Носили ли славяне серьги мужчины

Опубликовано: 04.07.2022

Существует поверье, что только геи прокалывают правое ухо (да и уши вообше). Однако это не так. Окунемся в отечественную историю.

Мужская серьга на Руси и в России

Сережка киевского типа. Золото, скань. На данный момент хранится в Российском Государственном Историческом Музее.

Традиция носить золотые сережки и серьги из серебра существовала и на Руси. Серьги для русичей были не просто украшением, по ним можно было прочитать историю и социальное положение семьи. Так простолюдины носили серьги из меди и дерева, зажиточные торговцы могли позволить себе более дорогие серьги из серебра, ну а членам княжеской семьи полагалось носить серьги с изумрудами и рубинами.
До XII в. витязи прокалывали себе одно ухо. В ту пору украшение называлось «одинец», а мужчина, его носивший, — «серьгач».

Мужская серьга на Руси и в России

На картине изображен последний русский князь-язычник Святослав Храбрый. Византийский историк Лев Диакон оставил колоритное описание внешности Святослава при его встрече с императором Цимисхием после заключения мира:
"Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и греб вместе с его приближенными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми, бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой."

Мужская серьга на Руси и в России

Особый смысл в серьгу вкладывали казаки. В левом ухе ее носил единственный сын матери-одиночки. В правом — единственный сын у родителей. В обоих ушах — последний в роду, кормилец и продолжатель рода. По казачьей традиции, атаман или есаул был обязан оберегать такого, особенного человека. Во время войны, например, его не имели права подвергать смертельному риску, не отсылали на верную гибель в самое пекло.

Во время боярства от прокалывания ушей отказались. В Петровскую эпоху мужские серьги тоже не пользовались популярностью: украшения были мало видны под длинными париками. Зато серьги красовались в ушах слоев непривилегированных. Ими вовсю «щеголяли» холопы. Серьга в ухе для них была символом принадлежности хозяину. В елизаветинские времена парики стали короче и мочки придворных модников украсились серьгами.
Среди военных серьги вошли в моду во времена правления Павла I, это были именно женские серьги - русские женщины, чтобы уберечь солдат от шальной пули, дарили им свои серьги («для милого дружка хоть сережку из ушка!»). Такие серьги были своеобразными оберегами, защищавшими от злых духов и шальных пуль, так они превратились в мужской талисман.

Аркадий Курунин

Аркадий Курунин запись закреплена

СЕРЬГА У СЛАВЯНСКОГО МУЖИКА!

Данную тему хотелось бы посвятить предмету, который археологи часто находят в мужских погребениях, принадлежащих славянам, но редко интерпретируют в этнографическом контексте: мужской серьге. Какова её семантика?
Откуда берут начало многие современные представления о ношении серьги славянскими мужчинами?
Как, почему, когда и какие серьги носили славянские мужчины?
Каковы корни многих современных воззрений?
Первый письменный источник: диакон Лев из Калоэ о великом князе киевском Святославе: „Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и греб вместе с его приближенными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос – признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга: она была украшена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближенных только чистотой”.
Ношение серег не всегда являлось данью моде: кольца в ушах являлись носителями информации о человеке. Не гнушались этих украшений и русские князья Святослав и Владимир. Но после принятия христианства «княжеский пирсинг» выпал в осадок…
Комментарий автора темы: На самом деле ношение серьги долгое время оставалось в обычае у князей и после Святослава. В 1356 г. великий князь Иоанн Васильевич завещает своим сыновьям Дмитрию (Донскому) и Ивану по одной серьге с жемчугом. Будто бы русские мужчины носили серьгу до начала XV века. По сообщениям иноземных писателей XVI века и начала XVII, они видели много бояр, купцов и простолюдинов с серьгой. Этот же обычай засвидетельствован у украинских и российских казаков.
Представляет интерес мотивация серьги в одном ухе у Святослава, его потомков из великокняжеской династии, бояр и казаков.
Вот что можно найти в сети:
Однако если стремиться к исторической достоверности, нужно сразу признать: серьги появились именно как мужское, а не как женское украшение.
Уже в древней Азии семь тысяч лет назад существовали искусные мастера, делавшие серьги для мужчин. Для древних египтян и ассирийцев серьга символизировала высокое положение в социуме.
В средние века в Европе мужские серьги переживали то периоды ренессанса, то, наоборот, падения.
Например, в XIII в. католическая церковь, вооруженная религиозной догматикой, запретила изменять тело, сотворенное "по образу и подобию". Этот запрет коснулся и прокалывания ушей.
Традиция носить золотые сережки и серьги из серебра прижилась и на Руси. Серьги для русичей были не просто украшением, по ним можно было прочитать историю и социальное положение семьи. Так простолюдины носили серьги из меди и дерева, зажиточные торговцы могли позволить себе более дорогие серьги из серебра, ну а членам княжеской семьи полагалось носить серьги с изумрудами и рубинами.
Особый смысл в серьгу вкладывали казаки. В левом ухе ее носил единственный сын матери-одиночки. В правом - единственный сын у родителей. В обоих ушах - последний в семье, кормилец и продолжатель рода. По казачьей традиции, атаман или есаул был обязан оберегать такого, особенного человека. Во время войны, например, его не имели права подвергать смертельному риску, не отсылали на верную гибель в самое пекло.
На Руси мужчины также не пренебрегали серьгами. Со времен древних славян до XII в. витязи прокалывали себе одно ухо. В ту пору украшение называлось «одинец», а мужчина, его носивший, - «серьгач».

- 5026 Мужские серьги у славян

"Из мужских украшений надо отметить еще серьгу. В X в. у Святослава, по словам Льва Диакона, была в одном ухе золотая серьга. У русских крестьян еще в XIX в. этот обычай был широко распространен: мужчины носили серьгу в одном ухе, а женщины в обоих ушах. Поэтому понятны слова завещания Ивана II: "А се даю сыну своему князю Дмитрью. и серга золота с женчюгом. сыну своему князю Ивану. и сергу с женчюгом" (ДДГ, стр. 18.)."
Арциховский А. В. Одежда // Очерки русской культуры XIII-XV вв. Ч.1. Материальная культура. -. М., 1969. С. 277-296

Мужские серьги у славян

"Серьги «салтовского» типа (2 экз. – рис. 2, 3). Серьги «салтовского» типа – устойчивый термин, введенный в научный оборот Н.Я. Мерпертом (Мерперт, 1951. С. 30). Серьги литые или составные имеют форму разомкнутого кольца в основном округлой или овальной формы с шариком-отростком в верхней части и удлиненной подвеской в нижней. Их типология была разработана С.А. Плетневой (Плетнева, 1967, 1989). Однако исследование локальных вариантов данной категории украшений позволило Д.А. Сташенкову утверждать, что серьги «салтовского» типа должны рассматриваться не как импорт с территории Хазарского каганата, а как одно из проявлений евразийской моды (Сташенков, 1998. С. 213-231). Д.А. Сташенков выделил целый ряд локальных и хронологических особенностей этого типа украшений, показав, что в различных регионах были распространены украшения, обладавшие своим набором признаков (Сташенков, 1998. С. 219-222). В VIII–начале X вв. находки серег «салтовского типа», которые традиционно считались предметом импорта, зафиксированы на территории юго-восточной группы славянских племен (северян, радимичей, вятичей, донских славян), в материальной культуре которых отчетливо прослеживается влияние салтово-маяцкой культуры. Устойчивый набор типов, взаимовстречаемость серег с лучевыми височными кольцами в целом ряде комплексов (например, Зарайский (Железницкий) клад – Путь из варяг. 1996. С. 72. Кат. 559-568) позволяют включить этот тип украшений в состав женского этно-определяющего убора конца IX–начала X в. юго-восточных славян. Серьги из Алпатьевского клада относятся к наиболее распространенному типу односоставных колец. Место сочленения кольца и подвески оформлено овальной бусиной, которая является дериватом дисков-ограничителей для крепления на кольце подвижных подвесок салтовских прототипов (типы 1-4 по С.А. Плетневой: 1989. С. 109. Рис. 57). Аналогичные серьги можно указать в составе Зарайского клада (Путь из варяг. 1996. С. 72. Кат. 564-568), на Супрутском (Григорьев, 2005. С. 87. Рис. 37, 10; ГИМ: оп. В 2715/12-13; В 2728/78-81, 93-95, 239; В 2831/1-2 и др.), Новотроицком (Ляпушкин, 1958. Рис. 15, 3) и Чертовом городищах (Паршин, 2005. С. 51).

Близкие по форме, но не полностью аналогичные украшения зафиксированы на поселениях Бучак и Ходосовка в Среднем Поднепровье (Петрашенко, 1994. С. 183. Рис. 2, 5). На Каневском поселении найден фрагмент литейной формы для изготовления серег «салтовского» типа (Петрашенко, 1994. С. 183. Рис. 3), что, очевидно, является доказательством местного производства этих изделий. Гривна «глазовского» типа серебряная круглодротовая, замок в виде петли и крючка, обруч в центральной части гладкий, ближе к концам тордированный (рис. 2, 7). Отдельно в составе клада зафиксирована многогранная головка с пуансонным орнаментом на гранях (рис. 2, 8), которую с большой долей вероятности можно считать частью замка такой же гривны.

Общепринята точка зрения о прикамском происхождении бронзовых и серебряных гривен «глазовского» типа, большая часть находок которых происходит из бассейна р. Чепцы (Леонтьев, 1996. С. 164). В то же время значительное количество серебряных гривен найдено на территории Фенно-Скандии и Прибалтики (Stenberger, 1947. Abb. 1-6, 12, 17, 32, 1 и др.; Hеrdh, 1996. P. 138. Fig. 31; Kivikoski, 1973. Abb. 452), большая их часть скручена в спираль и происходит из состава кладов. Гривны «глазовского» типа датируются в целом IX–началом X в., однако в кладах они встречаются вплоть до второй половины XI в.Б. Хорд, исследовавшая использование серебра в эпоху викингов, присоединяясь к ранее высказанному М. Стенбергером и Л. Лунстремом мнению, полагает, что гривны служили в качестве одного из платежных средств на территории Балтийского региона (Hеrdh, 1996. P. 137-142). Анализ результатов взвешивания серебряных гривен «глазовского» типа показывает, что вес их колеблется около двух весовых норм: 200 г (191,7-202,6 г) и 100 г (94,68-108,7 г). Б. Хорд вслед за Л. Лундстремом полагает, что эти весовые нормы могут быть соотносимы с Ѕ и ј русской гривны (408 г) (Hеrdh, 1996. P. 138). Вес гривны из Алпатьевского клада 188 г, что вполне соответствует одной из этих весовых норм. "
Славяне и иные языци. К юбилею Натальи Германовны Недошивиной. Труды ГИМ. Вып. 198. М., 2014. В.В. Мурашева (ГИМ) «КНИГА ПУТЕЙ И СТРАН» (АЛПАТЬЕВСКИЙ КЛАД)

Мужские серьги у славян

Мужские серьги у славян

"По материалам Супрутского городища можно отметить, что миниатюрная простая проволочная серьга была найдена на костяке взрослого мужчины (раскоп XXIII, погребение 1), две такие же, но бронзовые серьги находились на детском костяке [Арх. ИА РАН. Р-1: № 4226. Л. 4. Рис. 11], серьги салтовского типа и славянские лучевые как минимум втрех случа-ях находились при женских костяках и один раз — при детском [Изюмова С. А., 1978. С. 101, 102; Арх. ИА РАН. Р-1: № 4226. Л. 8, 10; 4592. Л. 6, 7]. "
Григорьев А.В. Славянское население Оки и Дона, Тула, ЗАО «Репроникс» 2005

В Х веке хазарский каганат был сильнейшим государством на востоке Европы. Его столица находилась в низовьях Волги на большом острове между главным руслом реки и Ахтубой. Хазары обложили данью славян, мордву, мерю, черемис, камских болгар и северокавказские народы.
Разрозненные объединения племен искали против хазар союзников или покровителей. Камские болгары обратились за помощью к мусульманам и приняли ислам. Но шел процесс распада арабского халифата и у мусульман были свои проблемы.
Хазары подчинили многие племена, ранее платившие дань Киеву. В 940 году войска хазарского полководца «досточтимого Песаха» дошли до стен Киева и наложили на самих полян большую унизительную дань. Брали «мечами с каждого дыма». Это было фактическое разоружение киевлян.
Устоять против хазар стало главной политической проблемой для Киева.
Соотношение сил в Восточной Европе изменилось после того как 9 сентября 957 года княгиня киевская Ольга приняла крещение в Константинополе. Это означало союз и поддержку в лице мощной Византии.
Сын Ольги Святослав был воспитан воином и с детства отличался твердым характером. Но, в отличие от матери, он не стал принимать новую веру. «Могу ли я принять новый закон, чтобы дружина моя посмеялась надо мною?». Святослав «не имел ни станов, ни обоза, презирал хлад и ненастье северного климата, не знал шатра».
А каков был начальник, таковы и воины.
«Иду на вас» - предупреждал он очередного противника, следуя законам чести.
Святослав повел борьбу последовательно и целеустремленно. Имея сильную дружину, он привел в повиновение своих соседей, бывших хазарских данников.
Для совместной борьбы с Хазарией были заключены договоры с воинственными степными племенами. Летом 964 года Святослав двинулся к границам каганата. Не вполне доверяя новым союзникам, он отправился не напрямую, через степи, а поднялся вверх по Днепру. Перетащил корабли в Оку и по Оке, а затем по Волге спустился до Итиля – столицы Хазарии. С востока, из степей Южного Урала к городу подошли гузы, а с запада печенеги. Город на острове был обречен и стал ловушкой для защитников. Шансов спастись не было. Хазары вышли на битву и были разбиты, город уничтожен. Святослав повернул домой и шел уже через степи, захватывая и сжигая города. С владычеством каганата было покончено.
Детальных подробностей тех событий нет. Известно, что в природе произошли изменения. Поднялась вода в Каспийском море и лучшие земли хазар оказались затопленными. Их государство перестало существовать. До сих пор не найдены хазарские письменные источники. А первая русская летопись появится только в ХI веке.
Более известен поход Святослава на болгар и Византию.
Византийские дипломаты заключили в Киеве выгодный договор, по которому славянское войско выступает против болгарского царя Петра. Разбить болгар Святославу не составило труда. Однако в Константинополе произошел государственный переворот и новый император Цимисхий усмотрел в Святославе угрозу. Началась борьба с основными силами империи.
Святослав засел в маленькой болгарской крепости на берегу Дуная и противостоял теперь византийским войскам и болгарам.
«Россияне, как пишут византийские историки, оказывали чудесное остервенение и, думая, что убитый неприятелем должен служить ему рабом в аде, вонзали себе мечи в сердце, когда уже не могли спастися, ибо хотели сохранить вольность свою в будущей жизни. Самые жены их ополчались и, как древние амазонки, мужествовали в кровопролитных сечах. Малейший успех давал им новую силу. Однажды в счастливой вылазке, приняв магистра Иоанна, свойственника Цимискиева за самого императора, они с радостными криками изрубили сего знатного сановника и с великим торжеством выставили голову его на башне. Нередко, побеждаемые силой превосходною, обращали тыл без стыда: шли назад в крепость с гордостию, медленно, закинув за плеча огромные щиты свои. Ночью, при свете луны, выходили жечь тела друзей и братьев, лежащих в поле, закалывали пленников над ними и с какими-то священными обрядами погружали младенцев в струи Дуная.
Но число их уменьшалось.
Цимиский, изумленный отчаянным мужеством неприятелей, вздумал прекратить утомительную войну единоборством с князем Святославом и велел сказать ему, что лучше погибнуть одному человеку, нежели губить многих людей в напрасных битвах. Святослав ответствовал:
- Я лучше врага своего знаю, что мне делать. Если жизнь ему наскучила, то много способов от неё избавиться. Цимиский да избирает любой!
За сим последовало новое сражение, равно упорное и жестокое. Греки всего более хотели смерти героя Святослава.
Один из их витязей, Анемас, открыл себе путь сквозь ряды неприятелей, увидел великого князя и сильным ударом в голову сшиб его с коня, но шлем защитил Святослава, и смелый грек пал от мечей дружины княжеской.
Наконец, сама природа ополчилась на Святослава: страшный ветер поднялся с юга и, дуя прямо в лицо россиянам, ослепил их густыми облаками пыли. Греки назвали себя победителями. Их суеверие приписало сию удачу сверхъестественному действию: они рассказывали друг другу, будто бы святой Феодор Стратилат явился впереди их войска и, разъезжая на белом коне, приводил в смятение языческие полки российские.»
(Карамзин НМ История государства российского)
В Дунай вошла греческая эскадра и положение русской дружины стало безвыходным.
Святослав решился просить переговоров о мире. Цимисхий, обрадованный его предложением, отправил к нему в стан богатые дары. По условиям мира дружина Святослава свободно уходила на родину и получала продовольствие, русским купцам разрешалось вести торговлю в Константинополе.
Посреди Дуная встретились роскошная ладья императора ромеев и простой челнок, в котором одним из гребцов был князь Святослав. Русский вождь был в белой рубахе до колен и ничем по виду не отличался от простого воина. Греки смотрели на него с удивлением.
«…он был среднего роста и довольно строен, но мрачен и дик видом; имел грудь широкую, шею толстую, голубые глаза, брови густые, нос плоский, длинные усы, бороду редкую и на голове один клок волос, в знак его благородства; в ухе висела золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами и рубином.»
Византийский историк Лев Диакон не уточняет форму и размер серьги.

В то время серьга была амулетом, носимым на ухе и охраняющим его от колдовских чар. Считалось, что ухо наиболее уязвимо для враждебного влияния злых сил. Люди, которые носили подобные предметы, верили, что это защитит их от дурного глаза. . Прокалывание уха и кровопускание носило ритуальный характер. Впоследствии амулеты стали скрывать и носить под одеждой.
В курганах северного Причерноморья в захоронениях скифов, сарматов и гуннов часто находят серьгу в левом ухе у знатных мужчин. Встречаются серьги витые пирамидальные вершиной вниз или в виде кольца с отростком. В Византии мужские серьги носили моряки.
Кочевые народы, позднее пришедшие в восточно-европейские степи и впоследствии ставшие южнорусским (ныне украинским) населением: торки, берендеи, половцы носили серьги в виде незамкнутых золотых, серебряных и бронзовых колец с бусинами.
Гумилев, исследователь древней Хазарии, находил в мужских захоронениях простых незнатных хазар серьги в виде колечек в левом ухе, выполненные из бронзы.
У славян мужcкие серьги не были распространены, но встречаются как исключение. На Руси в IX-XII вв предпочитали серьги в виде кольца с нечетным количеством бусин. Материал серьги – бронза или серебро. В качестве бусин – любые камни в зависимости от достатка и вкусов владельца.

Цимисхий вызвался оказать содействие русичам и сообщил, что направил к печенегам послов, которые должны убедить их пропустить русскую дружину в Киев. Однако Святослав допускал, что возможна ловушка и послы получили прямо противоположные инструкции. Движение на Киев сухим путем могло оказаться гибельным.
Поэтому до выяснения обстоятельств он направился в устье Днепра и высадился на острове Березань, где устроил зимовку.
Возможно, он сам проводил переговоры с печенегами и на переговорах был достигнут нужный результат.
Известно, что воевода Свенельд, правая рука Святослава, не встретил с их стороны препятствий и с частью дружины, двигаясь вдоль Южного Буга, благополучно прибыл в Киев.
Святослав поступил иначе. Весной он совершенно открыто двинулся вверх по течению Днепра. Печенеги ждали его, «обступив пороги», и русской дружине пришлось принять неравный бой.
Святослав пал в битве. Князь печенегов Куря, отрубив ему голову, из черепа приказал сделать чашу и оковать её золотом. Куря хвастался, что такой редкой чаши нет ни у кого, и пил из нее вино.
Существует точка зрения, что виновников гибели князя следует искать в другом месте.
Профессор Гумилев Л.Н. был убежден, что Святослава сдали свои, во всем виновата христианская община Киева и его сын Ярополк.
До киевлян дошли сведения, что во время зимовки на острове Березань в дружине русов произошли кровавые разборки на религиозной почве. Воины-язычники обвиняли в постигших бедах тех немногих христиан, которые были в войске. Неудачу похода язычники объясняли гневом своих богов Перуна и Волоса. Были замучены и убиты все дружинники – христиане, в том числе и родственник Святослава Улеб (Глеб). Князь не только одобрил происходящее, но и сам в нем участвовал.
Киевляне опасались, что с приходом дружины Святослава в Киев эти события могут повториться.

Традиция украшать себя различными предметами, прокалывая уши, появилась очень давно.

Ещё в первобытные времена люди протыкали мочки ушей или носовую перегородку длинными тонкими костями, и первые серьги тоже были костяными, а точнее именно косточками в их первоначальном виде.

Позднее в целях украшения себя древние люди стали использовать семена растений, лепные украшения из глины, подвешенные на нитях — волокнах из трав — и другие предметы.

Традиция носить костяные и глиняные украшения дошла и до наших дней. Некоторые африканские племена и сейчас украшают себя самыми разнообразными предметами. Правда, украшения стали разнообразнее. Теперь в мочках ушей африканских аборигенов можно увидеть не только кости и глину, но и более современные украшения. Пивные банки, например…

В эпоху Средневековья серьги служили отличительным знаком и были исключительно мужским атрибутом. Серьги из серебра и золота носили знатные и богатые люди. Крупные серьги, украшенные драгоценными камнями, демонстрировали знатность и достаток их обладателя.

Как правило, серьги носили в обоих ушах. Наличие серьги в одном ухе свидетельствовало о низком происхождении человека. В средневековом Риме одно ухо прокалывали рабам и вдевали медную серьгу-кольцо. А в Европе такая серьга означала, что сей человек весьма сомнительного рода занятий. Такой знак отличия имели цыгане, пираты, разбойники и таким образом бросали вызов обществу и церкви.

Церковь не приветствовала ношение серег и прокалывание ушей, ибо «тело сотворено по образу и подобию творца», и вносить свои коррективы в виде прокалывания ушей считалось делом не богоугодным.

Золотую серьгу в одном или обоих ушах имели и мореплаватели, и воины. Для них это было своего рода «капиталовложением». Ведь никто не знал, где и когда может настигнуть смерть. И, думая о том, что судьба может уготовить вдруг смерть вдали от родных и близких, на чужбине, это золото человек предназначал тому, кто похоронит его — чужеземца.

У разных народов были различные понятия об украшениях и их назначении. В Индии серьги носили как мужчины, так и женщины. Для индусов серьги — не только признак достатка. Это ещё и оберег. Считается, что серьга в носу оберегает от дурного глаза и порчи. По сей день можно увидеть у индийских женщин в ноздре маленькую сережку.

А у славян обычай носить серьги появился благодаря скандинавам-викингам. В те далекие времена язычества на Руси серьгам придавалось магическое свойство. Одна серебряная серьга надевалась младенцу мужского пола. Считалось, что это убережет от грыжи. А девочкам надевали сережки в оба уха. Как верили люди в те времена, это должно было сберечь девочку от порчи и сглаза.

Кроме того, серьги служили своего рода отличительным знаком. Раньше младенцев одевали в одинаково длинные рубахи из беленой холстины. Пол ребёнка отличался по сережкам. Одна — мальчик, а если две — значит, девочка.

Отношение к ношению серег различалось в разное время и у разных народов. Во времена правления Петра Великого серьги стали исключительно холопским украшением. Знать носила парики, которые скрывали уши, а холопы париков не носили, зато носили медные или деревянные серьги.

«Для милого дружка — сережку из ушка», — гласит поговорка. Откуда появилась эта фраза? При императоре Павле на Руси серьгам придавалось магическое значение. Женщины дарили «сережку из ушка» своим мужьям, любимым, когда те уходили в дальние походы. Считалось, что серьга, подаренная любимой женщиной, и от пули сбережет, и от нападения злых людей. Вот и носили в то время и воины, и купцы женские серьги.

А каждая женщина верила, что если одна серьга при ней, а другая — при любимом, это залог того, что сердце его будет только с ней, и, где бы мужчина ни был, куда бы ни забросила его судьба, он непременно вернется к хозяйке сережки.

В Египте, Средней Азии, Персии (ныне Иран) серьги издавна были знаком отличия людей богатых. Ювелиры Египта изготавливали серьги самых разных форм. Серьги из золота в форме жука-скарабея носили для привлечения богатства, а нефритовые серьги в форме того же популярного у египтян жука дарили их обладательнице женское очарование и плодовитость, серьги в форме иероглифа анкх — как символ-талисман, сулящий долголетие и возрождение после смерти. Такие серьги хоронили вместе с их обладателем.

В Странах Средней Азии существует традиция прокалывать уши совсем маленьким девочкам. В наши дни эта традиция соблюдается, но о значении её знают немногие. В прошлые века, если в семье родилась девочка, родня покупала маленькие сережки из золота и, когда младенцу исполнялось сорок дней, эти маленькие сережки вдевали в ушки ребёнка с верой, что ребёнок вырастет здоровым, и жизнь его будет богатой и счастливой.

В современном мире серьги не теряют своей популярности и пользуются спросом и в молодежной моде, где являются порой даже атрибутом различных субкультур, и в строгой классике для более старшего поколения.

С годами меняется мода, формы изделий, но серьги по-прежнему популярны и востребованы, правда, теперь это украшение стало преимущественно женским.

Читайте также: