Как добывают золото в перу

Опубликовано: 29.06.2022

Источник: MHEALTH.RU

Автор: Андрей Гордасевич

«Убирайся отсюда, чертов гринго!» — с этой фразы началась очередная незабываемая поездка фотографа Андрея Гордасевича, на этот раз в непризнанную страну золотоискателей в амазонских джунглях. «Вам нужно сегодня же исчезнуть отсюда. Иначе можно исчезнуть в принципе», — а так доверенные лица подсказали Андрею время окончания съемок. Что происходило между этими «Привет!» и «Пока!» — читай ниже.

Где Перу, департамент Мадре-де-Диос, верховья Амазонк­и: долины рек Мадре-де-Диос, Инамбари, Пукири, Колорадо, Пуэрто-Кальхозе.

Что Самодеятельная добыча золота. Около 100 000 старателей ежегодно производят здесь 18–20 тонн металла, попутно уничтожая до 6000 гектаров тропического леса и сбрасывая в окружающую среду до 40 тонн ртути. Золото здесь добывали еще во времена инков, существует теория, что Мадре-де-Диос — это и есть то самое легендарное Эльдорадо.

Как Горные реки вымывают крупинки золота из месторождений в Андах и несут свои драгоценные воды вниз, в джунгли, где распадаются на множество рукавов (шириной до 1 км). Когда весенний паводок затапливает все вокруг, вместе с илом в грунте остаются крупинки золота — его нужно только достать.

Золотоискатели промывают шланг для подачи грунта на драгу

Вместе с группой смуглых старателей я качаюсь в лодке, пересекающей мутны­е воды реки Пукири. У моих спутников с собой дорожные сумки и надежда на хороший заработок — они сюда надолго. У меня — рюкзак с фотоаппаратурой и план за три недели собрать материалы для рассказа о местном Клондайке.

На удаляющемся за кормой берегу осталось не только потрепанное такси, доставивше­е меня в эти края, но и в целом гражданская жизнь городка Пуэрто-Мальдонадо, небольшого, но хотя бы официально обозначенного на карте. А в зеленом пятне джунглей, которые ждут меня впереди, лежат стихийные поселения, где одинаково не рады ни полицейским, ни бандитам.

Золотоносный регион Мадре-де-Диос — это 85 тысяч кв. километров дикой сельвы, где добыча желтого металла ведется кустарным, убийственным для людей и природы способом, без контроля и разрешений. Но перуанские власти при всем желании не могут контролировать эти джунгли. Попытки, конечно, предпринимаются.

Дон Клаудио, старатель с 1978 года

За полгода до нас в одно из поселений вторглись посланные из Лимы (столица Перу) подразделения национальной гвардии, которые взрывали технику старателей. Но перестрелки и кровопролитие ничего не изменили — кроме добычи золота, заняться здесь нечем, инвестиции в этот процесс огромны, а доходы, по некоторым данным, превосходят доходы от наркоторговли. Так что отказываться от этого бизнеса никто не планирует.

Перуанские верховья Амазонки — это современный Дикий Запад, где одни вкалывают по горло в грязи, чтобы отнять у земли крупицы золотого песка, а другие только и ждут момента, чтобы отнять отнятое, не сильно напрягаясь. Декорации под стать: дощатые дома, простейший быт, люди с холодным взглядом, от которых не знаешь, чего ждать. Темные личности и искатели приключений съезжаются сюда со всей страны, преодолевая нелегкий путь.

В одном из поселков в джунглях живет окол­о 4000 старателей-нелегалов. Поэтому в доверительной беседе один из наших местных контактов сказал: «Понимаешь, я не смогу объяс­нить им всем, что ты просто хочешь рассказать о нашей жизни».

Донна Делия лечит ожог сырым луком

Сам я прилетел в Лиму, оттуда — в Пуэрто-Мальдонадо (столица департамента Мадре-де-Диос), а теперь езжу в разные точки — по несколько часов на такси и моторных лодках. Куда я попал.

«Убирайся отсюда, чертов гринго! Тебе тут не место!» — кричит мне из окна лифтованного Toyota Hilux местная мучача. Она в машине одна, а вся моя провинность заключается в том, что я достал из рюкзака камеру и сделал снимок земли у себя под ногами: цепи и шестеренки втоптаны в асфальтовую по плотности почву и напоминают работы Жана Тангли. Не любят здесь… Тангли.

Перу — крупная страна, расположенная в центральной части Южной Америки на побережье Тихого Океана. Площадь — 1 326 км 2 (вдвое больше Иркутской области — ред.). По численности населения (29,5 млн чел.) занимает 41 место в мире.

Перу делится на три крупных географических региона: прямое и засушливое побережье, крутые Анды, простирающиеся с севера на юг, а также амазонские джунгли на востоке. Амазония покрывает 57,6 % территории всей страны. На Перу приходится 13,2 % всех амазонских лесов и 7,3 % всех лесов в мире. Система реки Амазонки содержит 20 % всех мировых запасов пресной воды. На район побережья приходится 10,6 % всей территории страны, а на высокогорье — 31,8 %. В Перу можно встретить 84 (известно 104) разновидности экосистем, а также 28 (из 32-х известных) климатических зон, что делает эту страну одной из самых экологически разнообразных в мире.

Добыча полезных ископаемых — одна из важнейших отраслей экономики Перу. Анды богаты цветными металлами и золотом, а в районах, граничащих с Колумбией, в изобилии встречается серебро.

Немного истории

Существуют доказательства того, что добычей полезных ископаемых в Перу занимались с древних времен, — еще до появления цивилизации Инков. Эти народы в повседневной жизни и работе широко использовали золото, серебро, бронзу и медь. Испанские колонисты обнаружили в стране большое количество месторождений, включая многие знаменитые месторождения серебра, производство которого в XIV веке оценивалось в 150–200 т ежегодно. В 1790 г. в Перу функционировало 784 объекта по добыче серебра и 69 объектов по добыче золота.

Важный период развития горнодобывающей деятельности начался после принятия в 1877 г. закона, разрешающего иностранцам владеть месторождениями. После этого в страну пришли серьезные иностранные инвестиции. Строительство в начале XX века железных дорог увеличило эффективность транспортной системы Перу и имело большое влияние на развитие горнодобывающей деятельности.

Наше время

В 1991 г. правительство страны приняло ряд новых правил и налогов, упростивших получение необходимых лицензий и дающих определенные преимущества компаниям, занимающимся крупномасштабной добычей полезных ископаемых. После этого объемы горнодобывающей деятельности Перу начали стремительно расти. В настоящее время экспорт полезных ископаемых — ключевой сектор экономики страны (примерно половина вывозимых товаров приходится на полезные ископаемые). Перу занимает 6-е место по производству золота в мире (первое в Латинской Америке), 3-е по производству меди и находится среди 5-и крупнейших производителей свинца и цинка. Два перуанских золотых месторождения — «Янакоча» (Yanacocha) и «Пиэрина» (Pierina) — являются одними из самых богатых и доходных объектов такого рода в мире. В ближайшие годы в стране прогнозируется начало разработки приблизительно 100 новых месторождений золота. Экспорт полезных ископаемых вырос с 1,2 млрд долл. в 1987 г. до 4 млрд долл.

Добычей полезных ископаемых в Перу приблизительно на 75 % владеют иностранные компании. Большие инвестиции из-за границы объясняются открытостью перуанской рыночной экономики, правительственными гарантиями, свободным обращением финансов, свободным возвращением капитала и прибылей из Перу в страну инвестора, а также равным отношением к внутренним и внешним компаниям. Правительство страны продолжает сокращать дотации и тарифы, либерализирует правила иностранного инвестирования, упрощает налоговый кодекс, а также установило систему уступок в сфере строительства и управления соответствующей инфраструктурой.

Золотодобывающая отрасль Перу

Производство золота в Перу в 2010 г. составило 170 т, и страна заняла по добыче этого металла 6-е место в мире.

Добычу ведут как из рудных, так и россыпных месторождений.

Добыча из россыпей в 2009 г. составила 14 % от общего производства золота в стране. Юго-восточные Анды известны своими россыпями на реке Инамбари и ее притоках. Золото здесь добывается преимущественно на реках, протекающих сквозь джунгли в районах Инка и Мариатеги.

Одной из заметных черт золотодобывающей отрасли этой страны является то, что практически четверть всего добытого золота приходится на незаконную деятельность. Незаконная добыча золота вкупе с экологическими аспектами, связанными с ней (вырубка амазонских лесов, неконтролируемое масштабное использование ртути нелегальными добытчиками), приводит к загрязнению окружающей среды и наносит серьезный вред самой индустрии, местному населению и природе.

Легальную добычу золота в Перу ведут приблизительно 160 горнодобывающих компаний, среди которых «Anglo American», «Barrick Gold», «Buenaventura», «Cambior», «Gold Fields Peru», «Newmont Gold».

Компания «Newmont Mining» управляет крупнейшим золотодобывающим объектом Южной Америки — месторождением «Янакоча», расположенным в высокогорьях Анд. «Янакоча» — это система эпитермальных золотых месторождений, характеризующихся высокой сульфидизацией и некоторым содержанием серебра. Они формируют собой район размером 10 х 4 км, находящийся в границах геологической зоны, относящейся к третичному периоду и простирающейся по всей территории Перу. Общее производство золота на трех открытых карьерах этого месторождения, с момента начала работ в 1993 г., превышает 808 т. 56 % акций «Янакоча» владеет «Newmont Mining», а еще 44 % находятся в руках крупнейшей местной компании «Cia de Minas Buenaventura SA». В 2012 г. «Buenaventura» надеется произвести более 46 т золота.

Всемирно известная компания «Barrick Gold» владеет двумя месторождениями в Перу — «Лагунас Норте» (25,1 т в 2010 г.) и «Пиэрина» (5,9 т в 2010 г.), расположенных в северной части страны. Оба месторождения относятся к эпитермальному типу.

Хозяином другого крупного объекта добычи золота с открытым способом разработки «Серро Корона» (Cerro Corona), расположенного также в северной части Перу, является компания «Gold Fields Peru». Общие запасы золота оцениваются в 13 млн долл. Концентрат с «Серро Корона» экспортируется в Японию, Корею и Европу.

В полной собственности компании «St. Elias Mines» находится район Тесоrо, расположенный в богатом золотом районе Нацка-Оконьо (юго-западная часть Перу). Компания владеет также проектом по добыче золота «Куэва Бланка» (Cueva Blanca), а также 95 % месторождения «Вилкоро» (Vilcoro).

Структура горнодобывающей помышленности Перу

Горнодобывающую промышленность Перу со стороны государства контролирует Министерство Энергетики и Добычи (Ministry of Energy and Mines), которое распределяет концессии (договора на сдачу государством предприятий или участков земли). Министерство имеет полномочия по проведению мер и политики по защите окружающей среды, надзору за влиянием горнодобывающей деятельности на экологию, распределяет ответственность и облагает административными санкциями.

Кроме министерства, в Перу действуют правительственное агентство «ProInversión», которое занимается инвестициями, общественный институт «INGEMMET», подготавливающий и представляющий информацию о геологии страны, а также организация «INACC», отвечающая за распределением концессий и надзор за выполнением законов.

Помимо государственных учреждений, активную роль в горнодобывающей индустрии Перу играют некоторые другие влиятельные организации и ассоциации. К ним относятся:

- «Национальное общество добычи, нефти и энергии» (National Mining, Petroleum & Energy Society). Оно стимулирует развитие горнодобывающего, нефтяного и энергетического секторов страны. Особое внимание это общество обращает на экологические аспекты. Практически все добывающие компании в Перу являются его членами.

- «Ассоциация горных инженеров Перу» (Mining Engineers of Peru). Работа ассоциации направлена на развитие горнодобывающей деятельности в стране, внедрение технологий, а также образования.

- «Геологическая ассоциация Перу» (Peru Geological Association). Занимается геологическими исследованиями, ориентированными как на корпорации, так и общество в целом, организует различные семинары, конгрессы.

В Перу нет крупных внутренних производителей оборудования для добычи золота. Зато в стране успешно работают такие известные международные компании, как «Sandvik», «Caterpillar», «Hitachi», «Komatsu», «Liebherr» и т.д.

Перуанских компаний, занимающихся производством оборудования для добычи, немного. Они базируются в крупных золотодобывающих районах и заняты, в основном, производством оборудования для мелкомасштабной добычи.

Горнодобывающее законодательство Перу

Горнодобывающая деятельность Перу регулируется системой законов, главными из которых являются:

- «Общий Горный Закон» (1981 г.) устанавливает общие правила для горнодобывающей деятельности. Согласно этому закону все минеральные ресурсы принадлежат государству. Включает в себя закон, касающийся привлечения иностранных инвестиций, а также содержит гарантии (например, стабильность налогообложения), относящиеся ко всему горнодобывающему сектору.

- «Экологический Кодекс» (1990 г.) устанавливает соответствующие правила, касающиеся окружающей среды для всех компаний, работающих в горнодобывающем секторе.

- «Закон о продвижении иностранных инвестиций» (1991 г.) устанавливает четкие правила для иностранных компаний, а также обеспечивает безопасность иностранных инвестиций. Включает в себя право на недискриминационное отношение, свободу коммерческой и промышленной деятельности, право на перевод денежных средств за границу и т.д.

Перевод с англ.: С.С. Верхозин – ОАО «Иргиредмет»


Андрей Гордасевич ,
фотограф

Все мои проекты — это точки пересечения случайности и моей внутренней готовности. Я пришел в фотографию из литературы, и на определенном этапе мне стало интересно не просто показывать отдельные кадры, а рассказывать истории. Однажды я подарил моему знакомому, швейцарскому социологу Нильсу Крауеру, альбом «Пересечения». Нильс в то время работал в Перу и занимался проблематикой добычи золота: Швейцария как рупный переработчик золота заинтересована в его легальном происхождении, но на деле, каналы, по которым поступает золото, не всегда можно назвать легальными. В Швейцарии мощнейшая часовая индустрия, развитый ювелирный сектор – это пара примеров использования золота. Получив образование социолога и зная испанский, Нильс отправился на практику в Латинскую Америку, какое-то время работал в Посольстве Швейцарии в Перу, собирал материал для своей дипломной работы, изучал условия жизни и работы старателей, ездил по их лагерям, общался с людьми – поэтому у него были необходимые связи и информация.

Он сказал, что у него есть выход на старателей, которые моют золото в Перу, и спросил, хочу ли сделать такую историю. Так началась работа над проектом «Быстрое золото».

Если золото всплыло — правда утонет

В Перу группы людей и старатели-одиночки моют золото в дельтах рек, которые зачастую являются территориями национальных парков. При этом у многих старателей на эту землю есть законные права. Но права на землю и ее недра могут принадлежать разным людям, и это провоцирует конфликты.


Ладонь Поликарпо Сайре Суйо (72 года), который моет золото с 16 лет. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Золотодобытчики используют ртуть, которая наносит большой вред окружающей среде. Обычно СМИ все истории о старателях подают однобоко: фотограф примыкает к группе полиции или военных, которые прибывают в джунгли, чтобы уничтожить технику старателей. Фотографы снимают сам конфликт, но о сути и происхождении проблемы никто не говорит.


Старатели вытряхивают золотоносный песок из ковров. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Мы с Нильсом пошли с противоположной стороны: мы рассказываем о буднях старателей, чтобы показать, как они пришли к такой жизни и как на самом деле человечеству достается драгоценный металл. Сразу скажу, что мы не адвокаты этих людей, но, как говорит Нильс, «мы делаем их голос слышным».

Работали, в основном, вдвоем: Нильс как социолог, переводчик, человек с контактами старателей, автор большей части текстов, и я как автор всей истории, концепции, фотограф, видеограф и человек, который сверстал интернет-версию проекта.



Обложка проекта. «Быстрое золото» выполнен в формате One Page Scroll — одностраничный сайт с посекционной прокруткой

Мы распределили задачи следующим образом. Нильс должен был беседовать со старателями на их родном испанском языке, быть по-научному серьезным, вызывать доверие и вместе с тем демонстрировать открытость и уважение к их труду. Я придумывал общую структуру рассказа, определял основные визуальные элементы (портреты, личные истории, отпечатки рук, вещи старателей, пересечения с историей инков и так далее), фотографировал и собирал историю воедино.


Камера в руках Андрея Гордасевича во время съемок в регионе Мадре-де-Диос. Фото Жюли Бехтольд

До этого я не работал с социологами, и именно социологическая линия в нашей истории была новой для меня с точки зрения ценностей и предрассудков. Дело в том, что фотограф работает с конкретными отдельными фактами, даже если они и складываются в историю: этот рассказ может быть частным, обособленным. А социолог за всеми отдельными фактами видит прежде всего систему.

Главные расходы на этот проект — это перелеты, проживание, питание, печать фотографий для выставок. Это не безумные траты, но ощутимые для нас с Нильсом, поскольку коммерческих целей мы перед собой не ставили и дохода от проекта нет. Но этой цели у нас и не было. Мы делали проект потому, что он был интересен нам самим.

Когда мы запустили сайт, проект довольно быстро получил известность. Я связался с коллегами из галереи «Триумф» и МАММ (Мультимедиа Арт Музей, Москва), и выставка «Быстрое золото» была показана на международном фестивале фотографии «Фотобиеннале» в Москве. Параллельно мы связались с Отделом культуры Посольства Швейцарии в Москве — в результате посольство оплатило печать и транспортировку выставки по различным регионам. Воодушевившись, мы обратились в Посольство Швейцарии в Перу и сделали выставки в Лиме и Куско. В октябре 2018 года Нильс работал с международной организацией Terres des Hommes, и мы подумали, что можно сделать выставку на набережной Wilson в Женеве.


Сцена добычи золота небольшой группой старателей: жидкий грунт подается на драгу через шланг. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Самым сложным было сделать так, чтобы съемка вообще состоялась и чтобы люди открылись и рассказали свои истории. Старатели, которые встречались только с осуждающей их прессой, относились к нам с недоверием: а зачем вы, собственно, все это снимаете? Мы объясняли им, что, во-первых, мы не пресса и ни на кого не работаем, а во-вторых, делаем этот проект потому, что нам интересна их жизнь и мы хотим, чтобы их голос тоже звучал и учитывался в общей картине. Это помогало.

Мы использовали связи Нильса и вооружились терпением. Я заранее придумал структуру рассказа, и это дало нам понимание, какие основные элементы нас интересуют. Было ясно, что рассказ сложится из портретов, историй людей, отпечатков их рук, сцен добычи золота, деталей, кратких фрагментов видео, местной музыки. Все это я старательно собирал, а Нильс беседовал со старателями о том, как они пришли к этому занятию. Поскольку люди уже были знакомы с Нильсом, им было проще раскрыться.

От момента, когда мы решили сделать эту историю, до моего прибытия в Перу прошло примерно полгода. За это время я придумал в общих чертах структуру рассказа и изучил «Историю государства инков» Гарсиласо де ла Вега — толстенный том, который дал мне представление о жизни инков и роли золота в ней.


Старатели расстилают полиэтилен для сбора золотоносного песка.
Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Благодаря подготовленной почве, съемки длились недолго — три недели. Затем мы несколько месяцев работали над книгой и полностью выстроили историю, разбили ее на главы: до начала работы были понятны элементы рассказа по отдельности, но не до конца понятна общая структура. Сейчас история разбита на главы по именам золотоносных рек и завершается городом Пуэрто-Мальдонадо, где золото продают ювелирам. Отпечатали книгу маленьким тиражом: 10 книг на английском и 10 на русском. После этого сделать сайт проекта было относительно быстрым делом.

Любой проект необходимо подавать в различных формах. Это влияет на восприятие и дает выход на различные аудитории. Зная это, в процессе работы понимаешь, какие материалы и где можешь использовать: например, видео и музыка для книги не требуются, а вот для выставки и сайта подойдут прекрасно. «Быстрое золото» я сразу видел и как мультимедийный проект тоже, и в результате он состоялся как сайт, выставки, микрофильм, книга.

Я верстал проект на базе Tilda Publishing, потому что эта платформа не требует навыков программирования и веб-дизайна, из имеющихся вариантов модулей выбираешь то, что подходит для твоего рассказа. Мне пришлось изучить основы, так как это был мой первый опыт верстки онлайн-проекта. Было несложно, так как многое перекликается с книжным дизайном.


Отпечаток руки Поликарпо Сайре Суйо (72 года). Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Но в некоторых вещах пришлось разобраться. Например, в том, какой длины должен быть текст, чтобы поместиться на один экран мобильного девайса; как фотографии и тексты адаптируются к разным экранам; какова логика путешествия онлайн-зрителя по истории.

В рассказе я использую фотографии, видео, тексты, местную музыку, отпечатки ладоней старателей и их личные вещи. Жонглируя этими элементами, создаю атмосферу, то есть то, чего не опишешь одним словом и одним кадром.

Онлайн-проект переведен на четыре языка: русский, английский, испанский и немецкий. Нильс прислал мне материалы на испанском и немецком, из них я выбрал самое интересное и сложил в английскую версию, с которой могли работать мы оба. Затем английскую версию вычитала англичанка, после чего я сделал русскоязычную версию, которую вычитал корректор. И только после этого к выставке в Берне появилась немецкоязычная версия, а к перуанским выставкам — испанская.


Так выглядит страница проекта на испанском языке

Сайт и всегда доступен, и адаптируется к любым устройствам — от экрана смартфона до профессионального монитора. Он бесплатен для читателя, обеспечивает международную аудиторию, и легко индексируется поисковиками: если зритель ищет твой проект, но находит лишь упоминания о нём в других источниках, а твоей целостной авторской подачи в интернет-пространстве не существует, ты просто упускаешь аудиторию и не отрабатываешь тему.

У нас с Нильсом разные целевые аудитории, и то же самое можно сказать о нашем совместном проекте. С одной стороны люди, которым интересны современная фотография, визуальные истории, а с другой — аудитория, которая интересуется социальной проблематикой и конкретно темой золота.


Заброшенная деревня старателей. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Более того, в России, Европе и Перу проект воспринимают по-разному. В России наша работа воспринимается скорее как приключение и рассказ о странном мире, где «пьют ртуть, чтобы избавиться от одиночества». Это было видно и по разговорам с посетителями выставки, и по вопросам на творческих встречах в России. В Швейцарии людям интересны социальные условия существования старателей. А в Перу золотодобытчики были удивлены и признательны за то, что мы сделали такую историю, показали ее в столице — Лиме — в Centro de la Imagen (Центре изобразительных искусств), а потом еще и отвезли выставку в город Куско, откуда вышли многие старатели. На выставку в Лиме пришла министр природопользования Перу, и Нильс лично провел ей часовую экскурсию — как минимум, информация достигла адресата, что и было одной из наших целей.


Дон Клаудио оценивает количество золотых частиц в речном песке; на заднем плане человек голыми ногами смешивает ртуть с золотоносным песком, чтобы экстрагировать золото. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Поскольку я фотограф, продвигался проект прежде всего по фотографическим ресурсам, где вышли анонсы выставки и мои интервью. Для одного из ресурсов я сделал тизер проекта, и он привел к нам дополнительную аудиторию. Отдельно продвигали каждую из выставок в России, Швейцарии и Перу.

Мы заявляли «Быстрое золото» на международные конкурсы и получили несколько наград, как за фотографическую историю (обычно на конкурс подается до 10 фотографий из проекта), так и за онлайн-историю.

Совет от автора:

Во время съемки, отбора информации и структурирования истории спрашивайте себя о том, какое впечатление она должна оставлять — именно над этим впечатлением и нужно работать. Важно понимать, что у зрителя через некоторое время после просмотра проекта остается лишь некий «туман воспоминания». Вот над ним-то мы все, в конечном счете, и работаем.

Share/Save

добыча золота в Перу, vigiljournal.com

Республика Перу – крупная страна Латинской Америки , расположенная в западной части материка и имеющая выход в Тихий океан. Несмотря на то, что в структуре её экономики преобладает аграрный сектор, в списке мировых стан-золотодобытчиков Перу занимает 6 строчку и лидирует среди латиноамериканских государств. На её территории сосредоточено 4% от мировых запасов золота.

Золотодобывающая отрасль получила развитие из-за крупных месторождений, расположенных в горной северной части страны на территории Анд в Ла-Либертад и Кахамарке. Месторождения «Янакоча» и «Пиэрина» являются крупнейшими в мире и приносят основной доход экономике Перу. За 2016 год всего в стране было добыто 150 тонн золота.

добыча золота в Перу, vigiljournal.com

Добыча золота в Перу

Развитие золотодобычи как отрасли имеет важное значение для всей перуанской экономики. Доля поступающих налогов от предприятий горнодобывающей отрасли составляет 15% от общих налоговых поступлений в стране. Также отрасль лидирует по количеству занятого в ней населения. Уменьшение темпов добычи золота может привести к ухудшению экономической ситуации и снижению уровня жизни населения. Поэтому государство заинтересовано в привлечении инвестиций для проведения геологоразведки и открытия новых месторождений жёлтого металла. Всего на добычу золота ежегодно направляется 13% от общего объёма инвестиционного портфеля Перу.

Проблемой золотодобывающей отрасли является сложность в отслеживании добычи золота, так как пятая часть металла, идущего на экспорт, производится без лицензий нелегальными компаниями. В целях регулирования рынка драгоценных металлов в последние годы приняты законы о правилах горнодобывающей деятельности, о сохранении окружающей среды и о правилах и безопасности иностранных инвестиций при золотодобыче.

Добычей золота в Перу занимаются 160 золотодобывающих компаний, 75% которых являются иностранными инвесторами. Среди них крупнейшие в мире: «Barrick Gold», «Anglo American», «Cambior», «Gold Fields Peru», «Buenaventura», «Newmont Gold». Это подтверждает открытость перуанской экономики для поступления зарубежных инвестиций, а также говорит о предоставлении правительством страны гарантийных обязательств по свободному возвращению прибылей странам-инвесторам и по предоставлению равных возможностей для работы внешних и внутренних компаний. Правительство Перу продолжает политику либерализации правил для иностранного инвестирования и формирование системы льгот при строительстве и управлении объектами золотодобычи.

Способы добычи золота в Перу

Процесс добычи золота – это извлечение его из естественных условий различными путями. Всего существует два способа добычи – из золотой россыпи и из золотосодержащей руды.

Добыча золота из россыпи

С давних времён этот способ добычи был основным. Несмотря на то, что самородки золота располагаются на поверхности, этот способ является трудоёмким, так как приходится перекапывать и перемывать водой большое количество грунта. Золото относится к тяжёлым металлам, поэтому не вымывается водой, а остаётся на дне специальной решётки в то время, как другие металлы образуют взвесь и смываются водным потоком. Такой способ добычи характерен для работы небольших артелей.

Золотые россыпи на территории Перу встречаются в долине реки Инамбари и её притоков в высокогорных Андах. Доля золота, добытого этим способом, составляет 14% от общего количества драгоценного металла.

добыча золота в Перу, vigiljournal.com

Добыча золотоносной руды

Добыча руды ведётся в основном открытым способом на рудниках и карьерах в промышленных масштабах. Основными местами добычи являются крупнейшие месторождения в северных и восточных районах страны, владельцами которых являются крупные компании:

  • Newmont Mining и Buenaventura (рудник Янакоча, признанный крупнейшим в Латинской Америке);
  • Barrick Gold (месторождение Пьерина и золотая шахта Лагунас Норте);
  • Gold Fields (рудник Серро-Корона);
  • Buenaventura (месторождения Оркопампа и Анкапите, Учукчакуа и Колькихирка);
  • компания Hochschild Mining plc. (месторождения Арес, Арката и Селена).

Руда представляет собой смесь минералов, из которой извлекается чистое золото. Для этого применяются специальные реагенты. Долгое время для этих целей использовалась ртуть, но из-за ядовитых свойств её применение стало экологически опасным. В настоящее время для извлечения драгоценного металла используется цианид натрия. Этот реагент превращает золото в цианистое соединение, хорошо растворимое в воде. Далее извлечение происходит при помощи других веществ или путём осаждения из водного раствора.

добыча золота в Перу, vigiljournal.com

Золотовалютные резервы Перу

Перу занимает 49-е место в мире по золотому запасу, который составляет 34, 7 тонн (по данным на январь 2017 года). Экономика страны лидирует по объёму основных золотовалютных резервов среди стран Латинской Америки, которые в 2016 году достигли 67,7 млрд. долларов США. Это является залогом стабильности и помогает экономике Перу справляться с неопределённостью, присутствующей в мире.


Андрей Гордасевич ,
фотограф

Все мои проекты — это точки пересечения случайности и моей внутренней готовности. Я пришел в фотографию из литературы, и на определенном этапе мне стало интересно не просто показывать отдельные кадры, а рассказывать истории. Однажды я подарил моему знакомому, швейцарскому социологу Нильсу Крауеру, альбом «Пересечения». Нильс в то время работал в Перу и занимался проблематикой добычи золота: Швейцария как рупный переработчик золота заинтересована в его легальном происхождении, но на деле, каналы, по которым поступает золото, не всегда можно назвать легальными. В Швейцарии мощнейшая часовая индустрия, развитый ювелирный сектор – это пара примеров использования золота. Получив образование социолога и зная испанский, Нильс отправился на практику в Латинскую Америку, какое-то время работал в Посольстве Швейцарии в Перу, собирал материал для своей дипломной работы, изучал условия жизни и работы старателей, ездил по их лагерям, общался с людьми – поэтому у него были необходимые связи и информация.

Он сказал, что у него есть выход на старателей, которые моют золото в Перу, и спросил, хочу ли сделать такую историю. Так началась работа над проектом «Быстрое золото».

Если золото всплыло — правда утонет

В Перу группы людей и старатели-одиночки моют золото в дельтах рек, которые зачастую являются территориями национальных парков. При этом у многих старателей на эту землю есть законные права. Но права на землю и ее недра могут принадлежать разным людям, и это провоцирует конфликты.


Ладонь Поликарпо Сайре Суйо (72 года), который моет золото с 16 лет. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Золотодобытчики используют ртуть, которая наносит большой вред окружающей среде. Обычно СМИ все истории о старателях подают однобоко: фотограф примыкает к группе полиции или военных, которые прибывают в джунгли, чтобы уничтожить технику старателей. Фотографы снимают сам конфликт, но о сути и происхождении проблемы никто не говорит.


Старатели вытряхивают золотоносный песок из ковров. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Мы с Нильсом пошли с противоположной стороны: мы рассказываем о буднях старателей, чтобы показать, как они пришли к такой жизни и как на самом деле человечеству достается драгоценный металл. Сразу скажу, что мы не адвокаты этих людей, но, как говорит Нильс, «мы делаем их голос слышным».

Работали, в основном, вдвоем: Нильс как социолог, переводчик, человек с контактами старателей, автор большей части текстов, и я как автор всей истории, концепции, фотограф, видеограф и человек, который сверстал интернет-версию проекта.



Обложка проекта. «Быстрое золото» выполнен в формате One Page Scroll — одностраничный сайт с посекционной прокруткой

Мы распределили задачи следующим образом. Нильс должен был беседовать со старателями на их родном испанском языке, быть по-научному серьезным, вызывать доверие и вместе с тем демонстрировать открытость и уважение к их труду. Я придумывал общую структуру рассказа, определял основные визуальные элементы (портреты, личные истории, отпечатки рук, вещи старателей, пересечения с историей инков и так далее), фотографировал и собирал историю воедино.


Камера в руках Андрея Гордасевича во время съемок в регионе Мадре-де-Диос. Фото Жюли Бехтольд

До этого я не работал с социологами, и именно социологическая линия в нашей истории была новой для меня с точки зрения ценностей и предрассудков. Дело в том, что фотограф работает с конкретными отдельными фактами, даже если они и складываются в историю: этот рассказ может быть частным, обособленным. А социолог за всеми отдельными фактами видит прежде всего систему.

Главные расходы на этот проект — это перелеты, проживание, питание, печать фотографий для выставок. Это не безумные траты, но ощутимые для нас с Нильсом, поскольку коммерческих целей мы перед собой не ставили и дохода от проекта нет. Но этой цели у нас и не было. Мы делали проект потому, что он был интересен нам самим.

Когда мы запустили сайт, проект довольно быстро получил известность. Я связался с коллегами из галереи «Триумф» и МАММ (Мультимедиа Арт Музей, Москва), и выставка «Быстрое золото» была показана на международном фестивале фотографии «Фотобиеннале» в Москве. Параллельно мы связались с Отделом культуры Посольства Швейцарии в Москве — в результате посольство оплатило печать и транспортировку выставки по различным регионам. Воодушевившись, мы обратились в Посольство Швейцарии в Перу и сделали выставки в Лиме и Куско. В октябре 2018 года Нильс работал с международной организацией Terres des Hommes, и мы подумали, что можно сделать выставку на набережной Wilson в Женеве.


Сцена добычи золота небольшой группой старателей: жидкий грунт подается на драгу через шланг. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Самым сложным было сделать так, чтобы съемка вообще состоялась и чтобы люди открылись и рассказали свои истории. Старатели, которые встречались только с осуждающей их прессой, относились к нам с недоверием: а зачем вы, собственно, все это снимаете? Мы объясняли им, что, во-первых, мы не пресса и ни на кого не работаем, а во-вторых, делаем этот проект потому, что нам интересна их жизнь и мы хотим, чтобы их голос тоже звучал и учитывался в общей картине. Это помогало.

Мы использовали связи Нильса и вооружились терпением. Я заранее придумал структуру рассказа, и это дало нам понимание, какие основные элементы нас интересуют. Было ясно, что рассказ сложится из портретов, историй людей, отпечатков их рук, сцен добычи золота, деталей, кратких фрагментов видео, местной музыки. Все это я старательно собирал, а Нильс беседовал со старателями о том, как они пришли к этому занятию. Поскольку люди уже были знакомы с Нильсом, им было проще раскрыться.

От момента, когда мы решили сделать эту историю, до моего прибытия в Перу прошло примерно полгода. За это время я придумал в общих чертах структуру рассказа и изучил «Историю государства инков» Гарсиласо де ла Вега — толстенный том, который дал мне представление о жизни инков и роли золота в ней.


Старатели расстилают полиэтилен для сбора золотоносного песка.
Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Благодаря подготовленной почве, съемки длились недолго — три недели. Затем мы несколько месяцев работали над книгой и полностью выстроили историю, разбили ее на главы: до начала работы были понятны элементы рассказа по отдельности, но не до конца понятна общая структура. Сейчас история разбита на главы по именам золотоносных рек и завершается городом Пуэрто-Мальдонадо, где золото продают ювелирам. Отпечатали книгу маленьким тиражом: 10 книг на английском и 10 на русском. После этого сделать сайт проекта было относительно быстрым делом.

Любой проект необходимо подавать в различных формах. Это влияет на восприятие и дает выход на различные аудитории. Зная это, в процессе работы понимаешь, какие материалы и где можешь использовать: например, видео и музыка для книги не требуются, а вот для выставки и сайта подойдут прекрасно. «Быстрое золото» я сразу видел и как мультимедийный проект тоже, и в результате он состоялся как сайт, выставки, микрофильм, книга.

Я верстал проект на базе Tilda Publishing, потому что эта платформа не требует навыков программирования и веб-дизайна, из имеющихся вариантов модулей выбираешь то, что подходит для твоего рассказа. Мне пришлось изучить основы, так как это был мой первый опыт верстки онлайн-проекта. Было несложно, так как многое перекликается с книжным дизайном.


Отпечаток руки Поликарпо Сайре Суйо (72 года). Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Но в некоторых вещах пришлось разобраться. Например, в том, какой длины должен быть текст, чтобы поместиться на один экран мобильного девайса; как фотографии и тексты адаптируются к разным экранам; какова логика путешествия онлайн-зрителя по истории.

В рассказе я использую фотографии, видео, тексты, местную музыку, отпечатки ладоней старателей и их личные вещи. Жонглируя этими элементами, создаю атмосферу, то есть то, чего не опишешь одним словом и одним кадром.

Онлайн-проект переведен на четыре языка: русский, английский, испанский и немецкий. Нильс прислал мне материалы на испанском и немецком, из них я выбрал самое интересное и сложил в английскую версию, с которой могли работать мы оба. Затем английскую версию вычитала англичанка, после чего я сделал русскоязычную версию, которую вычитал корректор. И только после этого к выставке в Берне появилась немецкоязычная версия, а к перуанским выставкам — испанская.


Так выглядит страница проекта на испанском языке

Сайт и всегда доступен, и адаптируется к любым устройствам — от экрана смартфона до профессионального монитора. Он бесплатен для читателя, обеспечивает международную аудиторию, и легко индексируется поисковиками: если зритель ищет твой проект, но находит лишь упоминания о нём в других источниках, а твоей целостной авторской подачи в интернет-пространстве не существует, ты просто упускаешь аудиторию и не отрабатываешь тему.

У нас с Нильсом разные целевые аудитории, и то же самое можно сказать о нашем совместном проекте. С одной стороны люди, которым интересны современная фотография, визуальные истории, а с другой — аудитория, которая интересуется социальной проблематикой и конкретно темой золота.


Заброшенная деревня старателей. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Более того, в России, Европе и Перу проект воспринимают по-разному. В России наша работа воспринимается скорее как приключение и рассказ о странном мире, где «пьют ртуть, чтобы избавиться от одиночества». Это было видно и по разговорам с посетителями выставки, и по вопросам на творческих встречах в России. В Швейцарии людям интересны социальные условия существования старателей. А в Перу золотодобытчики были удивлены и признательны за то, что мы сделали такую историю, показали ее в столице — Лиме — в Centro de la Imagen (Центре изобразительных искусств), а потом еще и отвезли выставку в город Куско, откуда вышли многие старатели. На выставку в Лиме пришла министр природопользования Перу, и Нильс лично провел ей часовую экскурсию — как минимум, информация достигла адресата, что и было одной из наших целей.


Дон Клаудио оценивает количество золотых частиц в речном песке; на заднем плане человек голыми ногами смешивает ртуть с золотоносным песком, чтобы экстрагировать золото. Регион Мадре-де-Диос, Перу. Фото Андрея Гордасевича

Поскольку я фотограф, продвигался проект прежде всего по фотографическим ресурсам, где вышли анонсы выставки и мои интервью. Для одного из ресурсов я сделал тизер проекта, и он привел к нам дополнительную аудиторию. Отдельно продвигали каждую из выставок в России, Швейцарии и Перу.

Мы заявляли «Быстрое золото» на международные конкурсы и получили несколько наград, как за фотографическую историю (обычно на конкурс подается до 10 фотографий из проекта), так и за онлайн-историю.

Совет от автора:

Во время съемки, отбора информации и структурирования истории спрашивайте себя о том, какое впечатление она должна оставлять — именно над этим впечатлением и нужно работать. Важно понимать, что у зрителя через некоторое время после просмотра проекта остается лишь некий «туман воспоминания». Вот над ним-то мы все, в конечном счете, и работаем.

Читайте также: