Что за кольцо было у сарумана

Опубликовано: 24.09.2022

Начало истории в Средиземье

История Саурона в Средиземье началась так же, как и история Гендальфа. Примерно через тысячу лет после того, как Саурон потерял кольцо и развоплотился, Саруман прибыл в Средиземье и начал свое странствие. Конечно странствием это назвать тяжело, потому что Саруман всегда пытался управлять и уже через 1759 лет занял Изенгард, который тогда, в 2759 году, был прекрасным и величественным цветущим местом.

Белый Совет и Дол-Гулдур

В 2850 году Гендальф посещает крепость Дол-Гулдур, где узнает, что Саурон жив и снова угрожает Средиземью. В 2851 году Гендальф созывает Белый Совет, который возглавляет Саруман. На созыве Гендальф настаивает на том, что нужно штурмовать Дол-Гулдур, потому что Саурон снова появился и ищет Кольцо Всевластия, которое потерял почти три тысячи лет назад. Саруман, имея в совете наибольшую власть, принимает решение бездействовать.

В 2939 году Саруман узнает, что Кольцо скорее всего находится в реке Оболонь, потому что слуги Саурона прочесывают всю реку. Из-за этого Саруман решается на штурм Дол-Гулдура, чтобы прогнать Саурона и самостоятельно заняться поисками Кольца.

В 2953 году Саруман замечает, что Гендальф очень сильно интересуется Широм и хоббитами. Понимая, что интерес не беспочвенен, Саруман устанавливает за Гендальфом слежку, однако в итоге не узнает ничего о Кольце, которое присвоил себе хоббит Бильбо Беггинс. В этом же году собрался последний Белый Совет, на котором Саурон убедил всех, что Кольцо было унесено в море, и Саурон никогда его не найдет.

После 2953 года Саруман начал создавать собственную армию. Деревья вокруг стали вырубать, в земле выкапывали огромные ямы, в которых располагались кузницы. Изенгард стал младшим братом крепости Барад-Дур.

История Сарумана. Почему могущественный светлый волшебник перешел на сторону Саурона

Роковая ошибка

В 3000 году Саруман решает, что нужно использовать Палантир. Именно Палантир и стал началом изменений Сарумана. С помощью Палантира он намеревался следить за Сауроном, но все пошло не по плану, когда Саурон сам начал следить за Саруманом через свой Палантир. Тогда Саруман начал медленно, но верно предавать все лучшее, что в нем было. Конечно Саруман характером был намного хуже Гендальфа, но его могущество и знания поистине впечатляли. А когда они начали больше служить злу, чем добру, люди, гномы и эльфы оказались в очень невыгодном положении. Из жаждущего власти волшебника, который хотел в одиночку уничтожить Саурона, Саруман медленно превратился в его марионетку.

Саруман начал укреплять свою власть и начал с осады Рохана. Сначала все ограничивалось набегами Дунландцев и Гримой, которого завербовал Саруман. Грима стал шпионом Сарумана и быстро занял место советника короля Рохана Теодена, которого вскоре отравил. Теоден начал стареть, ему становилось все хуже, а присутствие Гримы лишь усугубляло ситуацию. Со смертью Теодена Рохан мог распасться и тогда Саруман легко бы занял всю территорию. Однако появление Гендальфа, который спас Теодена, расстроило все планы Сарумана.

История Сарумана. Почему могущественный светлый волшебник перешел на сторону Саурона

Штурм Изенгарда

Вскоре огромное войско Сарумана отправилось на штурм Хельмовой Пади, где свои силы собрал Теоден. Но когда в Изенгарде не осталось войск, появились Энты, которые уничтожили остатки и заставили Сарумана бежать в башню Ортанк. Энты не могли добраться до Сарумана, который с балкона поджигал их огнем из ям. Тогда они разрушили дамбу и лишили Сарумана возможности сжечь Энтов.

Затем войско Сарумана было разбито при Хельмовой Пади, а остатки уничтожены в лесу Хуорнами. Пришедшие к Ортанку Гендальф, Теоден и остальные, заметили Сарумана на вершине башни. Гендальф дал шанс Саруману перейти на их сторону против Саурона, но тот лишь рассмеялся, и тогда Гендальф, объявив себя Гендальфом Белым, уничтожил посох Сарумана и изгнал его из Ордена Мудрых. На долгое время Саруман скрылся в башне.

После того, как Саурон потерпел поражение, а Кольцо было уничтожено в лаве, Саруман убедил Древоборода отпустить его. Саруман отправился вместе с Гримой на север. По пути они встретили Гендальфа и хоббитов. Эта встреча разозлила Сарумана и слишком сильно задела его гордыню, больше всего он злился на хоббитов и решил, что нужно преподать им урок.

История Сарумана. Почему могущественный светлый волшебник перешел на сторону Саурона

Диктатура в Шире

Вместе с Гримой он отправился в Шир, где военную диктатуру установил Лотто Саквилль-Бэггинс. Но как только появился Саруман, вся сила перешла к нему, а Лотто был убит Гримой по приказу волшебника. В отместку хоббитам, которые повлияли на уничтожение Кольца, Саруман приказал уничтожать дома и сжигать деревья. Хоббиты были разрозненны и находились в незавидном положении, но тут-то и пришли Фродо с остальными. Саруман узнал об их прибытии, но не успел взять в плен. Фродо, Сэм, Мэрри и Пиппин объединили хоббитов и подняли восстание, в ходе которого погибло очень много хоббитов, но и люди под предводительством Сарумана были уничтожены или пущены в бегство. Сам Саруман был в доме Бильбо Бэггинса, когда его и Гриму нашли Фродо и остальные.

История Сарумана. Почему могущественный светлый волшебник перешел на сторону Саурона

Гибель

Фродо, уставший от последних событий, решил простить Сарумана и Гриму, но Саруман лишь усмехнулся, а Грима начал колебаться и хотел оставить Сарумана. Тогда Саруман ударил Гриму и в ответ получил от него удар кинжалом.

Телесная оболочка Сарумана погибла, а его дух остался обреченным, не способным вернуться ни в Средиземье, ни в Валинор.

  • Править код
  • История
  • Обсуждение (0)

Саруман Белый


Кристофер Ли в роли Сарумана

Другие имена:

Титул:

Культура:

Государство:

Время жизни:

Оружие:

Экранизация

Актёр:

Left pointing double angle quotation mark sh4.svg
Когда-то он был велик. Глубочайшие знания, проницательный ум, искуснейшие руки. Он и сейчас еще могуч. Много знает и умеет. У него есть власть над душами. Мудрого убедит, слабого запугает. Даже теперь, когда он потерпел поражение, едва ли в мире кто-нибудь может говорить с ним без опаски. Разве что Гэндальф, Элронд и Галадриэль. Других я не знаю. Right pointing double angle quotation mark sh4.svg
Арагорн

Са́руман Белый (англ. Saruman the White), (Курунир Лан на синдарине) – самый могущественный маг Ордена Истари, глава Белого совета. После прибытия в Средиземье стал известен среди эльфов как Куруни́р, на языках людей Севера – Саруман. В Валиноре его называли Курумо. Впоследствии он противопоставил себя Ордену, провозгласил себя как Саруман Многоцветный.

Кроме выдающихся познаний о Кольцах Власти, Саруман был искусен в инженерном деле, также он обладал волшебным голосом, способным убедить кого угодно, поэтому мало кто мог противостоять его речам. Лишь обладающие большой силой воли могли устоять перед голосом Сарумана. Известно, что Саруман носил некое кольцо, которое сам выковал (Гэндальф называл его «Создателем кольца»).

Содержание

  • 1 История
  • 2 Описание и характер
    • 2.1 Голос Сарумана
  • 3 Происхождение образа
  • 4 В адаптациях
  • 5 Галерея

История [ править | править код ]


Саруман прибыл в Средиземье около 1000 года Третьей Эпохи и долгое время странствовал на востоке. В 2759 году Т. Э. он занял Изенгард с разрешения гондорского наместника Берена. В Изенгарде находился палантир Ортанка, с помощью которого, как оказалось позже, Саруман претворял в жизнь свой план – выведать планы Саурона и собственноручно освободить Средиземье от сил зла.

Но Саруман не предполагал, что в то время пока он смотрел на Саурона, Саурон сам смотрел на него. Так, незаметно для самого себя, Саруман был порабощён Сауроном с помощью палантира, находящегося в Барад-Дуре. Саруман до последнего думал, что поступает по своей воле, и не понимал, что он – лишь пешка в игре Саурона. Так, невольно исполняя замысел Врага, Саруман убедил Белый Совет не пытаться идти на Дол-Гулдур.


Саруман с палантиром

В 2953 году Т. Э. Саруман объявил Изенгард своей собственностью и начал собирать армию орков и дунландцев. С их помощью он устраивал набеги на Рохан и вырубал лес Фангорн. Приблизительно в то же время его лазутчики стали появляться в Пригорье и Шире в поисках Кольца Всевластья. Около 3000 года, как уже сказано выше, Саруман был порабощён Сауроном, с которым он связывался с помощью палантира, и с тех пор подчинялся его приказам. Через своего лазутчика Гриму Саруман подчинил себе короля Рохана Теодена и добился фактического неисполнения союза рохиррим с Гондором. Тогда же Саруман открылся Гэндальфу, рассчитывая привлечь его на свою сторону, но тот отказался, а потом бежал из Изенгарда с помощью Гваихира Ветробоя.


В Изенгарде Саруман вывел полуорков, скрестив орков и людей (а не Урук-хай, вопреки распространенному мнению). В том же году объединённый отряд войск Сарумана и Саурона выследил Братство Кольца и, напав на них, убил Боромира и взял в плен хоббитов Мериадока Брендибака и Перегрина Тука. В результате стычки изенгардских и мордорских орков с конными воинами Рохана, хоббитам удалось бежать в Фангорн. Они сумели убедить энтов напасть на Изенгард, и Пастыри Деревьев почти до основания разрушили его и затопили территорию крепости водами реки Изен. Одновременно с этими событиями, в битве с рохиррим у Хельмовой Пади, войска Сарумана потерпели сокрушительное поражение.


Гэндальф уничтожает посох Сарумана

Преображённый Гэндальф своей властью изгнал Сарумана из Ордена Истари и сломал его посох. Однако Саруман остался в живых и первоначально находился под стражей энтов в Ортанке, а когда Война за Кольцо завершилась, то получил свободу и вместе с Гримой ушёл в Шир и изменил своё имя на Шарку, где попытался установить единоличное правление с помощью верных ему переселенцев из Дунланда. Первоначально ему удалось отстранить от власти местного Предводителя Лотто Саквиль-Бэггинса и создать в Шире военную диктатуру, занимавшуюся угнетением и ограблением коренного населения. Однако с возвращением Фродо, Сэма, Пиппина и Мерри в ноябре 3019 года эта попытка провалилась – Саруман был отстранён от власти, приговорён к изгнанию и убит своим собственным прислужником Гримой.

После смерти Сарумана его дух устремился в Валинор, но с Запада подул холодный ветер, и дух Сарумана развеялся.

Описание и характер [ править | править код ]


Саруман Многоцветный на балконе Ортанка

Внешне Саруман имел вид черноволосого старика. В конце Третьей Эпохи его волосы и борода практически полностью поседели. Он отличался высоким ростом, продолговатым лицом, тёмными глазами. Поначалу носил белый плащ с капюшоном; цвет плаща соответствовал его прозвищу – Саруман Белый. Впоследствии он сменил этот плащ на «радужный», то есть переливающийся всеми цветами радуги при движении, и стал именовать себя Саруманом Многоцветным (англ. Saruman of Many Colours ).

Он не был ни человеком, ни эльфом (как считали некоторые люди). Он был майа, облечённый в плоть, один из Истари. В связи с этим он обладал бессмертием и невероятным могуществом. Главным его оружием были знания и голос.

Голос Сарумана [ править | править код ]

Саруман обладал невероятным даром убеждения, которому могли сопротивляться очень немногие. Эта способность не являлась ни гипнозом, ни научно-фантастическими его разновидностями. Те, кто слушал Сарумана, подвергались опасности не впасть в транс, но согласиться с его доводами, будучи в полном сознании. Однако свобода воли у слушателя полностью не утрачивалась, так что любой, кто только напряжёт до предела всю свою волю, мог прибегнуть к разуму, и впечатление от голоса Сарумана развеивалось (Письмо 210, §34). Если кто покорялся голосу, то он очаровывал их и после умолкания Сарумана, как будто шёпот стоял в их ушах. Но для некоторых очарование сменялось усмешкой, словно над разоблачённым фокусником, стоило лишь Саруману отвлечься. Впрочем, когда Саруман терял самообладание, его голос становился отвратительно пронзительным.

Саруман искажал способности к рассуждению. Всё сказанное им воспринималось как исполненное великой мудрости, так что возникало желание согласиться с этим, чтобы самому показаться мудрым. Все остальные голоса по сравнению с ним звучали грубыми (так речи Гэндальфа показались рохиррим грубыми и зловредными), а если противоречили ему, то это приводило слушателя в гнев на спорщиков.

С помощью голоса Саруман хотел посеять вражду между Гэндальфом и Теоденом с его народом, то предлагая последнему примирение, дружбу и помощь его знаниями, то убеждая Гэндальфа, что всё, предлагаемое им, служит к благу Гэндальфа (тогда как рохиррим пришли в ужас, что их предадут и подвергнут каре). Однако Теоден сдержался, чему, вероятно, способствовали реплики Гимли и Эомера, а Гэндальф ответил на его убеждения смехом, после чего наваждение кончилось, и голос Сарумана стал обычным голосом, исполненным высокомерия и гнева. Однако Фродо во время очищения Шира полагал, что сила его голоса не была утрачена окончательно, но убедил хоббитов не верить волшебнику.

Происхождение образа [ править | править код ]

Арт.jpg

Когда Толкин начинал работу над «Властелином Колец», у него ещё не было ясного представления о сюжете в дальнейшем, как и о фигуре Сарумана. В 1940 г. в черновиках Толкина появляются записи о волшебнике Сарамонде Белом (Сарамунде Сером), который заманивает Гэндальфа в ловушку. Позже этот персонаж превратился в Сарумана Белого.

В адаптациях [ править | править код ]


В трилогии «Хоббит» Саруман Белый присутствует в первом и последнем фильмах. В фильме «Хоббит: Битва Пяти Воинств» Саруман вместе с Элрондом приходят на помощь Галадриэль и Гэндальфу, сражаясь с назгул.

После воскрешения Гэндальфа Илуватаром, Саруман перестал быть самым могущественным магом. Гэндальф смог изгнать Сарумана из разума короля Теодена. Также в режиссёрской версии было показано, что Саруман стал слабее, так как выпущенный столб пламени не смог сжечь Гэндальфа. После чего Гэндальф силой воли сломал посох Сарумана. В режиссёрской версии фильма Саруман был убит Гримой Червеустом с помощью кинжала. Грима отреагировал на призыв Теодена вернуться к ним. Тогда Саруман ударил его по лицу и приказал кланяться, сказав, что он раб. Тогда Грима в ярости вынул кинжал и пронзил им Сарумана. Сам Грима был убит стрелой Леголаса. Труп Сарумана упал на огромный штырь на колесе, и из рукава выпал палантир, который подобрал Пиппин, и, по приказу Гэндальфа, отдал ему.

Несомненно, главным злодеем во "Властелине колец" является Саурон, однако не стоит забывать и о тех, кто ему помогал - например, о подлом и расчетливом волшебнике по имени Саруман. Изначально Саруман был сторонником Гэндальфа, но потом его ослепила жажда власти, поэтому он вступил в союз с Темным властелином в надежде захватить все Средиземье с помощью Единого кольца.

Многие верят в то, что причиной падения Сарумана послужило слишком активное пользование палантиром. Другие говорят, что волшебник хотел победить Саурона своими силами, но выбрал слишком сложный путь и оступился. В любом случае, Саруман - это один из самых сложных и любопытных персонажей в истории Средиземья.

Саурон - это бесплотное и вечное зло, то есть не существо, а скорее концепция. Саруман же представляет собой зло с "человеческим" лицом. Кстати, Кристофер Ли, сыгравший Сарумана во всех фильмах, не считал своего персонажа "настоящим", архетипичным злодеем.

Безусловно, Саруман - как в книгах, так и в фильмах - относится к "плохишам", однако мнение о Сарумане у многих из нас (особенно тех, кто основывается исключительно на экранизациях Питера Джексона) является неполным.

Сегодня я расскажу вам о том, как создавался и развивался этот персонаж, в каких фильмах и книгах он появлялся, как воспринимают его образ зрители и многое другое. Представляю вашему вниманию 15 удивительных фактов о Сарумане.

#15 Саруман бессмертен

Из "Властелина колец" мы знаем только то, что волшебники невероятно сильны и влиятельны, а вот о природе их сил в трилогии практически не говорится. Именно поэтому многие зрители даже не догадываются о том, что Саруман и Гэндальф - это божественные создания из расы майар.

В мифологии Толкина майар служат более могущественным существам, валар, примерно как ангелы служат архангелам. Настоящее имя Сарумана - Курумо, когда-то он был главным из майар.

По задумке Толкина, помимо помощи валар, майар должны защищать Средиземье от Саурона. Майар неуязвимы, поэтому во "Властелине колец" Саруман не погибает окончательно, а лишь развоплощается и теряет свою силу.

#14 Саруман пытался захватить Шир

В трилогии Питера Джексона Саруман выпадает из повествования после поражения в битве за Хельмову Падь и Изенгард, но в книгах события развиваются иначе.

После того, как Фродо сбросил кольцо в лаву Роковой горы, Саурон потерял свою силу, а хоббиты вернулись домой, но на этом их приключения не закончились. Оказавшись в родных краях, Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри обнаружили, что Шир был захвачен злобным диктатором по имени Шарку.

Под личиной Шарку скрывался не кто иной, как Саруман, который обманул стражей-энтов в Ортанке, выбрался на свободу и попытался в последний раз захватить власть. К счастью, Фродо и его друзья победили Шарку в битве при Байуотере и изгнали его из Шира.

#13 Гибель Сарумана в фильме отличается от его гибели в книге

В театральной версии фильма сцена гибели Сарумана вообще отсутствует, однако ее можно увидеть в расширенной версии "Возвращения короля", которая вышла на DvD. В этой сцене Саруман, заключенный в башню Ортанка, готовится просить Гэндальфа об освобождении, но приспешник Сарумана Грима Червеуст предает волшебника, убивает его кинжалом и сбрасывает тело вниз с башни.

В книге дело обстоит по-другому. Победив в битве при Байуотере, Фродо принимает решение пощадить волшебника и вместо казни приказывает ему убраться из Шира, но Саруман не успевает уйти далеко, потому что его догоняет предатель - тот самый Грима.

Что интересно, Джексон решил вырезать сцену смерти Сарумана из театральной версии "Возвращения короля" из-за разногласий с Кристофером Ли. К счастью, к моменту началу съемок "Хоббита" режиссер и актер успели помириться.

#12 Кристофер Ли принял предложение о съемках в телесериале, чтобы доказать всем свою способность сыграть волшебника

Кристофер Ли по праву считается одним из самых преданных фанатов Толкина. При жизни актер минимум раз в год перечитывал "Властелина колец" и даже встречался с профессором лично.

Когда Ли узнал о предстоящих высокобюджетных съемках трилогии, он, само собой, захотел в них поучаствовать. Чтобы продемонстрировать Питеру Джексону свои актерские способности, Кристофер Ли сыграл Олвина в телесериале "Новые приключения Робина Гуда", магический мир которого сильно напоминает мир, описанный Толкином.

Актеру такого уровня вообще не нужно никому ничего доказывать, поэтому прием сработал, но дальше все пошло не по плану.

#11 Кристофер Ли хотел сыграть Гэндальфа

Узнав о желании Кристофера Ли сыграть в экранизации "Властелина колец", Питер Джексон пригласил актера на личную встречу. По признанию режиссера, перспектива работать с легендарной звездой из фильмов ужасов казалась ему невероятно привлекательной.

Джексон и Ли мирно беседовали ровно до того момента, пока не выяснилось, что они говорили о разных волшебниках! Актер очень хотел сыграть Гэндальфа, а режиссер уже пригласил на эту роль Иэна Маккеллена, заготовив для Кристофера Ли роль Сарумана.

В конце концов им удалось договориться - Ли признал, что динамичные боевые сцены с Гэндальфом оказались бы ему не по плечу из-за возраста, и уступил роль более молодому Маккеллену.

#10 В книгах и фильмах Саруман обладает разными способностями

Ни для кого не секрет, что экранизация "Властелина колец" сильно отличается от своей литературной основы. Одним из таких отличий являются способности Сарумана, которые были наглядно продемонстрированы в "Братстве кольца", в тот момент, когда Братство оказывается на заснеженном склоне Карадраса.

В фильме Саруман совершенно очевидно пытается помешать героям достичь цели, подчинив себе силу стихий.

В книге же автор не говорит о вмешательстве Сарумана напрямую. Герои попадают в снежную бурю, которую действительно могли спровоцировать некие темные силы. Тем не менее, Карадрас всегда считался опасным именно из-за экстремальных погодных условий, поэтому не исключено, что буря произошла сама по себе.

Некоторые фанаты Толкина остались недовольны тем, что Джексон столь вольно обошелся с текстом первоисточника, а вот неискушенные зрители, напротив, лучше поняли, насколько силен и опасен Саруман.

#9 В мультфильме "Властелин колец" Сарумана чуть не назвали неправильно

Питер Джексон - не первый, кто попытался экранизовать "Властелина колец". Его предшественником был Ральф Бакши, выпустивший в 1978 году анимационную версию трилогии. При создании этой версии волшебника хотели назвать Аруманом - видимо, потому, что имена Саурона и Сарумана созвучны.

В конечном итоге здравый смысл возобладал, но если прислушаться, имя Аруман все-таки кое-где звучит.

Наверное, хорошо, что Бакши решил ничего не менять, ведь, судя по успеху игрового "Властелина колец", публика вполне готова принять двух злодеев с созвучными именами, не путая их. Да и Толкин наверняка слышал это созвучие, но ничего не предпринял - а значит, так оно и задумывалось.

#8 Саруман - символ индустриализации

Во "Властелине колец" содержится немало намеков на то, что Саруман олицетворяет собой процесс всеобщей индустриализации, которая, как известно, считается злом и неизменно противопоставляется природе, то есть добру.

Самым ярким символом является крепость Изенгард, в которой Саруман проводил опыты по усовершенствованию армии. Надеюсь, теперь вы понимаете, почему честь разрушить Изенгард досталась энтам, то есть гигантским деревьям.

В конце книги Саруман попытался захватить вечнозеленый и беззаботный Шир, однако Фродо и его друзья пресекли его попытку.

По мнению некоторых фанатов, этот сюжет возник под влиянием реальных событий, происходивших в Англии во времена Толкина.

#7 Кристофер Ли, сыгравший Сарумана, пел в метал-группе

Несмотря на то, что этот факт не относится к Саруману напрямую, я считаю, что он заслуживает упоминания. Сэр Кристофер Ли, сыгравший Сарумана, известен своим неподражаемым тембром голоса, поэтому известие о том, что он еще и поет, вряд ли вас удивит.

Будучи большим любителем фэнтези и тяжелой музыки, в 2000-х годах Ли участвовал в записи альбомов Manowar и Rhapsody of Fire в качестве приглашенной звезды.

Разумеется, гостевого участия ему показалось мало, и в 2010 году он записал и выпустил собственный альбом.

#6 В книгах Саруман планировал предать Саурона

Еще одно различие между книгами и фильмами заключается в том, что в фильмах характер взаимоотношений между Саруманом и Сауроном раскрыт не до конца.

В фильмах Саруман предстает перед нами в качестве покорного слуги Темного властелина. Он знает, что войны не избежать, и добровольно принимает сторону того, кто, по его мнению, одержит победу в этой войне.

В книгах же Саруман подчиняется Саурону лишь внешне, а сам тем временем планирует выкрасть Единое кольцо. Факты, свидетельствующие о том, что Саруман работает против хозяина, встречаются в тексте неоднократно.

Судя по всему, Джексон решил упростить сценарий и добавить в сюжет еще одного злодея. Тем не менее, стоит признать, что в книгах образ Сарумана обладает куда большей глубиной и вызывает неподдельный интерес у читателей.

#5 Толкин добавил в сюжет Сарумана на поздних этапах работы над книгой

Дж. Р. Р. Толкин всегда тщательно прорабатывал основные линии повествования вплоть до мельчайших деталей, чтобы у читателей не оставалось никаких вопросов. В связи с этим заявление о том, что Саруман был добавлен в сюжет "Властелина колец" далеко не сразу, выглядит по меньшей мере странно.

Сначала Толкин написал, что Гэндальф не явился на встречу с Фродо в "Гарцующем пони", и лишь спустя какое-то время нашел причину - другого волшебника, бывшего союзника Гэндальфа, который перешел на сторону Саурона.

Как вы понимаете, после этого профессор был просто обязан придумать новому персонажу предысторию. Так Саруман стал одной из самых интересных и загадочных фигур в сюжете.

#4 Бой Сарумана с Гэндальфом был предопределен

На первый взгляд может показаться, что Гэндальф и Саруман всегда были друзьями, а первая стычка между ними произошла в Ортанке, когда Саруман в открытую сказал, кому он служит. На самом деле, это не так.

Конфликт между волшебниками нарастал в течение долгих лет до той памятной встречи. Он зародился в тот момент, когда двое из расы майар впервые ступили в Средиземье. Дело в том, что хранитель Серых Гаваней эльф Кирдан отдал кольцо Огня Нарью Гэндальфу, а не Саруману, несмотря на то, что второй был главнее первого.

Позже в Средиземье возник Белый Совет, призванный противостоять Саурону, и некоторые члены совета, в том числе эльфийская владычица Галадриэль, хотели, чтобы их возглавил Гэндальф, а не Саруман. И хотя должность в конце концов досталась Саруману, он, несомненно, затаил зло на конкурента.

#3 Сцена смерти Сарумана в фильме основана на реальных событиях

Сцена смерти Сарумана была вырезана из театральной версии "Властелина колец", но это вовсе не означает, что она была плохо прописана или неудачно снята. Как раз наоборот! В той сцене Грима Червеуст бьет Сарумана в спину кинжалом, и, по словам членов съемочной группы, подготовка к ней сопровождалась любопытным диалогом.

Питер Джексон по обыкновению излагал актерам свое видение ситуации, а Кристофер Ли внезапно спросил его: "Вы вообще знаете, с каким звуком нож входит в тело? А я знаю".

Далее Ли осветил детали одной военной операции, в которой ему довелось поучаствовать во времена Второй Мировой войны. Само собой, после такого Джексон оставил попытки что-либо объяснить и позволил актеру работать самостоятельно.

#2 Сарумана не было в "Хоббите"

Не исключено, что Джексону вообще не стоило растягивать скромную повесть Толкина на целых три фильма, но ведь деньги лишними не бывают, правда? Чтобы наполнить адаптацию событиями, режиссеру пришлось перелопатить архивы профессора в поисках свежих идей и добавить в сюжет линии, которых не было в оригинале.

Так в "Хоббите" появились новые и хорошо знакомые персонажи, включая Сарумана. Саруман в исполнении Кристофера Ли является значимым второстепенным персонажем. Он появляется в "Нежданном путешествии" и "Битве пяти воинств", и благодаря ему зритель узнает, каким образом Саурону удалось материализоваться в Средиземье.

Сам Толкин в "Хоббите" об этом ничего не писал, но в целом сюжетная вставка оказалась удачной, ведь именно она связывает события двух кинотрилогий.

#1 Саруман тайно владел Звездой Элендила

После поражения Саурона в Войне кольца Арагорн стал королем Воссоединенного королевства и вместе со своими сторонниками решил убрать из Изенгарда следы присутствия Сарумана и орков.

Осматривая Ортанк, король обнаружил сундук, который нельзя было открыть обычным способом, поэтому Арагорн обратился к Гимли, так как знал, что гномы издревле владеют искусством взлома замков.

В сундуке обнаружилось одно из величайших сокровищ Средиземья - подлинная Звезда Элендила. Сокровище считалось утерянным после смерти Исилдура, но на самом деле оно все это время хранилось у Сарумана. Возвращение Звезды Элендила к законному владельцу было воспринято людьми как предзнаменование успеха и процветания Воссоединенного королевства.

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— В конце июня я был в Шире, — начал повествование маг. — Меня снедала тревога, и источник ее был на юге. Я и отправился туда, как будто специально навстречу вестям о войне в Гондоре. Слухи о Черной Тени словно ножом полоснули мне по сердцу. Несколько беглецов с юга, встреченных мной, были так напуганы, что ничего толком не смогли рассказать. Я повернул на северо-восток и по Зеленопутью направился в Брыль. В дороге я повстречал Радагаста Бурого, эльфы Трандуила должны знать его, одно время он был их соседом. Радагаст из нашего Ордена, но я лет сто его не видел. Тем более удивительно мне было, когда он окликнул меня.

— Гэндальф! А я тебя ищу! В этой глухомани и расспросить толком некого. Мне сказали, что тебя можно отыскать в какой-то деревне, не то Шир, не то Пыр…

— Верно сказали, — ответил я. — Ты только местным так не говори. Шир — не деревня, а страна, хоть и небольшая, а ты сидишь на самой границе. Но это — к слову. Что за дело погнало тебя в дорогу? Видно, важное, ты ведь не очень-то расположен к путешествиям?

— У меня к тебе поручение, — отвечал он, — и куча плохих новостей. — Потом огляделся, словно рассчитывая заметить под кустом посторонние уши, и прошептал: — Назгулы! Все Девять. Пересекли Реку и движутся на Запад. Выглядят черными всадниками.

Вот тут я и понял наконец, что за тревога не оставляла меня. А Радагаст тем временем продолжал:

— У Врага, видно, какая-то большая забота здесь, иначе зачем бы Девяти соваться в такую дыру.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я.

— Мне было сказано, что Девять повсюду расспрашивают о каком-то Шире…

Признаюсь, сердце у меня упало. Даже Мудрым небезопасно встречаться с назгулами, когда они все вместе, во главе с Предводителем. В древности это был великий король и великий чародей, а теперь его оружие — смертный ужас.

— Кто послал тебя? — поинтересовался я.

— Саруман Белый, — ответил Радагаст. — Он еще просил передать, коли тебе нужна его помощь — он готов, но тогда тебе придется поспешить, а то как бы поздно не было.

Я обрадовался. Саруман Белый — мудрейший среди нас. Радагаст и сам великий маг, мастер форм и цвета, кроме того, он знает все о травах и животных, а птицы, те просто его друзья. Но Саруман эпохами изучал искусство Врага, и только благодаря ему нам удавалось разгадывать ходы Темного Владыки. Именно Саруман разработал план нападения на Дол Гулдур. Может статься, подумал я тогда, ему известен способ загнать обратно Девятерых.

— Я отправляюсь к нему, — сказал я Радагасту.

— Поспеши, — посоветовал он. — Я много времени потратил, разыскивая тебя, а дни бегут быстро. Мне было велено найти тебя не позднее середины лета, она как раз и наступила. Даже если ты отправишься сию секунду, вряд ли опередишь Девятерых. Они найдут страну, которую ищут. А я возвращаюсь домой. — Он вскочил на коня и готов был умчаться, но я остановил его.

— Постой, нам ведь понадобится твоя помощь, нам понадобится вообще любая помощь. Предупреди зверей и птиц, они же дружны с тобой. Пусть собирают новости, пусть присмотрят за этими делами и пусть несут вести в Ортханк, мне и Саруману.

— Хорошо, — ответил Радагаст, — я сделаю, о чем ты просишь. — И он умчался так, словно все Девять гнались за ним.

В этот день мы с конем сильно устали. К тому же надо было обдумать все спокойно. Я заночевал в Брыле. В Шир возвращаться времени уже не было, решил я, и совершил самый большой промах из всех.

Я написал Фродо и доверил передать письмо своему давнему приятелю, хозяину гостиницы, а сам уехал на рассвете. Саруман издавна поселился в Изенгарде, в отрогах Мглистых Гор, неподалеку от Гривы Рохана. Боромир должен знать эту огромную, открытую всем ветрам равнину, раскинувшуюся до самых Белых Гор. А Изенгард — это каменистое плато, окруженное высокими острыми скалами. В центре этой естественной крепости стоит Ортханк, — башня, выстроенная давным-давно руками нуменорцев. Глядя на нее, высоченную, хранящую немало тайн, трудно поверить, что это — рукотворное сооружение. В скалах Изенгарда только одни ворота, иначе в Ортханк не попасть.

Спустя немало дней я поздним вечером приблизился к этим воротам. Их охраняли. Правда, как выяснилось, стража была уведомлена о моем приезде и открыла створы.

Когда они бесшумно сомкнулись за моей спиной, я почувствовал беспричинный с виду страх, однако подъехал к дверям Ортханка. Саруман уже поджидал меня. Вместе поднялись мы к нему наверх. Я заметил у него на пальце кольцо.

— Вот ты и пришел, Гэндальф, — приветствовал он меня, а в глазах у него плясали белые огоньки, словно от какого-то недоброго веселья.

— Да, пришел, — отвечал я, — пришел за обещанной помощью, Саруман Белый.

Почему-то упоминание его собственного титула разгневало мудрого мага.

— Неужто за помощью, Гэндальф Серый? — с неожиданной издевкой переспросил он. — Кто бы мог подумать! Гэндальф Серый ищет помощи, такой хитроумный, такой непоседливый, он везде суется и во все вмешивается, а вот поди ж ты — за помощью пришел!

В полном недоумении глядел я на него.

— Если меня не обманули, — начал я, — настало время собрать воедино всю нашу мощь…

— Вполне допускаю, — усмехнулся Саруман. — Только поздновато посетила тебя эта мысль. Интересно, долго ли Совет скрывал от меня события величайшей важности? Чего ради ты выбрался теперь из своего Шира?

— Девять вышли в мир, — ответил я ему. — Радагаст сообщил мне, что они перешли Реку.

— Ах, Радагаст! — захохотал он, и теперь-то уж ясно было, что он издевается. — Радагаст — укротитель пташек! Радагаст Простак! Радагаст Дурак! Значит, у него все-таки хватило ума сыграть свою роль, а большего от него и не ждали. Ибо ты пришел, а это — главное. Здесь ты и останешься, Гэндальф Серый. Тебе пора отдохнуть от путешествий. Так решил я, Саруман Мудрый, Саруман — Создатель Кольца, Саруман Радужный.

Тут только я заметил, что одежда Сарумана, по привычке показавшаяся мне белой, переливается всеми цветами и оттенками. Когда он двигался, у меня просто в глазах рябило.

— Мне больше по душе белый цвет, — сказал я.

— Белый! Ха! Он хорош для начала. Но белые одежды можно выкрасить, белый лист исписать, а белый цвет — разложить.

— Тогда он уже не будет белым, — ответил я. — А тот, кто начинает расчленять целое на части, пытаясь понять природу целого, уже не будет мудрым.

— Нечего излагать мне прописные истины, — оборвал он меня, — оставь их своим друзьям-недоумкам. Я не затем вытащил тебя из норы, чтобы выслушивать твои наставления, я хочу предложить тебе выбор.

Дальше он произнес целую речь и, как мне показалось, заранее отрепетированную.

— Древние Дни миновали, — так учил меня Саруман. — Уходят Средние Дни и уступают место Новым. Кончилось время Эльфов, настает наше: перед нами мир Людей, им надо управлять. Но нужна немалая сила, чтобы устроить этот мир так, как хотим мы, научить его Добру, ведомому лишь Мудрым.

Послушай меня, Гэндальф, старый мой друг и помощник, — тут голос его помягчел, он подошел поближе, — я сказал «мы», это и будем мы, если ты захочешь присоединиться ко мне. Поднимается новая сила. Против нее бесполезны старые союзники, а старые способы бесполезны для нас. Нет надежды у эльфов, нет шансов у гаснущего Нуменора. А значит, нет выбора и у нас, кроме как примкнуть к новой Силе. Вот в чем мудрость, Гэндальф. Вот в чем надежда. Она победит, эта Сила, победит скоро, и не забудет тех, кто помог ей победить. Она будет расти, а вместе с ней будет расти и наша мощь. Кому, как не нам, Мудрым, набравшимся терпения, удастся направить ее, а потом и обуздать? Мы можем позволить себе выждать, можем сохранить наши помыслы, сожалея, конечно, о неизбежном зле по пути к великой цели: к Знанию, к Власти, к Порядку, к тому, чего мы тщетно пытались достичь, покуда наши слабые и ленивые друзья больше мешали, чем помогали нам. Наши намерения останутся прежними, изменятся лишь средства.

— Саруман, — остановил я эту прекрасную речь, — а ведь я уже слыхал раньше подобные разговоры… от лазутчиков Мордора, посланных смущать невежественные умы. Не могу же я подумать, что ты так долго ждал меня только за этим.

Некоторое время он рассматривал меня, соображая что-то свое.

— Значит, такой мудрый план не увлекает тебя? — в раздумье произнес он. — Нет, не увлекает? А если добавить к нему кое-что, а? — Он накрыл мою руку своей узкой длинной ладонью. — А почему бы нет, Гэндальф? — жарко зашептал он. — А Великое Кольцо? Неужели ты думаешь, мы не могли бы распорядиться им? Тогда Сила перешла бы к нам. Ну? Теперь ты знаешь, зачем я призвал тебя. У меня много глаз. Полагаю, тебе ведомо, где оно, это сокровище? Разве не так? Иначе зачем бы Девять носились по всему Среднеземью, разыскивая Шир. А ты что там делаешь?

Здесь он не смог сдержать обуревавшую его страсть. Глаза, алчно вспыхнув, выдали его. Мне пришлось отступить.

— Саруман, — сказал я, — Единственное потому и Единственное, что может быть лишь на одной руке. Ты знаешь это не хуже меня, поэтому забудем о твоем «мы». Но я не собираюсь отдавать его, я не собираюсь даже рассказывать о нем теперь, когда узнал о твоих намерениях. Ты долго был Главой Совета, но только теперь я понял тебя. Ты предлагаешь выбор: подчиниться либо тебе, либо Саурону. Допустим, мне не подходит ни то ни другое. Может, предложишь еще что-нибудь?

Аш назг дурбатулук.

Саурон Мордорский, надпись на Кольце

Меняю Кольцо Всевластья на эльфийский меч.

Саурон Московский, надпись на заборе

Слово “кольцо” встречается в трилогии Дж. Р. Р. Толкина 589 раз. Причем в 524 случаях оно относится к тому самому Кольцу — Кольцу Всевластья. Прочие упоминания приходятся на всевозможные кольца стен, табачного дыма и — внимание — на остальные девятнадцать колец Власти. О них, равно как и о других средиземских кольцах, и пойдет речь в этой работе.

Прежде всего зададимся вопросами: что такое кольца и почему, собственно, кольца, а не серьги или брошки? Ответ на оба этих вопроса прост: кольцо есть наиболее простое и универсальное украшение для гуманоидных созданий. Кольцо легко надеть и легко снять, его можно положить в карман или потерять, переплывая через реку. Много колец можно соединить в цепь. Наконец, кольцо — это просто стильно и красиво. Неудивительно, что именно кольца стали основными артефактами в Средиземье: по всем вышеперечисленным критериям они дадут сто очков вперед Сильмариллам, Палантирам и зачарованным клинкам.

Самое первое из колец?

Арагорн носил на пальце змею.

Хронологически первое упоминание кольца у Толкина относится к концу Первой эпохи, когда эльфийский король Финрод Фелагунд вручил одному из человеческих вождей свое кольцо в знак дружбы за свое спасение в очередной битве с силами Моргота. Вождя звали Барахиром, по его имени и стали называть кольцо. Спустя некоторое время к Финроду явился сын Барахира Берен, дабы просить эльфа сопровождать его в антиморготскую экспедицию. Финрод сгинул в Ангбанде, а Берен вернулся — без одной руки, зато с Сильмариллом и фамильным кольцом. С тех пор последнее стало передаваться в роде Берена от отца к сыну. А род этот был весьма примечательным: человеческие короли Нуменора и впоследствии повелители Арнора и Артедайна. Последний князь Артедайна Арведуи бежал с кольцом Барахира и другими артефактами Арнора на север, где и погиб во льдах, но незадолго до гибели он подарил кольцо вождю местного племени — лоссохов. Дунаданы выкупили перстень и принесли его в Ривенделл, где базировались потомки королевского дома в изгнании. В конце концов, кольцо Барахира досталось Арагорну, который наконец-то вернул королевский престол (точнее, оба престола) своему роду. Логично предположить, что впоследствии кольцо Барахира передавалось от отца к сыну, став одной из регалий королевской власти в Соединенном королевстве. Древностью своей оно уступало, пожалуй, только палантирам.

Происхождение вида

Единственное сохранившееся изображение Келебримбора, соавтора Колец Власти.

Во Вторую эпоху внук величайшего из эльфийских мастеров Феанора — Келебримбор — обосновался в Эрегионе, у подножия Мглистых гор, и постепенно стал ведущим эльфийским кузнецом. Он поддерживал тесные связи с гномами Кхазад-Дума и даже начертал на вратах Мории знаменитую надпись (“Скажи друг и входи”). Собрав близких товарищей, Келебримбор создал что-то вроде профсоюза — Гвайт-и-Мирдайн — дабы совместно совершенствоваться в мастерстве. И тут, около 1200 года Второй эпохи, на эрегионской сцене появляется новый персонаж — некто Аннатар, он же Артано, он же Аулэндиль, якобы ученик Великого Кузнеца Аулэ, посланный Валар в Средиземье для помощи эльфам. Кузнецы Келебримбора с радостью приняли предложение Аннатара обучить их новым вершинам мастерства. Невзирая на то, что могущественные эльфийские владыки Гил-галад, Элронд, Галадриэль и Келеборн весьма подозрительно отнеслись к “посланцу Аулэ” и иметь дело с ним всячески отказывались.

После продолжительных экспериментов, приблизительно в 1500 году Второй эпохи, эрегионские кузнецы под чутким руководством Аннатара начали ковать то, что впоследствии стало назваться Кольцами Власти. Точно неизвестно, сколько их было сделано тогда. Как минимум, шестнадцать — будущие гномьи и человеческие. В 1590 году Келебримбор решил, что может обойтись и без помощи пришлеца, и в одиночку создал величайшие свои творения — три эльфийских кольца. Как и все остальные кольца, они были сделаны из дорогих металлов и украшены драгоценными камнями, не говоря уже о вложенной в них магии. А около 1600 года сам Аннатар — не кто иной, как Саурон — выковал Единое кольцо: золотое, безо всякого камня, зато со знаменитой надписью “Аш назг. ”.

Давным-давно здесь были откованы Кольца.

События стали развиваться стремительно. Раскаявшийся Келебримбор пришел к Галадриэли советоваться, что делать с Тремя, которых не коснулась рука Саурона. Их решено было скрыть: одно осталось в Лориэне, два отправились в Линдон к величайшему из тогдашних эльфов Гил-галаду. Саурон во главе огромной армии вторгся в Эриадор, дабы отобрать Кольца: ведь в каждое из них была вложена часть его могущества. Темный властелин опустошил Эрегион, забрал девять найденных там колец, под пытками выведал у Келебримбора местонахождение еще семи и, в конце концов, убил эльфа. А потом вынужден был отступить под ударами нуменорцев. Считается, что после этого Саурон раздал шестнадцать колец гномам и людям, а затем на некоторое время отложил идею порабощения Средиземья, сосредоточившись на совращении Нуменора.

Так появились Кольца.

Ненья, Кольцо Воды.

Три — эльфийским владыкам

Вилья, Кольцо Воздуха.

История эльфийских Колец Власти известна лучше всех остальных — прежде всего потому, что они все время оставались в руках Свободных народов. Главной особенностью Трех стало неучастие Саурона в их создании. Темный властелин не мог установить связь с владельцем эльфийского кольца, склонить его к злодействам, да и вообще почувствовать, где такое кольцо находится. Тем не менее местоположение Трех тщательно скрывалось: шпионы Врага могли оказаться где угодно.

Келебримбор вручил Галадриэли, самой могущественной из эльфийских женщин, Кольцо по имени Ненья. Оно было сделано из редчайшего металла митрила, который добывался исключительно в копях Мории, и украшено адамантом. По некоторым источникам, Ненья — главное из Трех, однако в других текстах самым сильным эльфийским Кольцом называется Вилья. Так или иначе, но благодаря Кольцу Воды мощь и красота Лориэна увеличились многократно. Даже Король-Чародей, отправившись на поиски Шира и Бэггинса, не рискнул нарушить границ, охраняемых Неньей. Но личную жизнь Галадриэли Кольцо отравило: в ней неожиданно пробудилось стремление к Морю и возвращению в Валинор, и Средиземье не доставляло ей былой радости.

Нарья, Кольцо Огня.

Кольца Вилья и Нарья отправились в Линдон к Гил-галаду. После разорения Эрегиона встал вопрос о создании новой эльфийской твердыни. Решено было, что таковой станет Имладрис — укрепленная вотчина Элронда. А для того, чтобы обеспечить Имладрису магическую поддержку, Гил-галад передал Элронду Вилью — золотое Кольцо с сапфиром. Почти ничего не известно о том, как именно Элронд пользовался своим Кольцом; можно предположить, например, что это оно помогло ему смыть Черных Всадников с Бруиненского брода.

Третье Кольцо Нарья, украшенное рубином, Гил-галад передал Хранителю Серых Гаваней — Кирдану Корабелу. Около тысячи лет Нарья пролежало у Кирдана мертвым грузом, а затем с Запада приплыли пятеро Магов, и Корабел со словами: “С ним ты сможешь зажигать сердца в этом стынущем мире” — отдал Кольцо Огня последнему из них, Гэндальфу. Возможно, именно Нарья пробудило в Гэндальфе склонность к магии дыма и огня; в любом случае, Кольцо явно помогало ему при поджигании шишек, запуске фейерверков и в битве с Балрогом.

Эльфийские кольца, хоть и хранились в строжайшей тайне, стали серьезным подспорьем в борьбе с Сауроном. Заложенные в них силы стремились сохранить Средиземье в чистоте и отсрочить увядание мира. Но, пусть и не подчиненные Единому, они все равно были сильно связаны с Кольцом Всевластья. Когда последнее было уничтожено, потеряли свою силу и Три. Вместе со своими хранителями они навсегда уплыли на Белом корабле на Заокраинный Запад.

Семь — для гномов

Количество гномьих колец имеет вполне логичное обоснование: в стародавние времена Аулэ создал семь гномьих праотцев, от которых и пошли семь родов гномов. Для каждого рода, собственно, и предназначалось свое Кольцо. Согласно основной версии, все Семь были розданы Сауроном, однако гномы рода Дарина верили, что их Кольцо Дарин III получил из рук Келебримбора. Так или иначе, но в изготовлении Семи Саурон участвовал и надеялся с их помощью подчинить гномов своей воле. Но гномы оказались крепкими орешками. Кольца не только не сделали их рабами Темного властелина, но и усилили их сопротивляемость его внушениям. С другой стороны, они умножили страсть гномов к накопительству, и многие беды через это произошли. Семь Сокровищниц были одна за другой разграблены, особенно в этом отличились драконы. В драконьем пламени погибли и четыре из Семи.

Так выглядели Кольца гномов.

Саурона фиаско с гномами не обрадовало, и он решил вернуть себе оставшиеся Кольца. Дольше всего возвращалось Кольцо рода Дарина, также известное как Кольцо Трора. Его владельцы расставались с ним только перед смертью, и почти никто не знал наверняка, у кого оно находилось. Именно преследованием Саурона объясняли гномы рода Дарина обрушившиеся на них несчастья — от пробужденного Балрога до безумия Трора. Наконец последний владелец последнего гномьего Кольца, Трайн II, был схвачен слугами Врага, заключен в подземелья Дол Гулдура и принужден расстаться с Кольцом.

Кольцо предводителя назгулов.

О судьбе остальных гномьих колец и соответствующих родов у Толкина почти ничего не сказало. Можно предположить, что некоторые роды оказались на службе Саурона, но рабами его они наверняка не стали. В ролевой и карточной играх Middle-Earth Семь Колец названы по именам родов; кроме Дарина, там фигурируют Барин, Бавор, Друин, Двалин, Телор и Трар. В карточной игре Lord of the Rings есть имена трех гномов, получивших Кольца: Линнар, Синдри и Ури, а также названия четырех из Семи: Преумножение, Вероломство, Ярость и Возмездие.

Девять — смертным

Именно Хамул гонялся за хоббитами по Ширу.

Люди стали единственной разумной расой, с которой затея Саурона удалась. Девять достались величайшим из людей своего времени: троим нуменорцам и шестерым выходцам с Юга и Востока. Кольца многократно умножили силы владык, даровав им способность становиться невидимыми и зрить недоступное взгляду других, однако они же истончили их тела и сделали бесплотными рабами Саурона. Настолько велика была его власть над ними, что даже если бы одному из них досталось Кольцо Всевластья, он безропотно принес бы его Саурону. Впервые назгулы появились в 2251 году Второй эпохи; после поражения сил Зла в войне Последнего союза они бежали далеко на восток, чтобы в 1300 году Третьей эпохи появиться вновь. Назгулы захватывают гондорскую крепость Минас Итиль, которая по такому случаю переименовывается в Минас Моргул. Наконец, в преддверии Войны Кольца трое назгулов передислоцируются в Сумеречье, однако один из них вскоре возвращается в Моргул.

Двар, в прошлом великий воин, полководец и волшебник.

Наиболее известный из назгулов — их предводитель, Король-Чародей Ангмара. Не подлежит сомнению, что при жизни он был нуменорцем; некоторые считают, что его звали Муразор (или Эр-Муразор) и являлся он братом одного из Королей. Могуществом и знанием темной магии предводитель назгулов уступал только Саурону; Королю-Чародею, в отличие от других Кольценосцев, не страшны были вода и солнечный свет. В Третью эпоху он способствовал распаду Арнора и уничтожению Артедайна, руководил взятием Минас Итиля, вызвал последнего короля Гондора на поединок и вероломно убил его, возглавил нападение на Осгилиат и охоту за Кольцом. Он же и погиб первым — на Пеленнорских полях, от руки Эовин.

Вторым из назгулов был Хамул Тень Востока (это единственный Кольценосец, названный у Толкина по имени), он же — Черный Истерлинг. Хамул лучше других (исключая Короля-Чародея) мог чувствовать присутствие Кольца, но он же был наиболее уязвим перед светом и водою. В начале Войны Кольца Хамул был командирован в Дол Гулдур, откуда и отправился на поиски Кольца. Согласно нетолкиновским текстам, Хамул был старшим сыном вождя дальневосточного народа уомо. На службе у Саурона он долгое время исполнял административные функции.

Джи Индур, тиран Кирана и Мумакила.

Сведения об остальных семи назгулах известны из ролевой игры Middle-Earth. Третий кольценосец, Двар, родился на острове Уо, находящемся где-то на юго-востоке Средиземья, и после долгих приключений стал правителем не только Уо, но и окружающих земель. Он принял Кольцо, дабы стать бессмертным, и поступил на службу Мордора. Джи Индур, четвертый назгул, был одним из правителей тропического государства Киран, однако война вынудила бежать его на север. Там он встретился с агентами Саурона, получил Кольцо и вернул себе престол. Его владения впоследствии стали вассалами Мордора. Ахорахиль, также известный как Слепой чародей, был нуменорским колонизатором. В 30 лет он вставил себе вместо глаз два волшебных камня, давших ему значительную магическую силу, и объявил о независимости своей колонии. Саурон заинтересовался Ахорахилем, и надеть ему на палец Кольцо было только вопросом времени — что и случилось.

Шестой назгул, Хоармурат происходил с северо-востока Средиземья. В юности он много общался с эльфами-авари и, в конце концов, захватил власть, однако через несколько лет чуть не потерял страну. Саурон послал на север Хамула, который и вручил одно из Колец Хоармурату. В Мордоре последний заведовал инженерными работами. Единственной женщиной-кольценосцем стала прекрасная нуменорка Адунафель. Родившись в знатной семье, она искала в Средиземье трона и власти, что и привело ее к Саурону, Кольцу и вечному существованию. Рен Нечистый был учеником и правой рукой Короля-Чародея. Наконец, Увата, девятый назгул, в бытность свою человеком объединил племена восточного государства Ханд и — в обмен на Кольцо — присягнул на верность Саурону.

Увата часто исполнял обязанности гонца.

Назгулы развоплотились вместе с Сауроном, когда Кольцо Всевластья упало в Ородруин. Что стало с их Кольцами — вопрос открытый. Ник Перумов предполагает, что они были разбросаны по всему Средиземью. Другие источники считают, что Девять, как и три из Семи, хранились в Барад-Дуре и погибли при его разрушении. В карточном Lord of the Rings приведены следующие имена трех колец из Девяти: Суровость, Злоба и Гнев.

Меньшие кольца

Существование меньших колец — ранних экспериментов кузнецов Эрегиона — не подлежит сомнению. Например, Гэндальф довольно долгое время считал найденное Бильбо Кольцо одним из них. Впрочем, и тогда это не умаляло тревоги мага: хотя меньшие кольца и не настолько могущественны, как Двадцать, они остаются опасными для простых смертных и несут в себе отпечаток воли Саурона, хотя могут и не управляться им. В большинстве своем свойства меньших колец аналогичны свойствам Двадцати, но выражены слабее. Могут меньшие обладать и другими, экспериментальными качествами, от использования которых Келебримбор впоследствии отказался.

Не исключено, что некоторые из меньших колец Саурон захватил в Эрегионе вместе с Девятью и награждал ими своих прислужников. Так они могли попасть в руки людей Севера, Востока и Юга, злых гномов и даже некоторых из орков. Другие меньшие кольца могли перейти к эльфам, людям или гномам от самого Келебримбора или даже остаться похороненными под развалинами Эрегиона. В карточной игре Middle-Earth, помимо меньших колец, присутствуют магические, дарующие своим владельцам умения в той или иной области.

29 Kb
31 Kb
32 Kb
Досье: Кольца
19 Kb

Кольца усиливали сверхъестественные возможности своих владельцев и иногда давали им новые. Владелец Кольца мог наслаждаться долгой, в несколько раз дольше среднестатистической, жизнью, однако если в Кольце была воля Саурона, то долголетие это постепенно перетекало в существование за гранью жизни. Каждое Кольцо, в создании которого участвовал Темный властелин, постепенно склоняло своего владельца ко Злу, вне зависимости от его первоначальных намерений.

Кольца стремились не показываться на глаза чужим, дабы не раскрыть своего владельца. Впрочем, от хранителя равного или превосходящего по силе Кольца скрыться было невозможно (так, например, Фродо узрел Ненью на руке Галадриэли). Большинство Колец могли изменять свой размер, соскальзывая с пальца в самый неподходящий момент, чтобы найти нового владельца. Уничтожить же Кольца было очень сложно; некоторые, например гномьи, плавились в драконьем огне, а Единое — только в пламени Ородруина.

На деле раздача Колец происходила вовсе не так централизованно, как в фильме Питера Джексона.

Саруман Белый считал, что знает все о Кольце Всевластья. Если вы прочитали эту статью до конца, вы можете с таким же основанием считать, что знаете все об остальных Кольцах Власти.

Читайте также: