Есть ли в архангельской области золото

Опубликовано: 24.09.2022

Примерно раз в один - два года в архангельских газетах поднимается вопрос, есть ли в недрах области наряду с алмазами и бокситами золото. К сожалению, иногда таким вопросом задаются люди недостаточно компетентные, но имеющие изрядные способности ориентироваться в коридорах областной власти. С таким подходом пытается закрыть проблему золотоносности северо-запада Архангельской области г-н Мелкумян в своей статье "Есть ли золото в нашей области", опубликованной в газете "Волна" (N 41 от 29.10.-04.il.2004 г.).

Прежде чем объяснить абсурдность выводов г-на Мелкумяна об отсутствии золота в области, подойдем к данной проблеме на основе имеющихся на сегодня геологических данных.

Первое золото в низовьях реки Онеги нашли не советские геологи, а православные монахи еще в XVI веке при царе Федоре Ивановиче, сыне Ивана Грозного. С тех пор они, не прибегая к рекламе, потихоньку его добывали для своих нужд вплоть до советских времен, когда в начале 20-х годов при закрытии и разгроме Кожозерского монастыря чекистами было изъято 26 килограммов золота.

В советское время, главным образом в 1970-1990 годах, активные геолого-съемочные и поисковые работы на различные виды полезных ископаемых проводились на северо- западе Архангельской области - в Онежском и Плесецком районах, в пределах геологических структур, издавна известных под названием Ветреный пояс. Специализированные на золото работы (об отсутствии которых сетует г-н Мелкумян) выполнялись здесь целой когортой архангельских, ленинградских и ухтинских геологов-профессионалов. Это Б.В. Петров, Ю.В. Вишневская, Н.Ф. Каячев, Н.Ф. Ерохина, А.И. Зудин, А.В. Синицын, B.C. Петров, В.Ф. Чертов, В.П. Савельев и др. В результате работ, выполненных этими исследователями, были установлены высокие перспективы Ветреного пояса на выявление месторождений золота. Всего в его пределах найдено свыше 20 проявлений золота, из которых до десяти, при дальнейшем изучении, могут быть переведены в разряд месторождений. Анализ всех выполненных на площади Ветреного пояса геологических работ приведен в отчете "Оценка и учет прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых на территории Архангельской области и Ненецкого автономного округа по состоянию на 1 января 1997 г", авторы В.А. Медведев, В.В. Вержак и др.

В пределах Ветреного пояса нами выделяются три типа золотоносных объектов, в различной степени изученных и требующих при дальнейшем изучении различного методического подхода. Это древние погребенные золотоносные конгломераты, возраст которых составляет порядка 500 -700 млн лет, залегающие на глубинах от 5 - 10 до 150 м, коренные проявления золота и платиноидов, локализованных в кристаллических породах на глубинах от 10 до 300 и более метров и мелкие россыпи золота и платиноидов в четвертичных (современных) отложениях.

Основной практический интерес в Онежском районе представляют древние золотоносные конгломераты, прогнозные ресурсы которых, в соответствии с протоколом научно-технического совета Северного комитета по геологии и использованию недр от 30 ноября 1997 г., приняты в количестве 145 тонн. Это очень большие ресурсы золота, причем залегающие на глубинах, доступных для открытой разработки (участки Коло-зерское, Русловое, Речное, Медвежьи горы и др.).

Большое значение могут иметь также коренные месторождения золота, связанные с кварцевыми жилами и зонами сульфидной минерализации (проявления Половнино, Стар- цево и др.), их прогнозные ресурсы могут оказаться не намного меньше таковых в золотоносных конгломератах. Четвертичные россыпи наиболее доступны для отработки, но они невелики по размерам, сложны по своему строению, и запасы в них не превышают 5% от общих ресурсов региона.

С 2001 года по настоящее время геологоразведочные работы на золото и платиноиды на Ветреном поясе осуществляют ЗАО "Кратон" и его дочернее предприятие ЗАО "Онегазолото". За этот период рассмотрены и уточнены перспективы площади и отдельных участков. Выявлены дополнительно небольшие, но интересные четвертичные россыпи. Золото в них преимущественно крупное, имеются золотины до 40-90 мг. Существенно важным стало, впервые для площади, установление нами в россыпях металлов платиновой группы (15-20 % от общей массы металла в шлихах). В результате выполненных работ намечены первоочередные участки для постановки разведочных работ.

Таким образом, на основании работ ЗАО "Кратон" и его предшественников можно со всей уверенностью заявить о высоких перспективах выявления на территории Онежского и Плесецкого районов промышленных месторождений золота и металлов платиновой группы.

Теперь о пессимистических и совершенно не оправданных выводах г-на Мелкумяна о закрытии перспектив золотоносности северо-запада Архангельской области.

Конечно, геологи ЗАО "Кратон" никогда не просили автора статьи показать материалы его изысканий. Во-первых, мы со всеми фондовыми материалами давно и хорошо знакомы. Во-вторых, и это самое главное, мало что можно у него увидеть. Дело в том, что возглавлявшиеся им четверть века работы велись крайне безответственно и зачастую оказывались браком. Все скважины, шурфы при работах в пределах древних щитов и зе-ленокаменных поясов (особенности геологического строения Ветреного пояса) должны обязательно опробоваться на золото. Это истина, которую знает любой начинающий геолог. Тем не менее практически все скважины, пробуренные его экспедицией, не опробованы, зачастую не добурены до продуктивного горизонта. И только последующие исследователи ЦНИГРи смогли, используя остатки керна скважин, установить наличие в них золота.

При таком качестве работ было немудрено закрестить перспективы любой площади, что г-н Мелкумян и пытается сделать с Ветреным поясом "более четверти века". Платину же в россыпях под его руководством просто прошляпили, поскольку мы ее установили в первых же шурфах и шлиховых маршрутах. В настоящее время нами установлено наличие платины и в древних золотоносных конгломератах. К слову, заметим, что мы никогда публично не критиковали качество геологоразведочных работ Плесецкой экспедиции. В данном случае, будем считать, это сделано по личной просьбе ее бывшего начальника.

Далее г-н Мелкумян развивает совершенно неприемлемую теорию, согласно которой все месторождения золота на Ветреном поясе уничтожили ледники, имевшие место в регионе 10 -12 тыс. лет назад. Да, они могли разрушить четвертичные россыпные месторождения, залегающие у поверхности, в них на сегодня заключена совсем малая часть запасов золота. Но ледники никак не могли затронуть массу запасов металлов в коренных месторождениях и древних конгломератах. Ледники на сохранность этих месторождений, залегающих на глубинах от 10 до 300 м и более, могли оказать только такое влияние, как сегодня прошедший дождь на прошлогодний урожай овощей. Представление о том, что на площади "после деятельности ледника геологическая картина резко изменилась", может существовать только в воображении нашего оппонента. Зря он расстраивается - остались после деятельности ледника целыми и практически невредимыми древние россыпи и коренные месторождения золота на Ветреном поясе, а вместе с ними уцелели месторождения алмазов им. Ломоносова и им. Гриба, сохранились и месторождения бокситов в Плесецком районе.

В заключение своей статьи г-н Мелкумян пеняет бывшему губернатору А.А. Ефремову, упрекает его в том, что он перепутал ресурсы с запасами. Такая ошибка простительна губернатору, занятому множеством других проблем, но кандидату геолого-минералогических наук нужно бы знать, ресурсы или запасы учтены на Ветреном поясе.

Для сведения читателя, необходимо отметить, что в геологической терминологии существует два понятия: ресурсы и запасы полезного ископаемого. Ресурсы - это количество полезных ископаемых в пределах определенной структуры или на площади, оцененное на основе ограниченных геологических данных и требующее дальнейших оценочных и на конкретных месторождениях разведочных работ. Запасы - это количество полезного ископаемого, подсчитанного по каждому конкретному месторождению на основе разведки с применением значительных объемов горных, буровых и других видов геологоразведочных работ. По степени достоверности запасы подразделяются на категории С2, С,, В. На территории Ветреного пояса до сих пор, в силу слабой ее изученности и брака при проведении работ, оцениваются ресурсы золота и платины.

На отдельных участках, в частности Колозерском, уже сейчас можно было бы подсчитать запасы категории С2 при условии, если в свое время Мелкумян выполнил бы качественное опробование керна пробуреных там скважин. Тем не менее в пределах Ветреного пояса есть объекты и участки, где уже сейчас целесообразна постановка оценочных и разведочных работ.

Исходя из сказанного, губернатор А.А. Ефремов отождествил, видимо, понятия ресурсов и запасов, что ставить ему в вину едва ли стоит. А вот г-н Мелкумян решил, используя случай ему "отомстить", заодно не читая геологических отчетов, не зная сути дела, на основе одних коридорных слухов умудрился обвинить в дезинформации геологов ЗАО "Кратон". И эти досужие вымыслы, охаивание трудов геологов и, в конечном счете, промышленной привлекательности Архангельской области этот господин преподносит в начале своей статьи как выполнение им гражданского долга.

И еще один вопрос. Где же Вы были, г-н Мелкумян, последние 8-10 лет, почему молчали, дожидаясь смены главы администрации? Вам не нравится Ветреный пояс, которому многие прекрасные геологи, в том числе бывшей Плесецкой экспедиции, отдали годы жизни, доказывая его перспективы. Как известно, Вам и одному из Ваших коллег не понравилось выявленное геологами ЗАО "Кратон" к северу от Архангельска новое месторождение пресных подземных вод, способное обеспечить качественной питьевой водой население города. Чем Вы еще хотите отличиться?

Публикуя такие статьи, теряете Вы, по моему мнению, много - достоинство и порядочность геолога старой советской школы.

А золото и платина в нашей области, безо всяких сомнений, есть. Мы продолжаем геологоразведочные работы на Ветреном поясе и уверены в успехе нашего дела.

В.А. МЕДВЕДЕВ, главный геолог ЗАО "Кратон", Почетный разведчик недр, лауреат Государственной премии СССР.

Перемещаемся на Русский Север. Какие сокровища там можно найти и где стоит искать? МДРегион представляет вам карту, на которой отмечены предположительные места самых разыскиваемых кладов Архангельской области.

Сначала — немного северных поверий про клады. В Архангельской области издревле считали, что ни один клад не обходится без участия нечистой силы. И есть особый дух - «кладовик», который стережет клад.

Подручные «кладовика» назывались «кладенцами». Эти «кладенцы» существовали не просто так. По преданиям, они и добывают «кладовику» жертвы в виде человеческих жизней или душ. Вот так вот. Как избежать происков «кладенцов», повсеместно не разглашается, но, говорят, когда срок кладу проявиться подходит, то и «кладовик» и «кладенцы» сами найти клад помогают.

Поэтому у каждого есть шанс найти свой клад. Давайте посмотрим, где это можно сделать в Архангельской области. Сразу оговоримся, что несметных богатств, конечно, не отыскать: торговые пути по территории не проходили. Среди местного населения в ходу было больше серебро, чем золото. Однако намеки на кое-какие клады сохранились.

karta-kladov-arhangelskoj-oblasti copy

1. Биармские украшения.

Обратимся к древним источникам. Снорри Стурулсон, скальд, историограф, политик и просто автор книги, известной как «Младшая Эдда». Кроме того, написал множество других произведений, основанных на реальных событиях. Есть среди них и «Сага об Олафе Святом». В ней подробно описывается поход викингов в Бьярмаланд, за северные моря.

Если кратко, дело было так. Викинги поехали торговать. Затем Торир Собака выведал, что неподалеку от торжища есть храм бога Йомала. И еще кое-что узнал об обычаях местного населения: в случае смерти бьярма половина его денег относилось в этот храм! Викинг не смог пройти мимо богатств и пробраться мимо стражи. Торир зацепился боевым топором за ограду, пролез внутрь, впустил подельников и они начали грабеж. Нашли много монет, забрали, сколько могли вытащить, а Торир прихватил драгоценную чашу. И цепь с изображения бога хотел утащить, но промахнулся, и вместо того, чтобы топром перерубить золотую цепь, отрубил идолу голову. Сбежалась стража, викинги рванули в леса. Ториру и подельникам удалось выйти к своим кораблям и уплыть. На корабле, чтобы не делиться сокровищами, Торир убил подручных, с которыми грабил храм. Такая вот простая история.

Однако, все указывает на то, что дело происходило в той местности, которая сегодня называется «Русским Севером». И биармы — это местное население, чудь. И их скоровища точно существовали. Так что имеет смысл искать на побережье Белого моря, в 40-50 км от него по рекам. Там, кстати, часто находят большие клады с монетами 11-12 веков. Особенно в Холмогорских краях.

klady-arhangelsk-03

2. И снова чудь.

В Шенкурском районе старожилами до сих пор рассказывается история о враждебно настроенном чудском племени. «Черная чудь» или «чудь заволочская» проживала внутри холмов, и никогда они не пускали к себе чужаков. Тут как раз нагрянули ушкуйники из Великого Новгорода, и стали штурмовать поселение. Городище чуди было окружено. Осажденные, не желая сдаваться, подбили подпорки из бревен и погребли себя, со всем своим добром и сокровищами, внутри холма. Поскольку ушкуйники лопат с собой как-то не имели, на этом все и закончилось. Кладоискатели все еще обшаривают холмы.

3. Библиотека Ивана Грозного.

Легендарная коллекция книг и документов, последним владельцем которой предположительно был царь Иван IV Грозный, называется еще «Либерея» (от лат. «либер» - книга). Согласно легенде, библиотека изначально принадлежала византийским императорам и собиралась на протяжении многих веков. Последним из императоров, владевших библиотекой, называют Константина XI. После падения Константинополя книжное собрание было вывезено в Рим, а затем переместилось в Москву в качестве приданого византийской царевны Софьи Палеолог, выданной замуж за московского князя Ивана III. Последним владельцем чудесного собрания свитков в драгоценных футлярах считался Грозный.

klady-arhangelsk-01

Одним из главных доказательств существования Либереи считается свидетельство протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, которого Грозный пригласил в 1570 году для перевода книг. Его слова приводит в своей «Ливонской хронике» Франц Ниенштедт (XVI век): «книги, драгоценное сокровище, хранились замурованными в двух сводчатых подвалах».

По одной из версий, знаменитое собрание книг может быть спрятано где-то в районе Сольвычегодска. Якобы купцы Строгановы по просьбе царя вывезли часть книг туда. Так или иначе, в 1995 году мультимиллионер Герман Стерлигов искал данную библиотеку на Русском Севере, но не нашел.

4. Золотой полой.

Многие в России ищут клад Ермака. У известного смутьяна наверняка было много золота. И вот, молва приписывает и ему клады, схороненные поблизости Красноборска. От остальных преданий архангельские отличаются тем, что Ермак якобы сбросил свои богатства в колодец — Золотой полой. Однажды эпидемия поиска клада Ермака накрыла целую деревню в Красноборском районе. Один из краеведов рассказывает, что, пытаясь отрыть колодец Ермака, несколько работников чуть не утопили трактор, под которым вдруг стала разъезжаться земля.

5. Деньги периода медных бунтов.

Распространены под Архангельском также легенды о кладах, относящихся ко времени Медного бунта XVII века. Русь тогда начала чеканить медную монету и выдавать ею жалованье, причем налоги собиралась серебром. Отсюда пошло резкое обесценивание рубля и копеек, и люди активно начали прятать серебро (чаще всего это серебряная «чешуя»). Не так давно клад чешуи был найден в Каргопольском районе.

klady-arhangelsk-04

6. «Пожертвования» паломников.

На Русском Севере было множество монастырей, скитов и прочих святых мест. При Совесткой бласти их порушили. Местные кладоискатели, работающие с архивными документами, знают немало мест — старых урочищ на бывших монастырских землях. Говорят, самое перспективное место для поиска монет — монастырские колодцы. Паломники много десятков (если не сотен) лет кидали туда монетки, радея за отпущение грехов. Такая была традиция. В колодцах могут встретиться настоящие залежи старинных монет. Хотя, как передают местные кладоискатели, сегодня довольно трудно что-то хорошее найти: с металлоискателями люди ходят по таким местам уже около десятка лет. И найти 7-8 царских монет — большая удача.

7. Сталинское наследие.

Известно, что в Сольвычегодске Иосиф Джугашвили (Сталин) был в ссылке два раза. Вроде бы, говорят, что он постоянно ездил за 20 километров в деревню Пожарище, где происходили соборы волхвов. Говорят, можно в лесах около этой деревеньки найти много чего интересного. В том числе и «ведовские» регалии будущего Вождя Народов (тогда, в 1910 году, он им еще не был).

klady-arhangelsk-02

8. Белое море и его тайны.

Здесь уже работа для подводных кладоискателей. В Белом море довольно часто плавали корабли викингов и прочих морских разбойников. А, поскольку воды холодные, остовы древних кораблей могли сохраниться очень хорошо: здесь нет корабельных червей, поедающих древесину.

Сюда же стоит отнести и сведения о кладе на Кузовском архипелаге. Его нашел в прошлом веке Николай Гумилев. Вот как описывал сам Гумилев эту находку: «Для раскопок мы выбрали каменную пирамиду на острове, который носит название Немецкий Кузов. К сожалению, пирамида оказалась пустой, и мы уже собирались закончить работу на острове, когда я попросил рабочих, ни на что особенно не рассчитывая, разобрать небольшую пирамиду, которая находилась метрах в десяти от первой. Там, к моей неимоверной радости оказались плотно подогнанные друг к другу камни. Уже на следующий день мы сумели вскрыть это захоронение, сделанное в форме склепа. Викинги не хоронили своих умерших и не строили каменные усыпальницы, поэтому я сделал вывод, что это захоронение относится к более древней цивилизации. В могиле был скелет женщины, никаких предметов, кроме одного-единственного. Около черепа женщины находился золотой гребень удивительной работы, наверху которого девушка в облегающей тунике сидела на спинах двух несущих ее дельфинов».

Отметим, что сегодня за такую находку и за расхищение археологического памятника россиянину может грозить тюремное заключение сроком до 3 лет, а также большой штраф.

9. Самородное золото.

По утверждениям геологов, золото есть везде, вопрос только в его количестве, в проценте содержания. В Архангельской области, особенно на ее северо-западе, есть все признаки наличия золота. Кстати, в прошлом году в Карелии, совсем недалеко от границы с Архангельской областью, как раз было найдено золотое месторождение.

Золотодобыча в 18 веке - это в первую очередь каторжный труд.







Как показало время, золото есть и на Урале, и на Дальнем Востоке страны. Но впервые этот металл стали добывать в Архангельской губернии, на знаменитом Воицком руднике (сейчас это территория Республики Карелия. - Ред.). У нас был свой Клондайк - пусть сюда и не съезжались золотоискатели со всей страны, но ради того, чтобы добыть хоть чуть-чуть драгоценности, было положено немало титанического труда.

Нашёл крестьянин

Месторождение находилось на правом берегу реки Нижний Выг, на полуострове Марфин Наволок. Открыл его в 1737 году местный крестьянин Тарас Антонов, который добыл несколько кусков руды. Производство началось через пять лет после этого. Говорят, что уже тогда в рудном кварце время от времени попадались кусочки золота, на которое никто не обращал внимания, принимая его за медь.

Вообще, золото здесь было очень трудно и дорого добывать, притом что его было не так уж и много. Рудник постоянно заливался водами реки, а для водоотлива требовались огромные силы - делалось это с помощью ручных насосов, на которых стояло 42 человека. В сентябре 1770 года уже другая императрица, Екатерина II, приказала остановить работы. При этом она поинтересовалась, не пожелает ли кто из частных предпринимателей взять рудник в своё содержание. Предложений не поступило, и рудник был закрыт.

Второе дыхание

Но через два года после закрытия управление рудником поручили выпускнику Московского университета Александру Глаткову. Его оправили на место с рудокопами и 60-ю крестьянами для отлива воды. Каторжный, по сути, труд привёл к тому, что рудник осушили. Как результат - за 1773 год здесь было добыто около 4 кг золота. А чтобы работа шла легче, построили конную водоотливную машину, которую приводили в действие шесть лошадей, заменяющие 60 человек. В это время были найдены самые крупные золотые самородки весом от 400 до 1356 г - их посылали в Санкт-Петербург.

Но в 1783 году по указу Сената работы пришлось остановить во второй раз. Отливать воду становилось всё труднее даже с использованием лошадей. Тогда Екатерина II повелела соорудить для отлива паровую, «огненную» машину - зимой 1789-90 гг. такой агрегат был создан - это была первая паровая машина России в горной промышленности. Машина функционировала около трёх лет - её обслуживали два английских механика и четыре русских работника.

Техника - техникой, но золота от этого больше не стало - за эти три года было найдено всего лишь 600 г металла. И 27 мая 1794 года Екатерина положила конец предприятию.

Всего же на Воицком руднике за время его существования было добыто 106 тонн меди и 74 килограмма золота - по современным меркам это очень немного. Зато рудник выполнил другую функцию - повысил планку русских технологий. Кто знает, может быть, в музеях и на выставках мы видим в золотых украшениях именно воицкий металл.

Мнение эксперта

Материалы к №47

Вячеслав ИВКО, доцент кафедры геологии и горных работ Института нефти и газа САФУ:

- Золото - это благородный и драгоценный металл. Во времена Советского Союза в Архангельской области были разведаны золотые запасы, и в Онеге была создана организация «Онега-золото». Их представители заявляли, что в этих землях залегает около 70 тонн золота - но это мало на самом деле. А промышленной разработки там так и не было проведено. Кроме этого, есть и другие маленькие месторождения.

Ценность золота в том, что его мало в природе, оно красивое внешне, плюс оно не окисляется. Поэтому его используют не только для украшений, но и в радиоэлектронике. Все наиболее ответственные радиоэлементы должны быть надёжными - при небольших напряжениях это чрезвычайно важно.

В поисках золота в Онежском районе уже пробурено более ста скважин, отобрано порядка 3500 проб.

Означает ли это, что нас ждёт в ближайшее время своя «золотая лихорадка»? Открытия золоторудных проявлений в Карелии 2000‑х годов стали поводом для новых дискуссий о золоте в Онежском районе Архангельской области. И можно сказать с уверенностью – один жаркий спор того времени точно завершён.

Вокруг «поморского золота» столько слухов, что стоит вспомнить хронологию событий.

Первое золото в низовьях реки Онеги нашли не советские геологи, а православные монахи ещё в XVI веке при царе Фёдоре Ивановиче, сыне Ивана Грозного. Об этом 12 лет назад рассказывал в местной прессе Валерий Медведев, почётный разведчик недр и один из первооткрывателей месторождения алмазов им. М. В. Ломоносова. По словам геолога, они его добывали для своих нужд вплоть до советских времён, когда в начале 20‑х годов при закрытии и разгроме Кожеозерского монастыря чекистами было изъято 26 килограмм золота.

Из Москвы в XVI веке направили рудознатцев. Для своего времени экспедиция вышла очень дорогой, но ожиданий не оправдала. И только в 1970–90‑е годы во время съёмочных работ (геологических обследований), когда искали проявления любых полезных ископаемых, в пробах из Онежского района обнаружились признаки золота.

Кряж Ветреный пояс – огромная возвышенность, которая тянется на 250 километров вдоль Поморского берега Белого моря и оканчивается в Карелии. В 2000‑х годах карельские геологи также открыли на своей части рудопроявления ценного металла. В Архангельской области эти места изучает компания «Онегазолото».

Где и сколько тонн?

В 90‑х государственное финансирование геологии почти исчезло, экспедиции приватизировали. В 1994 году по инициативе Валерия Медведева была создана компания «Кратон». Во время поиска алмазов один из подрядчиков работал на территории Ветреного пояса.

— Мы посмотрели на советские геологические съёмки и увидели показатели: от 4 до 20 грамм золота на тонну в золото-кварцево-сульфидных жилах. Решили проверить, проанализировали свои пробы – и убедились, что золото есть, – рассказывает директор ЗАО «Онегазолото» Игорь Ракитин. – Поэтому подали заявку, создали своё отдельное предприятие и в 2000 году получили сквозную лицензию: на поисковые работы, оценку, разведку и добычу – на случай, если найдём месторождение. Первые годы работали за свой счёт, без внешних инвесторов. К сегодняшнему дню пробурено более 100 скважин, отобрано порядка 3500 проб разного вида: керновых, шлиховых, из шурфов. Уже подтверждено, что есть и четвертичные россыпи – золото на поверхности, – и так называемые вендские конгломераты, они находятся на глубине от 5–10 до 50–70 метров. Эти образования полого погружаются на северо-восток, в сторону Белого моря.

Прогнозный ресурс золотоносных конгломератов, которые доступны для открытой разработки, в 1997 году определили в 145 тонн. В статье карельских исследователей приводятся оценки 1999 и 2003 годов (с дополнениями), причём перспективные участки Онежского района уже уверенно названы месторождениями: Нименьга – 97 тонн, Кожозерское – 48 тонн. Более свежих данных обнаружить не удалось, объёмы будут уточняться, когда оценят конкретные запасы по каждому месторождению.

Как мы выяснили из собственных источников, в будущее архангельского золота в 2006 году поверил ещё один предприниматель из Санкт-Петербурга, который вкладывал личные средства в разведку. Тогда это была почти авантюра. Сейчас же он готов продать свою долю заинтересованному игроку – ведутся активные переговоры. В любом случае на стадии добычи не обойтись без крупных российских золотодобывающих компаний.

Ракитин вспоминает, что начинал поиски традиционным способом: промывкой лотками (так до сих пор в разных концах света ищут россыпное золото), проходкой шурфов, канав, закопушек. «И золотины в речных «карманах» стали попадаться – одна, например, весила 91 миллиграмм. Затем проходили шурфами до 8–9 метров глубиной. Но это давалось сложно: валуны, галька, а для анализа нужны пробы из песчаного материала. Всё время была уверенность, что результат будет, хотя до коренного золота можно добраться только бурением. Всё оправдалось. Сейчас мы продолжаем разведку, опираясь не только на старые, но и на собственные, новые данные».

Добудем, если выгодно

Оптимизм разделяли не все. Рассыпное золото есть, а вот рудное, в недрах? Заслуженный геолог России С. А. Мелкумян публично оспорил прогнозы в 2004 году, посчитав, что предприниматели напрасно обнадёжили губернатора Ефремова. «Нет, конечно, на Ветреном поясе таких кладов. Возможно, десятки тысяч лет назад подобное месторождение и было, но после деятельности ледника геологическая картина круто изменилась», – говорил он в прессе.

Однако ледник не мог повлиять на породу на глубине 10…300 м, возражал В. А. Медведев, упрекнув оппонента в браке: «Практически все скважины, пробуренные его экспедицией, не опробованы [на золото], зачастую не добурены до продуктивного горизонта… Платину же в россыпях под его руководством просто прошляпили, поскольку мы её установили в первых же шурфах и шлиховых маршрутах». Только теперь, можно считать, в жарком споре поставлена точка – разведка архангельской компании дала конкретные факты и показатели.

— Открытия месторождений в Карелии – лишнее доказательство того, что наша территория тоже перспективна, – замечает Игорь Ракитин. – Кроме того, добывать у нас намного выгоднее, чем, скажем, на Дальнем Востоке. Сравните: везти буровика обычным поездом в плацкартном вагоне или самолётом на Чукотку? Доставить топливо туда в 5–10 раз дороже, чем у нас: рядом с перспективными участками есть железнодорожные станции Куша, Унежма, Малошуйка. Так что инфраструктурно наш регион полностью готов.

Месторождение – не чисто геологическое, но и экономическое понятие. Рентабельна ли добыча? Грамм золота в октябре 2016‑го стоит около 2500 рублей. Если для извлечения этого грамма нужно вдвое больше средств, никто не будет работать на туманную «перспективу», ожидая, когда благородный металл подорожает. Три года назад звучали прогнозы, что унция к 2014‑му взлетит до 2–2,5 тысячи долларов. Поэтому, дескать, нужно бросать всё остальное и заниматься только золотом: покупкой слитков, поиском, добычей. Но цена тогда упала до 1,1 тысячи (сегодня 1,25).

— Так что нельзя впадать в ажиотаж, – честно предупреждает Ракитин. – После завершения разведки нужно защитить запасы в Роснедрах, посчитать рентабельность, затем составить технический проект. До добычи на наших участках не меньше 3–5 лет.

Оценка месторождений приводится по: А. И. Голубев, В. И. Иващенко, Н. Н. Трофимов, А. М. Ручьёв. Металлогения и оценка перспектив Карелии на крупные комплексные благороднометалльные месторождения // Геология и полезные ископаемые Карелии. 2007, №10.

Золотодобыча в 18 веке - это в первую очередь каторжный труд.







Как показало время, золото есть и на Урале, и на Дальнем Востоке страны. Но впервые этот металл стали добывать в Архангельской губернии, на знаменитом Воицком руднике (сейчас это территория Республики Карелия. - Ред.). У нас был свой Клондайк - пусть сюда и не съезжались золотоискатели со всей страны, но ради того, чтобы добыть хоть чуть-чуть драгоценности, было положено немало титанического труда.

Нашёл крестьянин

Месторождение находилось на правом берегу реки Нижний Выг, на полуострове Марфин Наволок. Открыл его в 1737 году местный крестьянин Тарас Антонов, который добыл несколько кусков руды. Производство началось через пять лет после этого. Говорят, что уже тогда в рудном кварце время от времени попадались кусочки золота, на которое никто не обращал внимания, принимая его за медь.

Вообще, золото здесь было очень трудно и дорого добывать, притом что его было не так уж и много. Рудник постоянно заливался водами реки, а для водоотлива требовались огромные силы - делалось это с помощью ручных насосов, на которых стояло 42 человека. В сентябре 1770 года уже другая императрица, Екатерина II, приказала остановить работы. При этом она поинтересовалась, не пожелает ли кто из частных предпринимателей взять рудник в своё содержание. Предложений не поступило, и рудник был закрыт.

Второе дыхание

Но через два года после закрытия управление рудником поручили выпускнику Московского университета Александру Глаткову. Его оправили на место с рудокопами и 60-ю крестьянами для отлива воды. Каторжный, по сути, труд привёл к тому, что рудник осушили. Как результат - за 1773 год здесь было добыто около 4 кг золота. А чтобы работа шла легче, построили конную водоотливную машину, которую приводили в действие шесть лошадей, заменяющие 60 человек. В это время были найдены самые крупные золотые самородки весом от 400 до 1356 г - их посылали в Санкт-Петербург.

Но в 1783 году по указу Сената работы пришлось остановить во второй раз. Отливать воду становилось всё труднее даже с использованием лошадей. Тогда Екатерина II повелела соорудить для отлива паровую, «огненную» машину - зимой 1789-90 гг. такой агрегат был создан - это была первая паровая машина России в горной промышленности. Машина функционировала около трёх лет - её обслуживали два английских механика и четыре русских работника.

Техника - техникой, но золота от этого больше не стало - за эти три года было найдено всего лишь 600 г металла. И 27 мая 1794 года Екатерина положила конец предприятию.

Всего же на Воицком руднике за время его существования было добыто 106 тонн меди и 74 килограмма золота - по современным меркам это очень немного. Зато рудник выполнил другую функцию - повысил планку русских технологий. Кто знает, может быть, в музеях и на выставках мы видим в золотых украшениях именно воицкий металл.

Мнение эксперта

Материалы к №47

Вячеслав ИВКО, доцент кафедры геологии и горных работ Института нефти и газа САФУ:

- Золото - это благородный и драгоценный металл. Во времена Советского Союза в Архангельской области были разведаны золотые запасы, и в Онеге была создана организация «Онега-золото». Их представители заявляли, что в этих землях залегает около 70 тонн золота - но это мало на самом деле. А промышленной разработки там так и не было проведено. Кроме этого, есть и другие маленькие месторождения.

Ценность золота в том, что его мало в природе, оно красивое внешне, плюс оно не окисляется. Поэтому его используют не только для украшений, но и в радиоэлектронике. Все наиболее ответственные радиоэлементы должны быть надёжными - при небольших напряжениях это чрезвычайно важно.

Читайте также: