Где золото кубанской рады

Опубликовано: 16.05.2022

Мы уже писали о городских легендах Краснодара. Страшные, странные, а порой и просто ужасающие истории получили многочисленные подтверждения от наших читателей. В этот раз мы расскажем о легендах из разных уголков Краснодарского края — в отличие от предыдущих выпусков, это настолько известные истории, что о них знает каждый местный ребенок. Если вы не знали, то от вас скрывали что-то очень важное.

Папайский мальчик

В конце XIX века один купец ехал на море со своей семьей. Проезжая через станицу Убинскую, он решил подняться на вершину местной горы Папай. Купец нанял проводника и вместе с семьей двинулся в путь. Погода была хорошая, и к обеду путешественники достигли вершины, с которой открывался удивительный вид. Едва семья пообедала, как на гору спустился туман, затем поднялся ветер, налетели тучи и обрушился страшный ливень. Люди в спешке собрались и быстро спустились к склону горы. И только внизу они заметили, что не хватает одного человека — куда-то делся младший сын купца. До вечера отец вместе со слугами и проводниками искал его по всему склону. На следующий день снарядили поисковый отряд, который стал прочесывать гору и ее окрестности.


Поиски продолжались несколько дней. Купец отправил семью домой в Новороссийск и вместе с отрядом верных слуг продолжил поисковую экспедицию. Целыми днями он с утра до вечера бродил по склонам — и однажды вечером вернулся в поселок в изменившемся сознании. Его глаза горели безумием, он повторял только одну фразу: «Он приходил за мной». Спустя сутки купец скончался от страшной лихорадки.

С тех пор местные жители часто видели в лесу следы босых ног, слышали детский плач и смех, а по ночам у людей стали пропадать конфеты и сладости. И сейчас туристам, останавливающимся на ночлег у подножия горы Папай, рекомендуют оставлять конфеты и печенье перед входом в палатку, чтобы Папайский мальчик не залезал внутрь. Считается, что тот, кто увидит мальчика или коснется его, до конца своих дней лишится рассудка. Впрочем, мучиться долго не придется. Рассказывают, что заболевшие папайской лихорадкой не выдерживали и трех дней и погибали в страшных мучениях.

Одноглазый грузовик

В конце 1980-х в предгорьях Кавказа стали замечать старенький ГАЗ-63. Забрызганный грязью автомобиль с лысой резиной и разбитой передней фарой. Словом, ничего особенного, если бы не тот факт, что людей, которые садились в этот автомобиль, больше никто не видел. Грузовик появлялся ранним утром или поздним вечером, проезжал метров пятьдесят по дороге и останавливался на несколько минут. Если никто не появлялся, то он уезжал. Но если его водитель дожидался припозднившегося путника или нетрезвого туриста, то обязательно предлагал подвезти беднягу. Ничего не подозревающие люди прыгали в кузов грузовика и уезжали во мглу, исчезая в ней навсегда.

Сначала на пропажу редких туристов особого внимания не обращали, но когда в мае 1989 года пропала целая туристическая группа студентов одного из московских вузов — забили тревогу. Одноглазый грузовик затаился и стал появляться гораздо реже (и только глубокой ночью). Туристы перестали видеть его, но продолжали слышать. Люди, поздно вечером подходившие к Пшадским водопадам, часто слышали рев мотора, звук колес, проезжающих по грязи, но в том момент, когда грузовик должен был выехать из-за поворота, звук пропадал. Самые любопытные на свой страх и риск шли посмотреть, что же случилось с машиной, но за поворотом не было никого. Звук грузовика туристы слышали на протяжении нескольких лет, но увидеть его так никому и не удавалось. Через некоторое время историю подзабыли, а рев мотора больше не раздавался в ночной глуши. Остались только страшилки о прошлых появлениях грузовика и его жертвах.

В апреле 1995 года в районе поселка Новосадового был найден старый ГАЗ-63, одиноко стоявший на заброшенной делянке. Несмотря на поиски, найти хозяина машины не смогли. В кузове были найдены пара окровавленных кед, гитара и пустая бутылка из-под портвейна. Правая фара грузовика была разбита.

Золото Кубанской рады

В наследство от царской России Кубанской республике достались гигантские средства — золото и серебро в слитках, бриллианты, самоцветы, жемчуга и драгоценная церковная утварь, а также ценные артефакты запорожского и кубанского казачества. В мае 1918 года правительственные войска Кубанской рады, оставляя Екатеринодар, к которому приближались красные, вывезли все эти ценности на 80 повозках. Реликвии, а это 12 ящиков с ценностями, казакам удалось переправить за границу в 1920 году. Остальные сокровища спрятали в нескольких местах.

Сверхсекретной операцией, в которую было посвящено всего несколько человек, руководил лично председатель Кубанской рады Николай Рябовол. Знал об этих сокровищах и генерал Деникин. Он пытался выведать у Рябовола место, где хранится клад: белое движение нуждалось в золоте, которое позволило бы с новой силой развернуть борьбу против большевиков.

Впрочем, говорят, у самого Рябовола на этот клад были свои планы — он считал, что драгоценности пригодятся молодой Кубанской республике, и делиться с белыми не собирался. По слухам, за это его и убили. Были убиты (совпадение?) и его ближайшие сподвижники, вместе с которыми он, как считается, и спрятал клад, стоимость которого оценивается экспертами в 5 млрд долларов. Золото Рады искал барон Врангель, клад пытался найти и Дзержинский, пославший в Краснодар в 1921 году специальную комиссию ВЧК, — но ни белым, ни красным так и не удалось найти следы сокровищ.

Где же искать 40 тонн драгоценностей (а именно столько, по воспоминаниям очевидцев, было вывезено из Екатеринодара)? Существует несколько предполагаемых мест: подземелье в районе станицы Старощербиновской, аул Шенджий, станица Калужская, хребет Пшаф. По одной из версий, золото находится на дне Цемесской бухты, где в июне 1918 года экипаж миноносца «Громкий» намеренно затопил свой корабль, который, выполняя сверхсекретный план, должен был эвакуировать золото за границу. Судно и сейчас лежит в Цемесской бухте в трех милях от Широкой Балки на глубине 42 метра. В 1947 году при выполнении работ по разминированию бухты эсминец был обнаружен лежащим на грунте на левом борту и его обследовали водолазы. Из‑за сильной коррозии корпуса, надстроек и механизмов подъем корабля для последующей утилизации был признан нецелесообразным.

Несмотря на то что судьба золота Кубанской рады остается неизвестной уже почти 100 лет, попытки найти его не прекращаются до наших дней. Новый импульс они получили после возвращения регалий кубанского казачества из Америки. Большая часть их была привезена на Кубань с апреля 2007 года по май 2008 года. Всего из США было передано 273 предмета. Особую ценность представляли атаманские булавы. Именно на них, по легенде, были нанесены тайные знаки, с помощью которых было зашифровано место клада.

Говорят, что музейные специалисты по приказу спецслужб нашли и почти расшифровали эти знаки. Не хватает только одного звена — булавы легендарного атамана Ивана Сирко. Последний премьер-министр Кубанской народной республики и атаман кубанского казачества Василий Иванис вывез ее в 1920 году из Екатеринодара в своем чемодане. Он жил в Чехии, а затем переехал в Канаду. Перед смертью в 1974 году Иванис передал символ власти всех казаков в Коллегию святого Андрея в Виннипеге. Но при этом завещал: если Кубань победит коммунистическую заразу и войдет в состав Украины либо станет независимой, булаву Сирко канадцы должны вернуть в Екатеринодар. А если Украина обретет независимость без Кубани — передать ее в Днепропетровский исторический музей. С тех пор о возвращении булавы мечтают не только историки Украины и России, но и искатели приключений со всего мира. Ключ к сокровищам стоимостью 5 млрд долларов не дает им покоя уже почти сто лет.

Пшадская дева

Легенда о призраке девы, который вот уже много лет встречают туристы и местные жители в районе поселка Пшада в 32 км к юго-востоку от Геленджика, известна уже не один десяток лет. Это одни из самых загадочных мест во всем регионе — здесь найдено более 70 дольменов, возраст многих из которых составляет 5 тыс. лет. А название реки Пшада переводится с адыгского как «окутанное туманом».

По легенде, много лет назад в тех местах жили два враждующих племени, и однажды девушка Пшада встретилась с парнем из другого племени. Парня звали Папай. Когда об увлечении узнали родители молодых людей, одни заперли Пшаду под замок, а другие отправили Папая на войну. Когда девушке сообщили, что ее возлюбленный погиб, она надела свадебное платье и бросилась в пучину водопада.

Существует альтернативная версия: девушку звали Зулихан, а ее возлюбленного из враждебного племени — Аскер. Молодые люди познакомились на ярмарке, полюбили друг друга и тайно встречались возле водопада. О связи узнал отец Зулихан, написал Аскеру письмо от имени своей дочки, а когда тот пришел к водопаду, убил парня, сбросив его в водопад. Зулихан, почувствовав неладное, прибежала к водопаду и, увидев тело возлюбленного, тоже бросилась вниз.

Как бы то ни было, с тех пор призрак Пшады охотится на туристов и, доводя их до водопада, сбрасывает вниз. Местные жители, которые часто видят полупрозрачный женский силуэт, назвали призрак Пшадской девой. Жители села верят, что местных дева не трогает, а вот туристам в темное время суток с призраком лучше не встречаться. Поговаривают, что нескольких человек после вечерних прогулок к водопаду, больше никто не видел.

Некоторые в эту легенду верили, некоторые считали байкой, но в 2015 году о деве узнала вся страна, когда в эфире НТВ показали видеозапись сделанную туристами в районе Пшады. На кадрах отчетливо запечатлен полупрозрачный женский силуэт. Видео хотели показать специалистам по видеомонтажу, но исходник записи таинственным образом исчез.

Чертова шахта во времени

Окрестности Пшады по праву можно назвать самым таинственным местом на территории Краснодарского края. Неподалеку от Новосадового обитает не только призрак девы и располагаются тысячелетние дольмены — там же находится таинственная аномальная шахта. Ее диаметр — около полутора метров, стены выглядят как оплавленные, а точная глубина никому не известна.

Первая попытка обследовать шахту произошла еще в 1970-е годы и закончилась трагедией. Веревка, на которой спускали исследователя, оборвалась, и несчастный рухнул вниз с огромной (судя по звуку) высоты. Тело так и не смогли достать. Товарищи погибшего слышали, как перед падением из глубины шахты раздавались крики и дикий вой их напарника. Трос натянулся как струна, а затем оборвался. Конец веревки, вытянутой наружу спелеологами, был идеально ровно обрезан — словно острым ножом.

Спустя много лет другим спелеологам удалось спуститься на глубину 20 метров, но и им не удалось довести эксперимент до конца. Почувствовав резкое недомогание, они, едва не потеряв сознание, успели подать условный знак, чтобы товарищи вытащили их обратно. Позже пришедшие в себя смельчаки вспоминали, что после того как они опустились ниже 15 метров, с их приборами стали происходить странные вещи — счетчик Гейгера показал высокий уровень радиации, а стрелки часов начали двигаться быстрее своего нормального хода.

Эксперимент со временем провела третья группа исследователей. Забравшись в шахту на глубину 15 метров, они провели там чуть более двух часов. За это время стрелки часов «убежали» вперед на две с половиной минуты. Еще одной загадкой является возраст шахты, которой, по оценкам ученых, не более ста лет. Смущает исследователей и явно неестественное происхождение прохода, но только технологии, позволяющие пробурить скалу на такую глубину, пока неизвестны. По крайней мере, на нашей планете.

аланский храм Х века
фото АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ

Карачаево-Черкесия и Краснодарский край, по территории которых протекает Кубань, кладами богаты на зависть. Земли эти, заселенные еще в III тысячелетии до н.э., постоянно подвергались нашествиям, а потому люди предпочитали прятать свое добро в укромных местах. В средние века немало сокровищ было захоронено в могильниках, устроенных под аланскими храмами и в районах древних поселений. Практически в каждой казачьей и горской семье хранят предания о ценностях, спрятанных предками после октябрьского переворота, в гражданскую войну или при раскулачивании.

Капитал под камышовой крышей

Вот два примера из истории моего собственного рода.

В первых числах ноября 1932 года моему прадеду, кубанскому казаку Ивану Федоровичу, было видение. Ангел, явившийся в ночи, сказал, что должен он идти по станицам и хуторам и призывать народ не вступать в колхозы, ибо ждет их страшный голод, холод и мор. Прадед, коего за год до этого примечательного события большевики загнали в колхоз, ангелу поверил. Перед тем как отправиться в свой крестный поход, Иван Федорович позвал любимого внука Мишку и высыпал перед трехлетним пацаненком из здоровенного кожаного кисета гору золотых монет: «Играй, внучек. »

На следующий день прадед покинул родную станицу и как в воду канул. О дальнейшей его судьбе стало известно только в 1958 году, когда из заключения вернулись люди, сидевшие в 30-е годы вместе с дедом в пятигорской тюрьме.

Прадед вел свою «подрывную» деятельность целую неделю, прежде чем его арестовали. Приговор, по сравнению с выносившимися в ту пору, был мягок – за «антисоветскую агитацию выслать в Сев. край сроком на 5 лет». Но на Север Иван Федорович так и не попал, потому что гэпэушники узнали о спрятанном им золоте. Отдавать его прадед не собирался из принципа: «Не они наживали – не им тратить». Очевидцы рассказывали, что били его жестоко и все больше по голове. Прадед сошел с ума, а спустя месяц скончался от голода. В начале 1960-х годов его реабилитировали. Ну а золото по сей день лежит где-то в земле.

Другой клад, о котором знали в нашей семье, нашелся летом 1959 года, когда в Черкесске сносили старую хату, принадлежавшую моей бабушке Пелагее Ивановне. В углу низенького чердака, под толстой камышовой крышей мой отец обнаружил огромный глиняный кувшин. Горловина была обвязана парусиной и залита смолой. Кувшин был доверху набит туго свернутыми новенькими купюрами (по 500 и 1000 рублей), а на дне его лежали золотые запонки и такая же булавка для галстука. Родители смеха ради стали подсчитывать приваливший «капитал», дошли до 50 тысяч и махнули рукой. Хрустящие купюры высыпали в ящик гардероба, а заколку и булавку отдали бабушке.

На следующий день отец решил отнести деньги в музей. Но ящик был пуст, только в углу завалялись две бумажки с портретом Екатерины II. Оказалось, что деньги сожгла бабушка. «Это – мои слезы», – горестно сказала она и поведала следующую историю.

Муж бабушки до февраля 1917 года служил в личной охране российского самодержца, а она вместе со свекровью жила в станице Баталпашинской (ныне г. Черкесск). Все хлопоты по большому хозяйству легли на хрупкие бабушкины плечи. Свекровь ее была не только злой и сварливой, но и чрезвычайно скупой. Экономила на всем – домашние ходили в обносках, старуха держала их впроголодь, и все для того, чтобы как можно плотнее набить кубышку золотом.

В гражданскую войну дед воевал на стороне белых. Однажды в Баталпашинск приехала на короткое время жена его командира. «Как этой полковнице удалось улестить свекровь, ума не приложу, – вспоминала бабушка, – но только поменяла она все наше золото, а было его ой как много, на ассигнации, которые старуха где-то припрятала». В 1920 году ничего не ведавший дед помог полковнику и его жене сесть на корабль, отплывавший из Новороссийска во Францию, а сам вернулся домой, к разбитому корыту. Всю оставшуюся жизнь дед вспоминал об этом обмене и ругался. А бабушка, как истинная христианка, утешала: «Быть может, золото помогло этим людям на чужбине. »

На развалинах старой крепости

В древности на территории Карачаево-Черкесии жили скифы и сарматы, кипчаки и хазары, булгары и аланы. Тут проходил знаменитый «шелковый путь», по которому из Индии, Китая и Средней Азии везли товары римляне, византийцы и генуэзцы. Арабы, гунны и монголы приходили сюда войной, разрушая города и селения.

Древние клады в Карачаево-Черкесии находили неоднократно. При советской власти люди о своих находках предпочитали никому не сообщать. Во-первых, были случаи, когда клады присваивало станичное и аульское начальство. Во-вторых, при благоприятном исходе человек получал положенные ему 25 процентов только спустя несколько лет. При этом средневековые ювелирные изделия и иные находки из золота оценивались как заурядный лом – по 11 рублей за грамм.

украшение для щита

Есть в Карачаево-Черкесии Хумаринское городище, этакий археологический Клондайк. В VIII веке хазары возвели здесь огромную, под стать московскому Кремлю, белокаменную крепость с мощными стенами и 12 башнями. Неприступная цитадель долгое время контролировала путь по рекам Кубани и Теберде к Клухорскому перевалу и Черному морю. В XI веке Хумара стала центром Западной Алании, сюда свозили богатую дань для Хазарского каганата. В 1396 году крепость была превращена в руины войсками эмира Тимура (Тамерлана). Вероятно, перед штурмом защитники крепости спрятали какие-то ценности в подземных сейфах-тайниках. Один из них случайно обнаружили в конце 1950-х годов, когда в районе Хумаринского городища начали строить ферму.

Рабочие наткнулись на загадочное подземелье, вход в которое закрывала гигантская плита. Сдвинуть ее удалось только с помощью трактора. В подземелье нашли огромные круги окаменелого воска. Работники местного сельпо круги переплавили и перевыполнили план по сдаче воска государству. По людской молве, в подземелье нашли и драгоценности, но о них рабочие умолчали. Из исчезнувшего клада в музей от сельского учителя Степанова поступила лишь уникальная византийская гемма. Выпросил ее учитель, фанатичный любитель истории, у рабочих или же они сами отдали ему камень – тайна, покрытая мраком.

Рассказывает Лев Доличек: «Это был огромный раух-топаз коричневато-дымчатого цвета. С одной его стороны вырезано поясное изображение Иисуса Христа. Работа тончайшая, можно рассмотреть волоски на бороде. Великолепная трехгранная огранка камня давала потрясающее объемное изображение. Я так и не понял, как мастеру удалось добиться такого эффекта. Судя по сколам на камне, гемма украшала золотую или серебряную панагию, принадлежавшую священнослужителю высокого сана».

Остается только догадываться, что еще было в хумаринском кладе.

Второй клад был найден у села Дружба, когда обвалился подмытый водой берег Кубани. Игравшие неподалеку ребятишки нашли в рухнувшей земле странные «железяки». Отнесли их учителю, а тот с находкой отправился в музей. Скифско-сарматский клад состоял из массивных золотых украшений – фибулы, гривны, браслеты.

Потом в центре Малокарачаевского района при рытье котлована раскопали 12 могильников периода раннего средневековья. Райком партии сразу сообщил о находке археологам в Черкесск, но из-за метели те смогли добраться до могильников лишь к вечеру. И попали к шапочному разбору. Археологи получили несколько предметов, которые работники райкома сумели отобрать у мальчишек: редкостное янтарное ожерелье – каждая бусина размером с небольшое куриное яйцо; восхитительные женские нагрудные украшения с золотыми обкладками и бусы из великолепного сердолика.

В поисках могилы царицы Тамар

Легендарная царица Тамар, при которой Грузия стала самым могущественным государством Ближнего Востока, скончалась 18 января 1212 года. Она завещала похоронить ее тайно. После отпевания царицы в кафедральном храме Мцхеты рабы, сопровождаемые воинами, понесли в разные стороны десять гробов. В каком из них находились останки Тамар и где они были преданы земле – неизвестно до сих пор

По одной из версий, похоронили царицу в Западной Алании, в ту пору находившейся в вассальной зависимости от Грузии, на родине ее кормилицы-черкешенки. Правда, большинство историков с этим не согласны.

В наши дни в поисках мавзолея, украшенного драгоценными скульптурами, где царица Тамар лежит в золотой колыбели, где хранится казна Грузинского царства, местные и заезжие кладоискатели разграбили множество древних захоронений.

В одном из районов Карачаево-Черкесии, богатом на древние могильники, пик их разграбления пришелся на середину 1980-х годов. Занимались этим десятка два парней, бродивших по горам и долинам поодиночке и группами. Работали так ударно, что сегодня по всей округе не сыщешь и намека на бугор.

Поначалу многие искатели даже не могли распознать золото. Был случай, когда парень нашел большой, с мужскую ладонь, тяжелый лепесток из желтого металла. Разрубил его на кусочки и стал со смехом раздавать знакомым, мол, смотрите, какое я «золото» нашел. Местный химик проверил – настоящее. Лопухнувшийся кладоискатель попытался вернуть свои кусочки, да не тут-то было.

чаша из сочинского клада

Первое время золото сбывали частным зубным техникам и ювелирам. А когда узнали настоящую стоимость древностей, стали возить их на подпольные рынки в Тбилиси и Симферополь.

Рассказывают, что первые дорогие иномарки в республике появились именно у гробокопателей. Они же первыми выстроили европейские виллы – с подземными гаражами, бассейнами, газонами. Только вот несчастья за стенами этих особняков происходили как-то уж подозрительно часто. Близкие родственники гробокопателей неожиданно погибали или заболевали раком, рождались больные дети.

Был случай, когда парень, задумав покорить сердце любимой девушки, подарил ей ожерелье из полудрагоценных камней и керамических бусин, найденных в разграбленном могильнике. Подружки уговаривали девушку не принимать дар, но она не послушалась. Парочка поженилась. Вскоре парень, редкостный здоровяк, скоропостижно скончался.

Как бы кто ни относился к этим «совпадениям», но многие «заслуженные» гробокопы осквернять могилы перестали. Теперь это делает безработная молодежь, а «старики» сбывают награбленное.

Сокровища мертвых принесло немало бедствий и краснодарским искателям. Яркий пример тому – трагическая история Андрея Чамкина из поселка Казачий Брод.

В 1997 году Чамкин отыскал в районе древнего святилища клад из 26 предметов – мечи, шлемы, украшения для щита, чаши, браслеты и т.п., изготовленные из бронзы, меди, серебра и золота. Часть вещей Андрей попытался продать сочинским коллекционерам. Об этом стало известно сотрудникам краснодарского УФСБ. Они довольно быстро «вычислили» кладоискателя. Пришлось Андрею передать находку государству.

Реставраторы Эрмитажа пришли к выводу, что найденные предметы были изготовлены в V-IV вв. до н.э. искусными греческими мастерами. По ценности находка может сравниться только со знаменитым золотом Трои. Страховочная стоимость древностей – миллион долларов.

Чамкина за утаивание клада никто не наказывал, напротив, ему выплатили вознаграждение. Казалось бы, живи и радуйся. А вместо этого тридцатилетний мужчина, напившись, покончил жизнь самоубийством. Спустя некоторое время скончались и трое его родственников, причастных к розыскам клада.

Клады Кубанской рады

В Краснодарском крае ищут не только древние клады, но и золото Кубанской рады. Согласно местным легендам, история этих сокровищ такова.

В мае 1918 года под натиском Красной Армии войска Кубанской рады покинули Краснодар, прихватив с собой правительственную казну и реликвии Кубанского казачьего войска. Реликвии (12 ящиков с драгоценностями) казакам удалось вывезти в 1920 году за границу. Остальные сокровища спрятали в нескольких местах. По одной из версий, они могут находиться: а) в старом подземелье (лабиринт длиной два километра) в станице Новощербиновской; б) в районе хребта Пшаф; в) на дне моря у Новороссийска, где экипаж намеренно затопил эскадренный миноносец «Громкий». В пользу существования кладов в указанных местах свидетельствуют частые приезды туда потомков казаков, эмигрировавших в начале 1920-х годов во Францию, Чехию, Австралию и Аргентину

Многие кладоискатели относятся к этой версии скептически. На мой взгляд, она имеет право на существование. И вот почему.

Царица Тамар. Рисунок И. Тоидзе

Знакомые в ФСБ у меня были. Однако прежде чем тревожить их, следовало иметь представление о кладе. Рассказывать же о находке супружеская пара отчаянно не хотела. Час уговаривать пришлось.

У супругов, проживавших в одном из крупных городов Краснодарского края, имелась на каком-то дальнем хуторе родственница старушка. Доживала она свой век в одиночестве – муж пропал еще в гражданскую, сын погиб в 1941-м. Супруги время от времени навещали ее: то лекарство привезут, то по хозяйству помогут. В один из приездов муж задумал заменить в бабкиной хате несколько полусгнивших деревянных половиц. И наткнулся на золотые слитки. Старушке о находке не сказали. Но, расспрашивая ее о давних временах, узнали, что в гражданскую войну, когда она была в соседней станице на похоронах, на хутор приехал муж, а с ним казаки. На следующий день это воинство спешно покинуло хутор. А спустя некоторое время пришли красные. Скорее всего, клад спрятали отступавшие казаки.

Число слитков супруги назвать отказались. Когда я спросила, почему они не хотят сообщить о находке местным властям, женщина со слезами стала объяснять, что они не успеют добраться до дома, как о кладе узнают бандиты. А муж вдруг выпалил с отчаянием: «Да как вы не понимаете, там же несколько ящиков. Да за них любой пойдет на преступление!»

Я договорилась о встрече с сотрудниками ФСБ, но в назначенное время мои краснодарцы не позвонили. Дальнейшая судьба супругов и золотых слитков мне неизвестна.

Что до золота Кубанской рады, якобы находившегося в трюмах эсминца «Громкий», то месяц назад мне рассказали, что какие-то кладоискатели-аквалангисты «чистят» затонувший неподалеку от Новороссийска корабль. По любопытным, которые пытаются к ним приблизиться, открывают огонь без предупреждения.

«В станице Урупской, на косогоре возле сада урядника Даниила Ермолаева, где родник, росли три больших дуба, между которыми солдатом, находившимся в плену у горцев, был зарыт клад»

Российский государственный архив древних актов, фонд 337

«В станице Ивановской сохранились старинные рассказы о следующем:

а) где-то в войсковом Красном лесу имеется разбойничий клад золота в двух бочонках, прикованный железными цепями к вековому дереву. Цепи эти некоторые даже случайно видели в листве – пугались, а когда, набравшись смелости, возвращались, то не могли найти это дерево;

б) курганы – один в самой станице, на берегу Большого лимана, под названием Кендрикова могила, другой в юрте станицы у реки Кубань под названием Бурносова могила – получили название от живших в них разбойников, и в этих курганах зарыты ими клады»

Российский государственный архив древних актов, фонд 337

В мае 1918 года правительственные войска Кубанской Рады, оставляя Екатеринодар (Краснодар), вывезли обоз с сокровищами, который насчитывал 80 подвод. Помимо правительственной казны и реликвий Кубанского казачьего поиска, в ящиках и упаковках было множество золотых вещей (чаши, кресты, кадильницы, иконы в золотых окладах, в жемчугах и самоцветах). Реликвии (12 ящиков с драгоценностями) казакам удалось вывезти в 1920 году за границу. Остальные сокровища спрятали в нескольких местах.

Этой сверхсекретной операцией, в которую было посвящено ограниченное число людей, руководил лично председатель Кубанской Рады Николай Степанович Рябовал.

Многие из непосредственных участников после ее завершения были физически уничтожены.

1 (14) марта 1918 года красноармейский отряд под командованием Сорокина ворвался в Екатеринодар, но план кольцевого охвата города красными выполнить не удалось, и войска краевого правительства ускользнули в направлении аула Шенджий.

Примерно в эти дни с Дона на Кубань двинулась Добровольческая армия под командованием генерала Корнилова, к которой и присоединились в станице Ново-Дмитриевская отряды краевого правительства. Однако Екатеринодар удалось отбить у красных только в августе 1918 года. К тому времени уже не стало Корнилова , а Добровольческую армию возглавил генерал Деникин.

Несмотря на то что добровольцы испытывали серьезные финансовые затруднения, Рябовал никак не хотел делиться с Деникиным тайной золотого запаса: у генерала свои планы насчет "великой и неделимой России", у Рябовала свои - "самостоятельная Кубань".

14 июня 1919 года в Ростове-на-Дону во время инсценированной пьяной ссоры Рябовал был убит. Второй после него в Раде человек, священник Калабухов, повешен еще раньше. След золотого запаса теряется.

Когда Белая армия оказалась в Крыму, Врангель неожиданно высадил десант генерала Улагая в районе станции Приморско-Ахтарской. Но зачем? Белые едва унесли ноги с Кубани и зализывали раны в Крыму, готовясь к длительной "отсидке", и вдруг этот десант. Позже историки свяжут данный факт с попыткой всколыхнуть кубанское казачество. Но казачество, не оказавшее серьезного сопротивления большевизации Кубани, когда там была Белая армия, уставшее к тому же от войн, вряд ли поднялось бы после того, как белых выбили в Крым. Врангель не мог этого не понимать. Значит, цель улугаевского десанта, устремившегося после высадки в сторону Екатеринодара, заключалась в другом. Видимо, Врангелю стало известно местонахождение клада. Но десант был разбит.

В 1921 г. в столицу Кубани прибыла специальная бригада ВЧК, созданная по личному распоряжению Дзержинского, задачей которой был поиск следов золота. Но в конечном итоге и ее усилия не увенчались успехом.

По сей день в закубанских станицах ходят легенды и слухи о судьбе бесследно исчезнувшего "Золота Кубанской Рады".

По современной оценке российских и зарубежных экспертов, стоимость золота Кубанской Рады - 5 миллиардов долларов США.

Предполагаемые места расположения клада:

Краснодарский край:

1) подземелье (лабиринт длиной два километра) в станице Новощербиновской;

3) станица Калужская;

4) в районе хребта Пшаф;

5) по пути движения казачьих войск в станицах: Атамановской, Ленинградской, Староминской, Старощербиновской

6) на дне моря у Новороссийска, где экипаж намеренно затопил эскадренный миноносец «Громкий».

В пользу существования кладов в указанных местах свидетельствуют частые приезды в этот регион потомков казаков, эмигрировавших в начале 1920-х годов во Францию, Чехию, Австралию и Аргентину. В Краснодарском крае попеременно ведут раскопки десятки групп иностранцев и из СНГ.

Среди сокровищ Кубанской Рады не только золото. Есть среди них и два мешочка «турецких алмазов». История алмазов начинается в 1914 году, когда во время одного из набегов на территорию Ирана туркам удалось захватить большое количество алмазов очень высокого качества. Но долго наслаждаться их красотой захватчикам не пришлось. На следующий год в результате авантюрной вылазки казакам удалось захватить бесценный трофей. Оптом алмазы были включены в «золото Кубанской Рады». Приблизительная рыночная стоимость «турецких алмазов» — около $600 млн. долларов!


В книге описываются исследования и поиск золота Кубанской рады, исчезнувшего во время гражданской войны, а также мистические моменты в процессе поиска клада.

Оглавление

  • Пролог
  • Поиски золота Кубанской рады

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Правда о золоте Кубанской Рады. Информация. Поиск. Мистика предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Поиски золота Кубанской рады


Услышал я от внука белого казачьего полковника Брагина, у которого недавно погибли в автомобильной катастрофе два сына, последнее время занимавшиеся поиском золота Кубанской Рады, о том, что полковник и три офицера во главе с генералом прятали казну Кубанской казачьей рады. Внуку практически о подробностях ничего известно не было. Отец его, сын полковника, старался на эту тему не говорить, а если и начинал, то жена его тут же одергивала, и он тогда говорил:

— Придет время, узнаете.

Но вот матери внука, еще живой, было известно больше, о чем она и рассказала своим внукам, тем, что погибли. А внук полковника категорически не хотел ни слышать о золоте, ни, тем более, искать его. Я пришел к бабушке и завел эту тему, на что она ответила:

— Расскажу тебе, Володя, что знаю, все равно искать больше не кому — внуков нет больше.

Знала она последнее место, где жили Брагины уже без полковника, — в станице Ахтырской. А похоронен полковник на кладбище в городе Абинске. Помнила она, что полковник где-то за кроликами смотрел и за сеном ездил на своей подводе. Еще слышала от мужа, что жили они до этого где-то в лесу на хуторе. Полковник в лес часто ходил в банду, его неделями дома не было.

Один раз муж рассказывал, что когда ему было лет семь, он лежал на печке, а отец, то есть полковник, находился дома. На улице дождь был, гроза. Вечером в дверь постучали, отец задернул занавеску и запалил свечи. Полковник открыл дверь. В дом зашли трое, поздоровались с ним, и из трех рюкзаков, которые принесли с собой, высыпали на стол драгоценности, целую кучу. Полковник увидел, что сын смотрит с печки, сказал ему:

— Когда нибудь это все будет твоим.

Разделили драгоценности примерно поровну на четыре части. Те трое собрали себе в рюкзаки свои доли и ушли, отец собрал в сумку свою долю, бросил на пол и засунул ногой под стол. Потом вышел на улицу и, через какое-то время, пришел, забрал сумку и вышел снова, через время снова пришел.

Как прятали с генералом, муж ей рассказывал то, что он слышал от отца, который ему рассказал, когда его увозили в больницу, и назвал места где спрятано. Прятали в нескольких местах: они втроем копали и прятали, а генерал наблюдал за всем этим. Прятали ящики с ценностями, и в одном месте монету золотую, пересыпали сначала в горшки глиняные, а потом в яму выкопанную сложили их и закопали. Монет было с сорокалитровую кастрюлю. Муж ездил туда в 1961 году на газоне с завода в выходной день — договорился с водителем на какой-то праздник, говорил, что все на месте, никто ничего не копал. Там в одном доме еще люди живут, отца его еще помнят, а в одном месте дуб большой — на нем метка есть. В другом месте, где дом стоял, не вспашут — там вековые дубы. Поехал что нибудь взять — мы строились и деньги нужны были, — да не смог. С ним знакомый тот отца везде ходил, а потом больше не ездил, говорил, что кто найдет, тот все равно жить не будет. Вскоре потом пошли в гости, он весь вечер играл на гармошке, веселый был. Домой пришли, он шутил, потом лег, заснул. Я его будить, а он мертвый. Так и не рассказал никому где спрятано.

Я слушал, и мне это все казалось знакомым, как-будто я это уже слышал и видел, даже представлял, как все выглядело. Есть такое понятие «дежавю».


Генерал Покровский о нём шла речь в воспоминаниях семьи Брагиных.

Покровский Виктор Леонидович (1889 — 8 ноября 1922, Кюстендил, Болгария) — генерал-лейтенант. Участник Великой и гражданской войн. Первопоходник. В 1919 командующий Кавказской армией, преемник на этом посту генерала барона П. Н. Врангеля. Имел звания: штабс-капитан (1917), полковник (24 января 1918) и генерал-майор (1 марта 1918) — два последних присвоены решением Кубанской Рады. Генерал-лейтенант (4 апреля 1919, произведён генералом А. И. Деникиным).

Окончил Одесский кадетский корпус (1906), Павловское военное училище (1909, первым в выпуске). Учился в классе авиации Петербургского политехнического института (1912—1913), окончил Севастопольскую авиашколу (1914).

Служил в 10-м гренадёрском Малороссийском генерал-фельдмаршала графа Румянцева-Задунайского полку. Участник Первой мировой войны: капитан в 1-м гренадёрском полку; военный лётчик — командир эскадрильи и, с 1916, командир 12-го авиаотряда в Риге. Первый русский лётчик, взявший в плен вражеский самолёт с пилотом. Награждён Георгиевским оружием и орденом Святого Георгия 4-й степени.

В Белом движении с начала 1918. По поручению Кубанской Рады сформировал 2-й добровольческий отряд (Кубанскую армию) численностью 3000 бойцов, в январе — марте 1918. Первый же немногочисленный отряд Покровского (около 300 солдат-казаков) в боях с красными частями нанёс (21—23 января 1918) им жестокое поражение под Энемом, у станицы Георгие-Афипской. 3 февраля 1918 возвратился в Екатеринодар, который вскоре, 13 марта (28 февраля) 1918 г., вынужден был оставить под давлением значительно превосходящих красных войск Сорокина, которому город в результате достался без боя.

14 марта 1918 г. Кубанской Радой Покровский назначен командующим Кубанской армией и произведён в полковники, а уже 27 (13) марта — в генерал-майоры. Не удивительно поэтому, что вожди Добровольческой армии искоса посматривали на «мгновенного» генерала Покровского. А.И.Деникин дал ему следующую характеристику: «Покровский был молод, малого чина и военного стажа и никому неизвестен. Но проявлял кипучую энергию, был смел, жесток, властолюбив и не очень считался с „моральными предрассудками“.… Как бы то ни было, он сделал то, чего не сумели сделать более солидные и чиновные люди: собрал отряд, который один только представлял из себя фактическую силу, способную бороться и бить большевиков.»

После встречи с Добровольческой армией генерала Корнилова 27 марта 1918 в районе станицы Рязанской (аул Шенджий) Кубанская армия вошла составной частью (3000 бойцов) в Добровольческую армию (2700 чел., из которых 700 — раненых), и по обоюдному согласию общее командование этими силами было возложено на генерала Корнилова.

В апреле — июне 1918 — командующий войсками Кубанского края, в июне — августе 1918 — командир 1-й Кубанской бригады. В августе 1918 — январе 1919 — командир 1-й Кубанской конной дивизии, с 3 января 1919 — командующий 1-м Кубанским корпусом. С июля 1919 — командующий группой войск Кавказской армии под Царицыным, захватил Камышин на Волге.

9 сентября 1919 заболел и сдал 1-й Кубанский корпус генералу Писареву. После выздоровления назначен начальником тыла Кавказской армии (октябрь — ноябрь 1919). В этом качестве по приказу генерала Врангеля руководил разгоном обвинённой в сепаратизме Кубанской казачьей рады, один из руководителей которой, священник Алексей Кулабухов, был повешен «за измену России и кубанскому казачеству» по приговору военно-полевого суда.

С 26 ноября 1919 по 21 января 1920 — командующий Кавказской армией, сменил генерала Врангеля, который так характеризовал В. Л. Покровского: «Незаурядного ума, выдающейся энергии, огромной силы воли и большого честолюбия, он в то же время был мало разборчив в средствах, склонен к авантюре.»

Был снят с должности после полного разложения вверенных ему войск под ударами Красной армии.

Отличался жестокостью: по данным современников, там где стоял штаб Покровского, всегда было много расстрелянных и повешенных без суда, по одному подозрению в симпатиях к большевикам. Современный российский историк С. В. Карпенко даёт следуюший «портрет» В. Л. Покровского: «Его страшная репутация вешателя подчеркивалась внешним видом. Невысокая сутуловатая фигура, затянутая в неизменную черкеску, нахмуренный лоб, крючковатый птичий нос и пронзительный взгляд темных глаз напоминали беспощадного степного хищника. Грозный вид вооружённых до зубов офицеров его личного конвоя — чеченцев и ингушей — еще сильнее сгущал атмосферу страха вокруг обожаемого ими начальника.»

Эмигрировал из Крыма в Болгарию в апреле 1920, не получив командной должности в русской армии генерала Врангеля. С 1921 жил в Варне, планировал организацию высадки на черноморском побережье Кубани вооружённых и политически подготовленных кадров из числа белых офицеров для организации антибольшевистской пропаганды, диверсий и терактов. Информация о создании белой военной организации попала в руки болгарской полиции (премьером Болгарии тогда был негативно относившийся к белому движению левый политик Александр Стамболийский), которая провела обыски и аресты, сорвав планы десанта. Покровский был вынужден бежать из Варны и перейти на нелегальное положение.

3 ноября 1922 члены организации Покровского убили в Софии Александра Агеева, казачьего деятеля, работавшего на советские власти и агитировавшего казаков возращаться в Россию. В рамках расследования этого убийства болгарские полицейские (существует версия, что по «наводке» советских агентов) прибыли в город Кюстендил, где находился Покровский. При попытке ареста генерал оказал вооружённое сопротивление, был смертельно ранен штыком и вскоре умер.

Начиная поиск с станицы Ахтырской, я проходил улицу за улицей, дом за домом, расспрашивал пожилых людей о семье Брагиных. Через три месяца нашёл старушку, хорошо помнившую их.

Из её рассказа: В 1943 году на Ахтырский кордон в артель по сбору и заготовки лесной фрукты пришла изнеможенная женщина, на вид не старая, но выглядела очень плохо. С ней двое детей, два мальчика: одному лет 14, другому 6. Бригадир их принял на работу, выделил им комнату в бараке на кордоне. Они были нелюдимые, выкопали землянку на самом участке по сбору фрукты, там и жили, очень мало с кем общаясь. По-окончании войны куда-то уехали.

Услышать и не увидеть место своими глазами, не ощутить на себе ту обстановку, — просто невозможно. Чтобы осмотреть кордон, пришлось переговорить с директором лесхоза, рассказав ему начистоту о цели поиска. Директора заинтриговал наш рассказ, а ещё больше бригадира заготовителей леса. После чего нам дали ключи от шлагбаума, на который закрывался кордон.

Проехав 12 километров по лесной дороге, в самом конце преодолев брод под разваленным мостом, мы выехали к поляне. Большие сосны росли аллей к её центру. По краям аллеи были заросшие ежевикой развалины старых бараков. Нашли тот барак, ту комнату, что была выделена Брагиным. От неё ещё оставался кусок угла из нутрии, выкрашенной зелёной краской, снаружи угла штукатурка с дранкой отошла бугром от стены. Ударив по нему рукой, мы тут же отскочили назад — чёрная змея, выпав из пустоты, извиваясь, уползла в камни развалин.

Красивое место. Поляну огибает горная речка, за которой растёт огромная вековая сосна, вокруг неё сплошные Черкесские курганы. Решили проверить дороги, в каком направление они ведут на кордон. Выбрав одну из них, проехали километра два и наткнулись на древний дольмен, к сожалению, верхняя крышка из цельной каменной плиты была разбита на несколько кусков. Видно, не от большого ума кто-то во время войны в круглое боковое отверстие кинул гранату, потому как в мерах ста от него стоял

металлический обелиск со звездой. На ржавом фоне еле различимо было написано «Здесь находилась база, партизанского отряда Ястребок».

Возвратившись на кордон, встретили на УАЗике председателя охотничьего хозяйства. Видно, услышав о нашем приезде, тоже поспешил на кордон. Он оказался большим знатоком, как ему казалось, по этому вопросу. Высказывал свои версии про ущелье у сосновой горы и прочие предположения. Попрощавшись с председателем, мы стали возвращаться к шлагбауму. По дороге высматривали развилку влево, где находился сам участок по заготовке лесной фрукты. Дорога к нему настолько оказалось заброшенной и заросшей, что проехать по ней не было и речи.

Со мной всё это время находился напарник Валера, тоже не равнодушный к истории и в частности к этой. Оставили машину, прошли около километра, попав на ровную площадку, в сплошную покрытую молодыми деревьями. По склонам горы виднелись вырытые в ней остовы печей, в которых сушили фрукту, в основном дикую грушу и грибы. Недалеко от них, в метрах пятидесяти, две ямы — это бывшие землянки, где в одной жила Брагина с детьми, а во второй — председатель в сезон заготовки.

После нашего посещения Ахтырского кордона, говорили, там сильно активизировались поиски Кубанского золота. Даже украинцы вышли в Интернет с предупреждением о проклятие на казне.

На обратном пути решили заехать в табак совхоз, слышали, что рядом с ним была раньше казачья застава. Подъехав к магазину, спросили у местных жителей где находилась застава казаков. Те показали на гору в километре от станицы. Гора, окружённая полями, была похожа на огромный курган. Оставив машину внизу, мы стали пешком подниматься на неё ближе к вершине. Почти на каждом шагу начали попадаться окопы, разрушенные землянки и уйма воронок от разорвавшихся снарядов. На самом верху находилась могила и на ней металлический памятник советским воинам, погибшим при взятии высоты. На могиле у памятника лежала советская каска и кусок разорванного, клёпанного железа — ещё даже краска на нём виднелась кое-где. Взяв в руки этот трофей с рваными краями сантиметров 40 на 30 размером, повертев в руках, рассмотрели внимательно. Им оказался кусок дюралевой обшивки от немецкого самолёта, отличающийся от наших характерными заклёпками и металлом. Выкинув его подальше с могилы, продолжили осматривать макушку, нашли казачий холодильник. Казачьим холодильником называется колодец без

воды диаметром метра три и глубиной метров двенадцать. В таких холодильниках хранили в основном мясо. Этот же колодец в шестидесятые сделали скотомогильником, закидав туда больной скот и засыпав почти до верха. А во время войны, говорят местные жители, когда на этой высоте стояли Румыны, они привязывали верёвки метров семь длиной: один конец к верху колодца, а на другой крюки для подвешивания мяса: наших пленных цепляли за рёбра крюками и бросали вниз, и человека разрывало пополам. Румын по всем станицам ненавидят, те, кто помнит или слышал рассказы про них, испытывают тоже неприятный осадок на душе и ненависть к Румынам. Мы постояли еще немного и пошли к машине.

Начался поиск в обратном направлении. Объезжая близ лежащие станицы и хутора, мы снова изучали каждую улицу за улицей, дом за домом. В самом конце следующего сезона нашли ветерана войны в станице Эриванской, он помнил эту семью Брагиных. Из его рассказа узнали, что они были пришлые, появились в станице на подводе в 1937 году, устроились на работу в кролиководство, там же в домике и жили. Брагин работал заготовителем сена и сторожем, в 1940 году заболел пневмонией, жена отвезла его в больницу в станицу Абинскую. Больше он не вернулся в станицу, а вскоре и жена его исчезла вместе с детьми.

Решили осмотреть место. Да и к тому же было сказано, что за кордоном, где заброшенная лесопилка, находился старый хутор — бывшая казачья застава. Приехав на место бывшего кролиководства, за окраиной станицы мы не увидели ничего интересного, кроме большой поляны.

Решили проехать на кордон к бывшему хутору. На первом же броде плюхнулись дном машины в нанесённый ил. Время было около двух часов дня. Оставив напарника в машине, я решил всё-таки сходить пешком на кордон. На мне были дутые сапоги, джинсы и лёгкий свитер. Перебравшись ещё через два брода, выискивая поваленные деревья через речку, на третьей такой переправе свалился в воду, сапоги на мне тут же промокли. Но решил не сдаваться, иначе всё равно не даст покоя мне это место, а значит придётся когда нибудь возвращаться сюда снова. Пошёл вперёд, переходя броды где по колено, а где и по пояс, — их оказалось ещё десять. Выйдя на поляну, где по описанию находилась лесопилка, побродил по окраине поляны, не увидел ничего того, чтобы заинтересовало меня, кроме снова такого же обелиска, как на Ахтырском кордоне, и с такой же надписью партизанского отряда Ястребок. На моём пути поиска они встречались ещё раза три. Такое впечатление было, что их базы были чуть ли не в каждом конце дороги. Выйдя за изгиб поляны, я увидел бывший домик лесника — из трубы шёл дымок, в домике оказались трое бродяг, поселившихся в нём на летний сезон. Согрелся, просушив немного сапоги, скорее для короткого приятного наслаждения теплом, но бесполезного по своей сути, так как мне предстоял путь, через четырнадцать бродов в пятнадцать километров. Надвигались сумерки, и я попрощался с бродягами. Они тоже на днях собирались скитаться дальше. Ноги гудели после отдыха, пока не разошёлся, на середине пути, промокший и продрогший, вспомнил легенду, что где-то здесь в этих местах партизаны закопали цистерну спирта… Вот бы сейчас сто грамм!

Ассоциация Красной Поляны с городом Сочи, а Сочи, в свою очередь, с Красной Поляной уже достаточно прочно закрепилась в наших умах, что говоря об одном, в сознании сразу же всплывают картинки другого. Вот и мы, приехав на ноябрьские праздники в Сочи, в сам город, в общем-то, и не попали, зато погуляли по поляне или в Поляне, здесь уже кому как больше нравится.

Побывав на самом фешенебельном горнолыжном курорте нашей необъятной, подспудно возник вопрос, а почему Поляна? И самое главное, почему Красная? Признаюсь, первая мысль, посетившая меня в этом труднейшем мозговом штурме, помня наше не такое уж далекое прошлое и отслеживая события, происходящие в настоящем, подвела к ассоциации с пролетариатом. Опять она со своими ассоциациями, скажите вы…Ну, а как по другому, если даже один из курортов Красной Поляны носит такое звучное название как Горки Город. По мне, так связь налицо!

Но погрузившись в изучение вопроса о возникновении названия "Красная Поляна", моя версия дала сбой и очень быстро рассеялась как мираж. А жаль! Оказалось, что красные появились здесь гораздо позже, и что уже в 19 веке Поляна была Красной, и по одной из версий название пошло от папоротника, который осенью окрашивается в ярко-красный цвет. Признаюсь, никакого папоротника нами замечено не было, может быть смотрели не туда. Но вот то, что горы осенью приобретают красный оттенок, это факт. И смотрится данное явление природы очумело красиво.

Кстати, есть еще одна версия, по которой название означает просто «Красивая поляна», что тоже имеет место быть. И я вам это авторитетно подтверждаю.

История старика Менделя и золота Кубанской Рады в Красной Поляне

Насмотревшись перед поездкой красивых фотографий поселка, не скрою, в голове поселилась мысль, а не привезти ли сюда на несколько дней пожить моих домочадцев. Ну, а что? Место красивое, есть куда съездить и что посмотреть. С этим и ехала, но как часто бывает в жизни, ожидания не всегда совпадают с действительностью. И не потому, что фотографии давали ошибочное представление о курорте, нет. Не понравилась сама атмосфера и пафосность. Вроде бы красиво построили, качественно…

Но помпезность чувствуется во всем. И если кого-то такие вещи приводят в восторг, то мне гораздо ближе оказался Адлер, где архитектурные изыски олимпийского прошлого, по крайней мере, разбросаны на больших расстояниях и не так давят на тебя своей монументальностью.

Сам поселок Красная Поляна расположен вдоль реки Мзымта на высоте около 500 метров над уровнем моря и со всех сторон окружен горами.

Как вариант для проживания в Красной Поляне, можно рассмотреть еще два спортивно-туристических комплекса, один из которых расположен в олимпийской деревне «Роза Плато» на высоте 1 170 метров.

Другой комплекс, расположенный на высоте 960 метров, Горки Город во время проведения Олимпийских игр выполнял роль медиацентра, где проживали журналисты, освещавшие олимпийские события.

Оба этих курорта связаны с Красной Поляной не только фуникулерами, но и автомобильной дорогой. Насколько я смогла понять, для постояльцев этих туристических комплексов проезд на канатке предоставляется бесплатно. Виды на горы как из «Роза Плато»,

История старика Менделя и золота Кубанской Рады в Красной Поляне

так и из Горки Город открываются великолепные.

И все же, если бы мне пришлось выбирать, где поселиться в Красной Поляне, я бы остановила свой выбор на Горки Город, т. к. людей добирается сюда на порядок меньше, чем на «Роза Хутор», что и понятно. Ведь все мы приезжаем в Поляну, я не беру спортсменов влюбленных в горнолыжный спорт, в первую очередь, чтобы подняться на «Роза Пик»

и насладиться потрясающей панорамой, сотканной из горных вершин Главного Кавказского хребта.

Поэтому толпы людей, снующие между гостиничными домиками в «Роза Плато», не лучший вариант, если вы ищите уединения и покоя. А в Горки Город мне понравилось все: стиль, в котором построена эта деревня,

Но, пожалуй, самое главное — это горы, которые в молчаливом уединении просто подминают тебя своей мощной энергетикой и не отпускают так долго, сколько ты можешь себе позволить быть загипнотизированной этими безмолвными великанами.

Рассказывать об инфраструктуре вышеописанных комплексов Красной Поляны не вижу смысла никакого, т. к. при желании в интернете вы найдете массу информации на этот счет. Скажу только, что почитав отзывы людей, которые в этих деревнях и комплексах проживали, поняла, что мне ближе Адлер, потому как по соотношению цена-качество конкурентов ему нет. Поэтому приехать посмотреть на горы, покататься на канатной дороге, побродить по горным тропинкам среди водопадов можно и днем, а вечер лучше провести на побережье в компании морского бриза, наслаждаясь панорамами заката с бокалом вина в каком-нибудь прибрежном кафе.

Но давайте я все-таки расскажу о водопадах «Менделиха», ради чего весь этот рассказ и затевался. Спуститься к водопадам можно только поднявшись на «Роза Пик». Вот такой запутанный маршрут, но он того стоит. Купив билеты на станции «Роза Долина», мы, заняв кабинку фуникулера, погрузились в созерцание местных красот.

«Роза Пик» нас встретила небольшим столпотворением людей, но надо отдать должное, все очень быстро разбрелись, благо мест, что посмотреть, там достаточно. Вид со смотровой площадки.

Можно прогуляться по тропам

и даже почувствовать себя птицей, подгоняемой ветром, которая парит над горными склонами, отдав свою драгоценную жизнь во власть местного инструктора.

История старика Менделя и золота Кубанской Рады в Красной Поляне

Но нам с вами сегодня не сюда, мы едем вниз вдоль южного склона хребта Аигба к водопадам «Менделиха», которые скрыты от любопытных глаз в небольшом ущелье.

Мы очень были удивлены тем, что эти водопады не особо сильно раскручены в туристических кругах. Но все встало на свои места, когда я узнала, что парк был открыт для посещения два года назад и то, в урезанном виде. А вот полностью его осмотреть стало возможно только за два месяца до нашего приезда, так что волею случая мы оказались чуть ли не первопроходцами. От «Роза Пик» до водопадов можно добраться на кресельной канатной дороге «Эдельвейс».

Дополнительные билеты к водопадам покупать не надо, т. к. их посещение входит в стоимость подъема на смотровую площадку «Роза Пик». Путь на канатке занимает минут 10, и все это время я получала несказанное удовольствие от окружающих меня горных пейзажей.

История старика Менделя и золота Кубанской Рады в Красной Поляне

Даже если вы ограничены во времени, обязательно прокатитесь на «Эдельвейсе». Самое главное, чтобы погода не подвела. Данный променад у вас займет максимум полчаса, но впечатления от него останутся на всю жизнь.

Обратно же, на «Роза Пик», вам надо уехать не позднее 16–30, иначе придется самостоятельно покорять хребет Аигба или заночевать прямо на водопадах. Благо, лавочек там много, так что не пропадете. Парк водопадов «Менделиха» включает в себя семь водопадов и три туристических маршрута.

Если с «Малым кольцом» все было понятно (протяженность — 900 м, перепад высот — 80 м), то пройдя до конечной смотровой площадки парка, возник вопрос, зачем надо было городить «Среднее» (протяженность — 1 500 м) и «Большое» (протяженность — 3 000 м) кольца, т. к. их маршруты практически совпадают, за исключением пройденного расстояния. Но вспомнив, что «Большое кольцо», вернее продолжение «Среднего кольца», открыли совсем недавно, этот вопрос в моей голове канул в небытие. Логика не совсем понятная, но, как говорится, хозяин -барин. Ближайший водопад входит в «Малое кольцо» и расположен практически около подъемника. Именно этот водопад носит звучное название Менделя, именем которого был назван и весь парк.

Сразу при входе в парк стоит несколько огромных информационных щитов, из которых можно узнать, кто же был этот Мендель, и почему парк назвали его именем. Оказалось, что Мендель Борис Петрович был местным жителем! Жил он здесь в 19 веке, жил с женой и детьми, работал, никого не трогал, правда, сумел дорасти до старосты поселения. И вот на 78 году жизни занесло старика зачем-то на один из близлежащих водопадов. Далее я вам процитирую эту историю со своими комментариями, т. к. лучше, чем информация на щите, ее и не расскажешь: «Дойдя до водопадов, мы стали перебираться через речку на другой берег. Одна из лошадей оступилась, сырые ремни, державшие один из ящиков, лопнули, и он упал в воду с треском расколовшегося дерева. Мы вытащили остатки ящика, он был наполовину полон золотыми монетами. Потом мы начали доставать монеты из воды и вдруг увидели, что сверху водопада смотрит какой-то человек. Заметив, что мы его увидели, он побежал в гору (обратите внимание — в 78 лет). Вслед за ним бросился старший офицер. Минут через 20 мы услышали выстрел (долго он его догонял, видимо, Борис Петрович был в хорошей спортивной форме). Офицер вернулся и сказал, что ему пришлось стрелять в убегавшего из опасения, что тот может рассказать об увиденном, и НА НАС НАПАДЕТ РАЗБОЙНИЧЬЯ ШАЙКА. На следующий день мы прощались. Старший офицер подозвал меня и, протянув 200 рублей, попросил подняться к водопадам и по-христиански похоронить убитого им человека. » Душераздирающая история, не правда ли? Особенно, если учесть, что рассказал ее односельчанин Менделя, который почему-то старосту не распознал. Ну да бог с ними, давайте лучше погуляем с вами по парку. Посмотрев на водопад Менделя снизу, мы решили маршрут «Малое кольцо» полностью не проходить, а поднялись на него с противоположной стороны, пройдя мимо кафе и туалета.

Читайте также: