 1539 году испанец Педро де Вальдивия начинает завоевание заатлантических территорий на Южноамериканском континенте. Как и все конкистадоры он был жесток с местным населением и одержим поиском золота. Во время очередной военной компании в чине первого губернатора Чили Вальдивия был жестоко казнен индейцами племени мапуче. Согласно легендам, ему было залито в рот расплавленное золото. В своей неудержимой жажде «желтого металла» Педро проглядел настоящее «золото» страны - виноградную лозу, которая прибыв из Европы обрела здесь идеальную среду.

Страна Чили узкой лентой пролегает вдоль всего тихоокеанского побережья Южной Америки. Ее необычная протяженность более 4 500 км создает уникальные природные и климатические условия - от самой засушливой пустыни в мире Атакамы на севере до антарктических айсбергов на юге. Холодное тихоокеанское течение Гумбольдта и высокие горы Анды защищают страну от природных катаклизмов.

В первой половине XIX века после завоевания независимости от испанского колониального господства чилийское виноделие входит в пору расцвета. В 1830 году прибывший в страну французский ботаник Клод Ге создает государственную сельскохозяйственную станцию, где начинает культивировать большое количество сортов винограда, привезенных из Франции и Италии. А в 1851 году Дон Сильвестре Очагава Эчазаррета привозит из Бордо виноградные лозы Каберне Совиньон, Мерло, Совиньон Блан и Семильон, которые легко адаптируются к климату Чили. Считается, что они являются единственными существующими сегодня в мире виноградными лозами, непострадавшими от эпидемии филлоксеры, которая в конце XIX века практически уничтожила европейское виноделие.

После спада в винном производстве, который продолжался с начала Второй мировой войны и закончился только по возвращении страны к демократии в 1990-х годах, чилийская винодельческая промышленность начала медленное, но устойчивое восстановление. Приезд в страну французских специалистов («перелетных энологов») и крупные иностранные инвестиции существенно повлияли на развитие чилийского виноделия, которое сегодня является серьезным конкурентом европейским «винным супердержавам».

Долины Чили имеют идеальное сочетание почв, солнечного света, температуры и влажности, которые позволяют создавать вина мирового класса. Сухой летний сезон и природные географические барьеры защищают виноградную лозу от появления заболеваний. Отсутствие этих угроз и позволяет выращивать виноград практически без применения химических средств. Не стоит забывать, что себестоимость производства вин в Чили значительно ниже, чем в других винодельческих странах, что положительно сказывается на их «полочных» ценах.

Шато Лос Болдос (Chateau Los Boldos)

Группа французских виноделов-энтузиастов, перебравшись в Чили, создали там первое настоящее «шато» по французскому образцу. За короткий промежуток времени вина получили признание на многочисленных винных конкурсах и заняли почетные места в винных картах престижных французских ресторанов.

  • Шато Лос Болдос Традисьон Резерв Карменер / Chateau Los Boldos Tradition Reserve Carménère
  • Шато Лос Болдос Традисьон Резерв Сира / Chateau Los Boldos Tradition Reserve Syrah
  • Шато Лос Болдос Традисьон Резерв Совиньон Блан / Chateau Los Boldos Tradition Reserve Sauvignon Blanc
  • Шато Лос Болдос Традисьон Резерв Шардоне / Chateau Los Boldos Tradition Reserve Chardonnay

Эспириту де Чили (Espíritu de Chile)

Эта линейка вин производится на одной из крупнейших и инновационных винодельческих компаний страны. Вина в стиле французских шато изготовляются исключительно из собственного винограда и непосредственно на винодельне.

  • Еспириту де Чили Каберне Совиньон / Espiritu de Chile Cabernet Sauvignon
  • Еспириту де Чили Совиньон Блан / Espiritu de Chile Sauvignon Blanc

Ай-Вино (I Vino)

Производятся семейным предприятием с мощными винодельческими традициями, которые характеризуются уважением к окружающей среде и виноградной лозе. Вина имеют конкурентоспособные цены, сохраняя при этом неизменно высокого качество.

  • Ай-Вино Каберне Совиньон / I Vino Cabernet Sauvignon
  • Ай-Вино Каберне Совиньон Гран Резерва / I Vino Cabernet Sauvignon Gran Reserva
  • Ай-Вино Карменер / I Vino Carmenere
  • Ай-Вино Карменер Резерва / I Vino Carmenere Reserva
  • Ай-Вино Шардоне / I Vino Chardonnay
  • Ай-Вино Шардоне Резерва / I Vino Chardonnay Reserva
  • Ай-Вино Шардоне Гран Резерва / I Vino Chardonnay Gran Reserva

водка.jpg


Внимание! Минздрав предупреждает: чрезмерное
употребление алкоголя вредит вашему здоровью

Каждый должен завоевать себе государство сам.Переход через горы.«Почему мы должны ски­таться в этих пустынях, как отверженные?»Разведчики доходят до «края света».Возвра­щение через пустыню Атакаму.Что дал Вели­кий Южный поход?

Диего де Альмагро был назначен губернатором Чили, но эту страну, расположенную к югу от Перу, еще пред­стояло завоевать. Решение короля он считал несправед­ливым, но надеялся на изрядную добычу, так как пове­рил слухам, будто именно в Чили находится еще не от­крытая страна Эльдорадо. Северные племена арауканцев, обитавшие в так называемой Чилийской долине, уже были завоеваны инками. Поэтому можно было надеяться, что они не окажут сопротивления и белым пришельцам. Альмагро выслал вперед трех испанцев в сопровождении брата Манко, верховного жреца и индейцев. Они должны были показывать дорогу, усмирять туземные племена, если бы те вдруг вздумали сопротивляться, и обеспечи­вать конкистадоров жильем и провизией.

В начале июля 1535 года Альмагро во главе отряда из пятисот шестидесяти всадников и пехотинцев высту­пил из Куско и через плоскогорье направился на юго-восток. Вначале испанцы двигались по большим военным дорогам, проложенным в горах. Они обошли с запада озеро Титнкака, крупнейшее в Южной Америке (при­мерно 7000 км 2 ), и направились дальше на юг, оставив к западу озеро Поопо. Горы становились все более непри­ступными, часто встречались глубокие мрачные ущелья, тропа вилась над самым краем бездонной пропасти. С ка­менных утесов низвергались водопады. Сосновые леса сменялись голыми склонами, где ничто не защищало от ледяного ветра.

Пройдя более тысячи километров, отряд Альмагро два месяца отдыхал. В округе, где они остановились, им до­сталась богатая добыча: покоренные чилийские племена отправили инке караван с золотом, и он попал в руки за­воевателей.

Наконец испанцы достигли горных районов, где жили независимые племена. Здесь приходилось прокладывать себе дорогу мечом, тем более что брат инки и верховный жрец со всеми своими спутниками под прикрытием ночи бежали в Куско.

Разведчики сообщили Альмагро, что в Чили ведут два пути, оба очень трудные: первый — на запад, через глав­ный хребет Анд до океанского побережья, а затем на юг по безводной пустыне; второй — прямо на юг, через высокогорные области Центральных Анд, где добыть про­довольствие для людей и корм лошадям почти невоз­можно. Альмагро выбрал второй путь — он казался ему короче.

Взору испанцев открылись необозримые горные цепи. Через пустынное плато, где произошло столкновение с туземцами, они вышли в долину Чикоана в верхнем тече­нии Рио-Саладо. Здесь им удалось раздобыть вьючных лам и немного провизии. Через реки конкистадоры пере­правлялись либо на плотах, либо строили мосты. Од­нажды во время переправы через стремительный горный поток утонуло много лошадей и лам и вместе с ними за­пасы продовольствия. Это был тяжелый удар — в горных долинах теперь только изредка встречались бедные индейские деревушки.

Путь испанцев был отмечен сожженными и разрушен­ными селениями туземцев. Завоеватели сковывали плен­ных мужчин цепями по десять-двенадцать человек в ряд и заставляли их нести поклажу. Больные, голодные и обессилевшие индейцы вынуждены были идти вместе со всеми, пока не падали мертвыми. Они умирали сотнями и тысячами. За время Чилийского похода погибло не ме­нее десяти тысяч носильщиков-туземцев.

Испанцы безжалостно расправлялись с теми, кто ока­зывал им сопротивление. Однажды в отместку за трех убитых испанцев Альмагро велел сжечь живьем тридцать индейских касиков.

Сначала конкистадоры продвигались на юг вдоль вос­точных склонов Анд, затем повернули на запад — туда, где высились покрытые вечными снегами Аргентино-Чилийские Анды. У подножия гор простирались пустыни, покрытые белой коркой соли. Альмагро с небольшим ка­валерийским отрядом отправился вперед, чтобы обеспе­чить едой своих солдат, кормом животных и найти пере­вал, по которому можно было бы перебраться в долину Чили. На высоте четырех тысяч метров такой перевал был, наконец, найден. Но жестокий мороз, глубокий снег, лавины и снежные бури чрезвычайно затрудняли продви­жение испанцев. Во время этого перехода они потеряли около ста пятидесяти человек и тридцать лошадей. Умер­ших индейцев никто не считал, но от общего их числа осталось не более трети. Люди гибли от голода, замер­зали, — нельзя было погреться даже у костра, потому что топлива здесь не было. Снежные бураны бушевали по нескольку дней подряд, заметая высокими сугробами людей, пытавшихся переждать метель под защитой скал. Голод был так нестерпим, что испанцы ели павших лоша­дей, а индейцы — своих умерших сородичей.

Эррера пишет, что когда дон Диего де Альмагро пять или шесть месяцев спустя возвращался из Чили в Куско, он находил по дороге прислонившихся к скалам окоче­невших испанцев, державших за повод замерзших лоша­дей. И люди, и лошади выглядели так, словно смерть их настигла только что. Конина, которую снова ели голод­ные солдаты, оказалась совсем свежей.

Наконец, продвигаясь все время на юг, испанцы до­стигли долины Копьяпо (на 27° ю. ш. ). Первым со своим авангардом добрался сюда Альмагро и сразу же отпра­вил провизию остальным. Иначе люди наверняка погибли бы в снежных пустынях — в довершение ко всему они страдали снежной слепотой. На сей раз трудности, каза­лось, сбили спесь с упрямых завоевателей. Тот, кому уда­лось спастись, считал себя баловнем судьбы. Но прошло время — и испанцы стали забывать перенесенные ли­шения.

В зеленой, плодородной долине Копьяпо измученный и сильно поредевший отряд смог, наконец, как следует от­дохнуть.

Вслед за авангардом, преодолев такие же трудности, из Куско прибыл вспомогательный отряд под командованием Родриго Оргоньеса. Оргоньес, по словам хрони­ста, был закаленный, отважный воин, верный своему главнокомандующему. Он привез королевскую грамоту, которая до тех пор хранилась у Писарро. И тогда Альмагро и его воины решили — Куско должен принадле­жать им. Сторонники Альмагро требовали, чтобы он вер­нулся в этот прекрасный город — зачем скитаться по бесплодным пустыням, где нет надежды на богатую до­бычу. В качестве неопровержимого довода выдвигались интересы его сына Диего. Сподвижники Альмагро знали, что командующий беззаветно любит своего внебрачного сына, матерью которого была панамская индианка, и сделает для него все возможное. Однако Альмагро мед­лил с приказом о возвращении в Куско.

Конкистадоры двинулись вдоль океанского побережья еще дальше на юг, в Кокимбо. Совершенно неожиданно они повстречали испанца — дезертира, совершившего в Перу преступление и прошедшего пешком более двух тысяч километров. Он подтвердил, что через пустыню Атакаму инками проложена большая дорога с множе­ством станций. Там есть питьевая вода и провизия. Не­сколько раз ему приходилось пересекать горные долины, населенные индейцами.

Из Кокимбо на юг был выслан разведывательный от­ряд. Продвигаясь вдоль океанского побережья, он, па словам хрониста, дошел до самого «конца света»: до по­росшей лесами страны, где непрерывно лили дожди, а индейцы были одеты в медвежьи и тюленьи шкуры. Еще дальше находилась страна воинственных женщин — ама­зонок.

Сам Альмагро с главными силами двигался вслед за разведчиками, но дошел только до реки Мауле (на 35 о ю. ш. ) в Центральном Чили. Сокровищ не было. Развед­чики, вернувшиеся с юга, также принесли неутешитель­ные вести — обетованной земли, где текут молочные реки, где горы из чистого золота, а драгоценные камни валя­ются под ногами, найти не удалось. Они дошли до облас­тей, населенных арауканскими племенами. (Арауканцы были столь воинственным народом и впоследствии так упорно и героически сопротивлялись захватчикам, что от­стояли свою независимость).

В конце концов Альмагро уступил настойчивым прось­бам соратников и приказал повернуть на север. На обратном пути испанцы, пройдя некоторое расстояние через горы, свернули к океанскому побережью. Им предсто­яло пересечь огромную, почти безводную, пустыню Ата­каму. Поэтому испанцы заблаговременно наполнили водой кожаные мешки. Часть их погрузили на вьючных животных, а часть несли индейцы.

Альмагро разделил людей на мелкие отряды, сам он двигался в арьергарде. По мере продвижения к северу область становилась все засушливее и за рекой Копьяпо превратилась в настоящую пустыню. Однако конкиста­доры убедились, что дезертир их не обманул — даже здесь, в горных ущельях, где реки еще не пересохли, обитали индейцы. Цепь небольших оазисов тянулась почти на тысячу километров от реки Копьяпо до парал­лели озера Поопо, а оттуда еще на триста километров до Арекипы.

В оазисах была вода, и немногочисленным отрядам ее хватало, так что ни один испанец здесь не погиб. Правда, в пути от жажды пало несколько десятков лошадей, а умерших индейцев завоеватели, конечно, не считали.

Так же, как в горах, дорога и здесь была очень тяже­лой. Живший в прошлом веке историк Прескотт заме­тил, что в наши дни вряд ли нашелся полководец, который отважился бы провести свои войска через эту область. Но испанцы шестнадцатого века преодолевали любые трудности, презирали смерть, голод и жажду и полностью оправдали слова Эрреры, звучащие, правда, несколько хвастливо; «Они с одинаковой отвагой сра­жались одновременно с людьми, стихиями и голодом».

Пройдя через пустыню, испанцы достигли Арекипы, находившегося приблизительно в шестидесяти лигах от Куско. Здесь их ждала страшная весть о том, что перу­анские индейцы подняли восстание и новый инка Манко Капак с огромным войском осадил Куско.

Альмагро поспешил через горы к осажденному городу и достиг его весной 1537 года. В общей сложности, его отряд прошел более пяти тысяч километров. Эту экспе­дицию ее участники назвали Великим Южным походом, а себя с гордостью — «чилийцами».

Это был самый трудный из всех походов, предприня­тых конкистадорами в Южной Америке, однако он сопровождался важнейшими географическими открыти­ями. Испанцы открыли высокогорное плато Центральных Анд с озерами Титикака и Поопо, высочайшие горные хребты и плодородные долины, исследовали южно-аме­риканское побережье от 17° до 35° ю. ш. Но ни золота, ни городов, ни густонаселенных районов конкистадоры не обнаружили. В этом смысле они потерпели решитель­ную неудачу — бедная страна Чили не шла ни в какое сравнение с богатейшим Перу. Альмагро испытал горь­кое разочарование, и ненависть его к Писарро, который так беззастенчиво обманул его, разгорелась с новой силой.

В оценке стран по минимальному риску горнодобывающей деятельности, проведенной компанией «Behre Dolbear Group Inc», Чили занимает 3 место в мире после Австралии и Канады /1/. По степени геологической привлекательности Чили занимает 4 место в мире из 112 территорий обследованных специалистами из Института Фрейзера (Канада) /2/.

Чили — государство на юго-западе Южной Америки, занимающее длинную полосу земли между Тихим океаном и Андами (4025 км с юга на север и с запада на восток в среднем 177 км). На востоке Чили граничит с Аргентиной, на севере — с Перу, на северо-востоке — с Боливией. Территория — 756 950 км² (почти равна Иркутской обл.). Население — 17,2 млн, соотношение городского и сельского населения — 89 и 11 % соответственно. Столица — Сантьяго /4/.

Горнодобывающая промышленность: общие сведения

Горнорудный сектор играет ведущую роль в чилийской экономике. Его доля составляет 8,2 % ВВП страны (2005), на его продукцию приходится более половины общего объема экспорта.

Чили занимает 1-е место в мире по производству меди (40 % от мировой добычи и более 30 % от мирового производства медного концентрата), молибдена, селитры, лития и йода; 5-е — по производству бора, 14-е — по добыче золота (в т.ч. в качестве побочного продукта). Разведанные запасы меди в Чили составляют 134 млн т (39 % от общемировых). Запасы молибдена (как побочного продукта переработки медной руды) оцениваются в 2,5 млн тонн (3-е место в мире, 13 % от общемировых). Чили также принадлежит 88 % мировых разведанных запасов лития и практически 100 % запасов натуральной селитры /3/.

Горнодобывающую промышленность страны можно разделить на две крупные части: добычу металлов (меди, железа, цинка, золота, молибдена и др.) и неметаллических полезных ископаемых (селитра, йод, литий, бор и т.д.). Большая часть крупных месторождений и рудников расположена в пустынном районе в северной части страны и Андских Кордильерах. Разработка рудных месторождений в Чили в основном ведется открытым способом.

По данным Комиссии Чили по меди (Chilean Copper Commission, COCHILCO), инвестиции в горнодобывающую промышленность этого латиноамериканского государства в общей сложности составили около 66,9 млрд долл. (по имеющимся оценкам, за период 2011–2015 гг. сумма инвестиций составит 44,2 млрд долл.), из них около 9,8 млрд долл. инвестировано в добычу золота и серебра.

Иностранные инвестиции сыграли основополагающую роль в росте горнодобывающей промышленности Чили. Наряду с прямым влиянием на индустрию (например, строительство рудников), опосредованно они повлияли на такие аспекты, как увеличение экспорта, внедрение передовых технологий, создание рабочих мест, повышение спроса на местные товары и услуги.

Благодаря качеству и размеру местных месторождений, в горнопромышленном секторе Чили доминируют крупные международные компании (Anglo American, Barrick Gold, BHP Billiton, Newmont Rio Tinto, Xstrata и т.д.), хотя есть и весьма успешные местные предприятия (самые крупные — Antofagasta и Codelco) /20/.

Среди основных препятствий для горных компаний, работающих в Чили, можно выделить высокую стоимость энергообеспечения и нехватку водных ресурсов. Сегодня многие предприятия начали сотрудничать с исследовательскими научными центрами и другими фирмами, имеющими опыт работы с возобновляемыми источниками энергии. Так, например, ряд добытчиков выступили с инициативой строительства солнечных электростанций.

Береговая линия Чили составляет 6435 км, вдоль которой расположено множество портов, причем многие из них находятся относительно близко к месторождениям и рудникам. В последнее время наблюдается рост инвестиций в строительство не только портовых терминалов, но и дорог с целью повысить общий уровень инфраструктуры страны. Тем не менее, нынешний уровень финансовых вложений не полностью удовлетворяет быстроразвивающемуся горнопромышленному комплексу /20/.

Несмотря на все положительные моменты, по мнению экспертов из Организации по научным и производственным исследованиям Австралии (Common wealth Scientific and Industrial Research Organisation, CSIRO), горнодобывающая промышленность Чили в настоящий момент находится на распутье. Добыча позволила стране подняться на новый уровень благосостояния и процветания; она стала важнейшей из причин перехода Чили в категорию стран с развитой экономикой. С другой стороны, лидирующие позиции страны в мировой меде- и золотодобывающей промышленности не гарантируют защиты от роста затрат, снижения общей производительности, повышения социального и законодательного давления, — все это достаточно сильно начало влиять на прибыльность и конкурентоспособность горной отрасли Чили /26/.

Зoлотодобыча в Чили

История и геология. Начало золотодобычи в Чили датируется концом XVI века. Тогда были открыты нескольких богатых россыпных месторождений, на которых добывалось, по имеющимся данным, 1–2 тонны в год. К концу этого периода испанцы были изгнаны со своих рудников индейцами мапуче, и добыча золота значительно снизилась.

Следующий всплеск золотодобывающей активности начался в 1740 году, когда стали добывать рудный металл. Добычу подстегнуло и строительство в 1749 году королевского монетного двора в Сантьяго. В этот период наивысший подъем уровня производства золота зафиксирован в 1810 году — более 3 тонн. Однако обретение независимости от Испании (1819–1823) привело к очередному спаду. Для XIX века был характерен общий политический беспорядок, в результате которого старатели и добытчики покинули Чили в поисках лучшей доли.

Таблица 1. Крупные месторождения и рудники Чили /7–11, 13–18, 21–23, 23/

На протяжении большей части истории Чили, с 1500 года по настоящее время, добыча полезных ископаемых была важным видом экономической деятельности. Добыча шестнадцатого века была ориентирована на эксплуатацию золотоносных россыпных месторождений с использованием энкомьендом труда. После периода упадка в 17 веке горнодобывающая промышленность возродилась в 18 и начале 19 века, на этот раз в основном за счет серебра . В 1870-х годах добыча серебра резко сократилась. Чили захватила высокодоходные районы добычи селитры в Перу и Боливии во время войны на Тихом океане (1879–83). В первой половине 20 века добыча меди затмила сокращение добычи селитры.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 Доиспанская добыча
  • 2 Колониальная горная промышленность (1541–1810)
  • 3 Серебряная лихорадка и ранняя добыча угля (1810–1870 гг.)
  • 4 Эра Солеварни (1870–1930)
  • 5 медная эра (1930–2010)
  • 6 Ссылки
  • 7 Библиография

Доиспанская добыча

Инки добывали россыпное золото в северной половине Чили до прихода испанцев. Утверждалось, что Империя инков расширилась на земли Диагиты из-за своих минеральных богатств. Эта гипотеза с 1988 г. оспаривалась. Кроме того, существует дополнительная возможность, что инки вторглись в относительно густонаселенные долины Восточной Диагиты (современная Аргентина), чтобы получить рабочую силу для отправки в чилийские горнодобывающие районы.

Археологи Том Диллехей и Америко Гордон утверждают, что янакуна инков добывали золото к югу от границы инков на свободной территории мапуче . Следуя этой мысли, основным мотивом для экспансии инков на территорию мапуче должен был стать доступ к золотым рудникам.

Помимо золота коренные жители Чили также добывали самородную медь и медные минералы, производя медные браслеты , серьги и оружие . Использование меди в Чили можно проследить до 500 года до нашей эры . Хотя доиспанские инструменты мапуче, как известно, были относительно простыми и делались из дерева и камня, некоторые из них на самом деле были сделаны из меди и бронзы .

Колониальная добыча (1541–1810)


Ранние испанцы добывали золото из россыпных месторождений, используя местный труд. Это способствовало началу войны Арауко, поскольку коренные мапуче не имели традиции принудительного труда, такой как андская мита, и в значительной степени отказывались служить испанцам. Ключевым районом войны Арауко были долины вокруг Кордильеры-де-Науэльбута, где испанцы планировали для этого региона использовать россыпные месторождения золота с использованием несвободной рабочей силы мапуче из близлежащих и густонаселенных долин. Смерти, связанные с добычей полезных ископаемых, способствовали сокращению населения среди коренных жителей мапуче . Еще одним местом испанской добычи полезных ископаемых был город Вильяррика . В этом городе испанцы добывали россыпи золота и серебра. Первоначальное местоположение города, вероятно, было близко к современному Пукону . Однако в какой-то момент XVI века предполагается, что золотые россыпи были погребены лахарами, стекающими с близлежащего вулкана Вильяррика . Это побудило поселенцев переместить город дальше на запад в его современное место.

Несмотря на меньшее значение, чем золотые районы на юге, испанцы также вели добычу полезных ископаемых в Центральном Чили . Там вся экономика была ориентирована на добычу полезных ископаемых. Когда коренное население Центрального Чили сократилось примерно до 30% от его населения 1540-х годов к концу 16-го века, а месторождения золота истощились, испанцы в Центральном Чили начали сосредоточивать внимание на животноводстве.

В конце 16 века горнодобывающая деятельность снизилась, так как наиболее богатая часть россыпных месторождений, которые обычно являются наиболее мелководными, была исчерпана. Упадок усугубился обрушением испанских городов на юге после битвы при Куралабе (1598 г.), что означало для испанцев потерю как основных золотых районов, так и крупнейших местных источников рабочей силы.

По сравнению с 16-18 веками чилийская горнодобывающая деятельность в 17 веке была очень ограниченной. Производство золота за все столетие составило всего 350 кг. Чили экспортировала незначительное количество меди в остальную часть Viceryoalty Перу в 17 веке. В Чили произошло беспрецедентное возрождение горнодобывающей деятельности в 18 веке: годовая добыча золота выросла с 400 до 1000 кг в течение столетия, а годовая добыча серебра увеличилась с 1000 до 5000 кг за тот же период. Чилийская добыча меди из высокосортных окисленных минералов меди и плавления с древесным углем произвела от 80 000 до 85 000 тонн меди в период с 1541 по 1810 годы.

Золото, серебро и медь, добываемые в Чили, начали экспортироваться напрямую в Испанию через Магелланов пролив и Буэнос-Айрес в 18 веке.

К первой половине 18 века сера добывалась из потухших вулканов в Андах около Копьяпо . Этот элемент имел решающее значение для изготовления пороха .

Ранние испанские конкистадоры и исследователи знали о существовании угля на территории Чили. Например, Диего де Росалес отметил, что когда губернатор Гарсиа Уртадо де Мендоса и его люди оставались на острове Квирикина (36,5 ° ю.ш.) в 1557 году, они разводили огонь, используя местный уголь. В области Магалланес уголь был впервые обнаружен экспедицией Педро Сармиенто де Гамбоа , посетившего Магелланов пролив в 1584 году.

Серебряная лихорадка и ранняя добыча угля (1810–1870)


После открытия серебра в Агуа-Амарга (1811 г.) и Аркерос (1825 г.) горы Норте-Чико к северу от Ла-Серены (часть чилийского железного пояса ) были тщательно разведаны. В 1832 году старатель Хуан Годой обнаружил обнажение серебра ( reventón ) в 50 км к югу от Копьяпо в Чаньярсильо . Находка привлекла сюда тысячи людей и принесла значительное богатство. После открытия Чаньярсильо многие другие руды были обнаружены недалеко от Копьяпо еще в 1840-х годах. Копьяпо пережил значительный демографический и урбанистический рост во время спешки. Город стал центром торговли и услуг крупного горнопромышленного района. Зона добычи медленно расширялась на север до размытой границы с Боливией. В конце серебряной лихорадки богатые горняки диверсифицировали свои активы в банковское дело, сельское хозяйство , торговлю и коммерцию по всей Чили.

Последнее крупное открытие серебра произошло в 1870 году в Караколес на территории Боливии, прилегающей к Чили. Руда добывалась не только чилийцами, но и чилийским капиталом и горняками.

В 19 веке Клаудио Гей и Бенхамин Викунья Маккенна были одними из первых, кто поднял вопрос о вырубке лесов в Норте-Чико, вызванной потребностью в дровах при горнодобывающей деятельности. Несмотря на реальную деградацию, вызванную добычей полезных ископаемых, и вопреки распространенному мнению, леса Норте-Чико не были первозданными до начала добычи полезных ископаемых в 18 веке. Добыча селитры в Тарапаке , в то время являвшейся частью Перу, также вызвала деградацию засушливых лесов Пампы-дель-Тамаругал . Обработка полезных ископаемых в деревенском стиле с использованием метода парада требовала больших объемов дров, что приводило к крупномасштабной вырубке лесов вокруг Ла-Тираны и Канчонеса, а также в некоторых районах к югу от этих мест.

Помимо серебряного угля в ранний республиканский период бурно развивалась и добыча . Поскольку добыча угля была обычным явлением в промышленно развитой Великобритании, у первых британских путешественников была возможность прокомментировать чилийские угли до того, как они стали прибыльными. Британские путешественники по-разному оценивали экономическую ценность чилийских углей или, более конкретно, углей Зона Сентрал Сур (36–38 ° ю.ш.). В то время как Дэвид Барри считал угли хорошего качества, Чарльз Дарвин считал их малоценными. В 1825 году британский консул в Чили правильно предсказал, что область вокруг устья реки Биобио станет центром угольной промышленности. Однако только в середине XIX века в регионе началась крупномасштабная добыча угля. Первоначальным толчком к добыче угля стало прибытие пароходов в порт Талькауано . Эти пароходы, большинство из которых были английскими, первоначально покупали уголь по очень низкой цене, а эксплуатируемые угольные пласты легко обрабатывались, поскольку они лежали почти на уровне земли. Спрос на уголь возник не только из-за пароходства, но и из-за роста добычи меди на севере Чили. По мере того как древесины на севере Чили становилось все меньше, медеплавильные печи возвращались к добыче угля вокруг Зона Сентрал Сур. Спрос со стороны медеплавильных заводов оказался решающим в 1840-х годах для стабилизации угольного бизнеса.

Предприятия по добыче угля в основном принадлежали чилийским бизнесменам, в отличие от значительного иностранного участия в добыче серебра, а позже и в добыче селитры и меди. Добычу серебра и угля в какой-то мере связал Матиас Кузиньо, серебряный магнат, который занялся угольным бизнесом. Кусиньо начал добычу полезных ископаемых в Лоте в 1852 году, что быстро превратило город из малонаселенной приграничной зоны в середине 19 века в крупный промышленный центр, который привлекал иммигрантов со всего Чили вплоть до 20 века.

Эра солончаков (1870–1930)

Начиная с 1873 года экономика Чили пришла в упадок. Некоторые из ключевых экспортных товаров Чили оказались вне конкуренции, и доходы Чили от добычи серебра упали. В середине 1870-х годов Перу национализировало свою нитратную промышленность, что затронуло как британские, так и чилийские интересы. Современники считали кризис худшим из когда-либо существовавших в независимой Чили. Чилийская газета El Ferrocarril предсказывала 1879 год как «год массовой ликвидации бизнеса». В 1878 году тогдашний президент Анибал Пинто выразил обеспокоенность в следующем заявлении:

Если открытие новых месторождений или какая-то новинка в этом роде не улучшит реальную ситуацию, кризис, который уже давно ощущается, усугубится.


Именно в этом контексте экономического кризиса Чили ввязалась в дорогостоящую войну солянок (1879–1883), борясь за контроль над богатыми полезными ископаемыми провинциями Перу и Боливии . Идея о том, что Чили вступила в войну с целью получения экономической выгоды, была предметом споров среди историков.

Как победитель и обладатель новой прибрежной территории после войны на Тихом океане, Чили извлекла выгоду, получив прибыльную территорию со значительными доходами от добычи полезных ископаемых. Государственная казна выросла на 900 процентов в период с 1879 по 1902 год за счет налогов, поступающих с вновь приобретенных земель. Британское участие и контроль над нитратной промышленностью значительно выросли, но с 1901 по 1921 год чилийская собственность увеличилась с 15% до 51%. Рост чилийской экономики, поддерживаемый ее селитровой монополией, означал, по сравнению с предыдущим циклом роста (1832–1873 гг.), Что экономика стала менее диверсифицированной и чрезмерно зависимой от одного-единственного природного ресурса. Кроме того, чилийский нитрат, используемый во всем мире в качестве удобрения, был чувствителен к экономическим спадам, поскольку фермеры сделали сокращение использования удобрений одной из своих первых экономических мер перед лицом экономического спада. Был поставлен вопрос о том, было ли богатство нитратов, завоеванное в Тихоокеанской войне, проклятием ресурсов или нет. В эпоху нитратов правительство увеличивало государственные расходы, однако его обвиняли в разбазаривании денег.


При завоевании перуанских территорий в 1880 году Чили ввела налог в размере 1,6 доллара с каждого вывозимого центнера . Этот налог сделал селитру более дорогой в мировом масштабе, другими словами, это был «налог на вывоз». В 20-е годы прошлого века чилийские политики начали считать этот налог устаревшим. Новый горнодобывающий кодекс был принят в 1888 году.

С 1876 по 1891 год добыча меди в Чили снизилась, и на международных рынках ее в значительной степени вытеснила медь из Соединенных Штатов и Рио-Тинто в Испании . Отчасти это произошло из-за истощения гипергенных (неглубоких) богатых руд. Внедрение новых методов и технологий добычи в начале 20 века способствовало значительному возрождению добычи меди. Технологические инновации в области бурения, взрывных работ, погрузки и транспортировки сделали прибыльной разработку крупных месторождений медно - порфировых низкосортных пород .

Медная эра (1930–2010)


В 1910-х годах основными странами по добыче меди были Чили, Испания и США. Налог, уплачиваемый при добыче меди, составлял «мало или совсем ничего». В 1950-х годах было реформировано налогообложение добычи меди. В 1932 году новый кодекс добычи полезных ископаемых заменил старый код 1888 года.

Инвестиции в разведку полезных ископаемых в Чили достигли максимума в 1997 году, а затем снизились до 2003 года. Вследствие этого к 2004 году было относительно мало активных горнодобывающих проектов. С 1995 по 2004 год основными открытиями были медные порфиры Эскондида и Токи . Кроме того, в период 1995–2004 годов была обнаружена более крупная группа месторождений полезных ископаемых среднего размера (с неминерализованными покровными породами), включая Канделарию , Эль-Пеньон , Габи-Сур , Паскуа-Лама и Спенс .

Еще одна тенденция к 2004 г. заключалась в том, что количество компаний, занимающихся геологоразведкой, уменьшилось в результате слияний .

Золотые и серебряные монеты Чили

Золотые и серебряные монеты Чили выпускаются монетным двором страны с 1817 года, когда республиканцы, воевавшие за независимость, взяли под контроль производство валюты.

Несмотря на все провозглашенные революционерами декларации, основная денежная единица – чилийский песо – равнялся тогда восьми испанским колониальным реалам и циркулировал в стране наравне с этой валютой. Все Золотые и Серебряные монеты Чили в нашем каталоге.

Помимо этого в стране выпускались аргентинские реалы и эскудо, а также инвестиционные золотые монеты номиналом 100 чилийских песо.

Серебряные монеты Чили

Монеты из серебра периода 1817-1851 до провозглашения песо официальной валютой Чили выпускались в разных номиналах, однако качество материала преимущественно оставалось стандартным – .900.

Ниже приведен каталог серебряных монет Чили.

  • Выпуск 1817-1834, номинал 1 песо, диаметр 39,5 мм, вес 27 г. На аверсе монеты выгравировано изображение извергающегося вулкана (вероятно, гора Аконкагуа), на реверсе – колонна с глобусом на вершине как символ независимости.
  • Выпуск 1832-1834, номинал ¼ реала, диаметр 11 мм, вес 0,9 г. Аверс и реверс данного типа монет невероятно бедны – на них нанесен лишь номинал и год выпуска.
  • Выпуск 1833-1834, номинал ½ реала, диаметр 17,5 мм, вес 1,7 г. На аверсе монеты выгравировано изображение извергающегося вулкана (вероятно, гора Аконкагуа), на реверсе – колонна с глобусом на вершине как символ независимости.
  • Выпуск 1838-1850, номинал 1 реал, диаметр 21,5 мм, вес 3,35 г. На аверсе монеты изображен орел, клювом рвущий цепи.
  • Выпуск 1838-1851, номинал ½ реала, диаметр 17 мм, вес 1,6 г. На аверсе монеты изображен орел, клювом рвущий цепи.
  • Выпуск 1839-1849, номинал 8 реалов, диаметр 39 мм, вес 26,7 г.

Монета чили выпуск 1839-1849


Чилийские серебряные 8 Реалов в нашем каталоге монет.
Монеты периода 1851-1898 преимущественно выдерживают стандарт серебра .835, однако некоторые мелкие монеты чеканились чистотой .500.

  • Выпуск 1851-1866, номинал ½ десимо, материал серебро .835, диаметр 15 мм, вес 1,25 г. На аверсе монеты находится изображение парящего орла.
  • Выпуск 1879-1864, номинал ½ десимо, материал серебро .500, диаметр 15 мм, вес 1,25 г.
  • Выпуск 1852-1859, номинал 1 десимо, диаметр 18 мм, вес 2,5 г. На аверсе монеты расположено изображение парящего орла.
  • Выпуск 1860-1894, номинал 1 десимо, диаметр 18 мм, вес 2,3 г. На аверсе монеты расположено изображение лаврового венка, обрамляющего пометку о номинале монеты.
  • Выпуск 1853-1862, номинал 1 песо, диаметр 37 мм, вес 25 г. На аверсе монеты расположено изображение лаврового венка, обрамляющего герб страны.
  • Выпуск 1865, номинал 1 песо, диаметр 35 мм, вес 22 г. На аверсе монеты находится пометка о годе выпуска, другие украшения отсутствуют.
  • Выпуск 1867-1891, номинал 1 песо, диаметр 37 мм, вес 25 г. На аверсе монеты расположено изображение лаврового венка, обрамляющего герб страны.
  • Выпуск 1896, номинал 5 сентаво, материал серебро .835, диаметр 14,5 мм, вес 1 г.
  • Выпуск 1896, номинал 10 сентаво, материал серебро .835, диаметр 17 мм, вес 2 г.
  • Выпуск 1852-1859, номинал 20 сентаво, материал серебро .900, диаметр 23 мм, вес 5 г. На аверсе монеты расположено изображение лаврового венка, обрамляющего пометку о номинале монеты.
  • Выпуск 1860-1862, номинал 20 сентаво, материал серебро .900, диаметр 23 мм, вес 4,6 г. На аверсе монеты расположено изображение парящего орла.
  • Выпуск 1867-1893, номинал 20 сентаво, материал серебро .500, диаметр 23 мм, вес 5 г. На аверсе монеты расположено изображение орла, сидящего на утесе.
  • Выпуск 1853-1862, номинал 50 сентаво, материал серебро .900, диаметр 30 мм, вес 12,5 г. На аверсе монеты расположено изображение лаврового венка, обрамляющего герб страны.
  • Выпуск 1862-1872, номинал 50 сентаво, материал серебро .900, диаметр 30 мм, вес 12,5 г. На аверсе монеты расположено изображение орла, сидящего на утесе.

Монета чили выпуск 1862-1872


Серебряные 50 Сентаво Чили в нашем каталоге монет.
Монеты периода 1899-1959 отличаются общим ухудшением качества использованного при производстве серебра – чистота снизилась с .900 до .400.

  • Выпуск 1902-1910, номинал 1 песо, материал серебро .900, диаметр 35 мм, вес 20 г. На аверсе монеты расположено изображение орла, сидящего на утесе.
  • Выпуск 1915-1917, номинал 1 песо, материал серебро .720, диаметр 27,5 мм, вес 9 г.
  • Выпуск 1921-1927, номинал 1 песо, материал серебро .500, диаметр 29 мм, вес 9 г.
  • Выпуск 1932, номинал 1 песо, материал серебро .400, диаметр 25 мм, вес 6 г.
  • Выпуск 1927, номинал 2 песо, материал серебро .500, диаметр 33 мм, вес 18 г.
  • Выпуск 1899-1919, номинал 5 сентаво, материал серебро .450, диаметр 14 мм, вес 1 г.
  • Выпуск 1827, номинал 5 песо, материал серебро .900, диаметр 37 мм, вес 25 г.
  • Выпуск 1899-1918, номинал 10 сентаво, материал серебро .450, диаметр 17 мм, вес 2 г.
  • Выпуск 1899-1918, номинал 20 сентаво, материал серебро .450, диаметр 21,5 мм, вес 4 г.
  • Выпуск 1807-1908, номинал 40 сентаво, материал серебро .400, диаметр 25 мм, вес 6 г.
  • Выпуск 1802-1905, номинал 50 сентаво, материал серебро .700, диаметр 28 мм, вес 10 г.

Монета чили выпуск 1802-1905

С середины 30-х годов и вплоть до настоящего времени Чили выпускает только памятные монеты из серебра, регулярная чеканка была прекращена.

  • Выпуск 1993, номинал 2000 песо, материал серебро .500, диаметр 26,2 мм, вес 8,2 г. Монета посвящена 250-летию монетного двора Чили.
  • Выпуск 1991, монета «Открытие Америки», номинал 10000 песо, материал серебро .925, диаметр 40 мм, вес 27 г.

Монета чили выпуск 1991

Золотые монеты Чили

Монеты производства чилийского монетного двора ранних выпусков отличались чистотой золота благодаря золотому стандарту, который действовал до 1932 года. После отмены стандарта страна выпускала лишь инвестиционные золотые монеты 100 песо.

  • Выпуск 1824-1845, номинал 1 эскудо, материал золото .900, диаметр 19 мм, вес 3,3 г. За указанный период были выпущены золотые монеты с различным дизайном аверса: на экземплярах 1824-1834 годов на лицевой стороне изображена колонна с глобусом на вершине, а на монетах 1838 года выгравирована рука, лежащая на книге с надписью на корешке «конституция». Далее, вплоть до 1845 года, чеканились монеты с изображением воина.
  • Выпуск 1824-1845, номинал 2 эскудо, материал золото .900, диаметр 22 мм, вес 6,7 г. Дизайн монет разных лет аналогичен номиналу 1 эскудо.
  • Выпуск 1824-1839, номинал 4 эскудо, материал золото .900, диаметр 29 мм, вес 13,5 г. Дизайн монет разных лет аналогичен номиналу 1 эскудо.
  • Выпуск 1818-1851, номинал 8 эскудо, материал золото .900, диаметр 37 мм, вес 27 г. Дизайн монет разных лет аналогичен номиналу 1 эскудо.

Монета чили выпуск 1818-1851


Золотые 8 Эскудо Чили в нашем каталоге.
Монеты периода 1851-1898 отличаются чистотой золота – все они выдерживают стандарт .900. На аверсе всех монет, если не указано иное, выгравировано изображение воина.

  • Выпуск 1860-1873, номинал 1 песо, материал золото .900, диаметр 14 мм, вес 1,52 г.
  • Выпуск 1856-1875, номинал 2 песо, материал золото .900, диаметр 17 мм, вес 3,05 г.
  • Выпуск 1851-1873, номинал 5 песо, материал золото .900, диаметр 22,5 мм, вес 7,63 г.
  • Выпуск 1851-1892, номинал 10 песо, материал золото .900, диаметр 28,5 мм, вес 15,25 г.
  • Выпуск 1896-1917, номинал 20 песо, материал золото .900, диаметр 27 мм, вес 11,98 г. На аверсе монеты выгравировано изображение молодой женщины как символа свободной республики Чили.

Монета чили Выпуск 1896-1917

В период с 1890 по настоящее время Чили выпускает не слишком много золотых монет. На аверсе всех монет, если не указано иное, выгравировано изображение молодой женщины как символа свободной республики Чили.

  • Выпуск 1898-1911, номинал 5 песо, материал золото .917, диаметр 15,5 мм, вес 2,99 г.
  • Выпуск 1896-1901, номинал 10 песо, материал золото .900, диаметр 21 мм, вес 5,99 г.
  • Выпуск 1926-1959, номинал 20 песо, материал золото .900, диаметр 18,5 мм, вес 4,08 г.
  • Выпуск 1926-1966, номинал 50 песо, материал золото .900, диаметр 24,5 мм, вес 10,17 г.
  • Выпуск 1926-1980, номинал 100 песо, материал золото .900, диаметр 31 мм, вес 20,34 г.

Монета чили Выпуск 1926-1980

Стоимость монет

Монеты Чили пользуются стабильной популярностью у инвесторов и коллекционеров со всего мира. На сегодняшний день золотые монеты номиналом 100 песо достаточно трудно отыскать в свободной продаже, а на аукционах их цена колеблется в пределах от 550 до 1400 долларов США. Что же касается серебряных монет, их цена колеблется в пределах 50 долларов США за экземпляр.

Читайте также: