Что такое серебряная роза

Опубликовано: 04.10.2022

- Любимая! Прости меня!! Я не привёз тебе сегодня голову дракона. - те же мечтательно тёплые глаза, та же улыбка и та же смешинка в голосе. Только меч поднакопил зазубрин, плащ посерел и местами порвался, сапоги просили кушать. Куда же бежать? За что взяться скорее? Как его обнять, если надо распорядиться и по поводу обеда, и по поводу ванной? Благо понятливая Кормилица начала сама отдавать распоряжения, и Жене осталось только молча обнять Мужа, вернувшегося из дальних стран. Казалось, прошла вечность.
- Прости меня, любимая. Я видел мавров и верблюдов, золотые минареты и речных лошадей. но ни одного дракона. говорят, их уже всех истребили.
- Зачем мне дракон, любимый?
- Как же! Я, ведь, твой Рыцарь!
- Мне важно лишь последнее. Я так рада, что ты здесь!

Но чем темнее сгущались осение тучи, чем непроходимее становились дороги из-за пробирающих до мозга костей дождей, чем больше заметало поля первыми снегами, тем грустнее становилось в замке, ибо хотя Рыцарь был дома, сердце его обитало где-то ещё. После Альбан Артана, казалось, лишь непроходимые снега удерживали Рыцаря в помещении.
- Где витают твои мысли? - спрашивала Жена
- На севере, - отвечал Рыцарь, - мне рассказали, что далеко в землях кельтов живёт одна ведьма. Она знает, где растёт Серебряная Роза.
- Зачем тебе серебряная роза?
- Как зачем? Я же рыцарь!
- А что она делает, эта роза?
- Она приносит мир всем людям. Тот, кто отведает хоть малейшую капельку её нектара навек перестанет воевать. Представь себе: все войны прекратятся!
- Людей так много, а роза одна.
- Глупенькая ты моя — внезапно Рыцарь как когда-то только-только после свадьбы тепло улыбнулся и погладил Жену по голове, - она же волшебная! Мне бы только добраться до той ведьмы!

А как только на полях стала пробиваться свежая весенняя трава, Рыцарь уехал на поиски северной кельтской ведьмы.
- Любимая, ты мне веришь?
- Конечно, Любимый, - ответила Жена. Рыцарь уверенно смотрел вперед и вдаль, и даже не заметил, что так близко от него на глаза его Жены навернулись крупные слёзы.

Он много дней скакал на север, ночуя в корнях деревьев и пещерах между скал. В ярые весение грозы лишь мысль о ведьме севера придавала ему сил идти дальше. Он часто вспоминал жгучее солнце аравийских пустынь, обжигающий песок, способный заменить собой воздух и повергнуть целую армию в бегство. Зачем они шли воевать? Они ведь хотели воевать. Они говорили себе, что они ищут Грааль, что они ищут сокровенные знания, что они стремятся освободить варваров от их невежества, но первая же битва ставила всё на свои места. Большинство шли туда именно ради этой битвы, ради упоительного ощущения полета, когда нет ни прошлого, ни будущего, когда со всей ясностью видишь кто враг, а кто друг. Когда меч прорубает тебе дорогу наверх, когда рука крепчает с каждым взмахом и все мысли становятся короткими и ясными. Право. Лево. Взмах. Пригнись. Щит. Взмах. Атака. И не важно, что такое состояние достигалось лишь в разгаре битвы. потом можно было вспоминать былые победы, хвалиться заслугами. И не надо было думать о том, а что же именно заставляло их входить в это состояние, с кем именно они сражались? Ведь никто из тех, кого он лично знал, так и не нашёл Грааль, зато все они вдоволь утолили жажду битвы. И плач детей и женщин звучал им победными фанфарами. страшно даже вспомнить!

- Эй, Рыцарь, ты коня потерял! - дружелюбно поведал чей-то хриплый голос. То ли за зиму, проведённую дома, он разучился чутко спать, то ли так сильно устал. Розовые лучи солнца только начинали растворять утренний туман, первые муравьи потянулись из муравейника по своим ежедневным делам, а птицы робко начинали распеваться. Он был не в пустыне и не в разгар битвы, и это было самым важным. Он лежал в корнях дерева. Вокруг стояли несколько оборванцев в легких сапогах без набоек и улыбались беззубыми ртами. Мавры хотя бы следили за собой!
- Куда, хоть, путь держал, болезный? - спросил кто-то из них.
- На север, в земли кельтов.
- Да он на всю голову болезный! - засмеялись оборванцы, - что ты там потерял?
- Ведьму.
- Ну, раз ведьму. то и пешком дойдёшь! - радостно заявил самый грузный из них, - али охота подраться?
- Неохота. навоевался я.
- От, правильно! А где воевал то?

Слово за слово, он рассказал им, что был в крестовом походе. Что им говорили воевать за Священный Грааль, но они хотели только воевать. И что теперь он ищет в кельтских землях ведьму, что знает, где растёт Серебряная Роза.
- Дурак ты, Рыцарь! - сказал один из оборванцев, - сидел бы дома с Женой — горя не знал, а теперь и коня и доспехи потерял.
- Когда я найду Розу, доспехи мне ни к чему.
- А ежели не захотят люди нектар твой пить? - спросил второй разбойник, - Вот мы, люди лихие. ну, не охота нам поле вспахивать, чтобы большую часть урожая лорду отдавать. А вот подраться да кровушку разогнать — самое то!
- Деритесь, - улыбнулся рыцарь.
- А. и станем! - радостно воскликнул разбойник и с размаху заехал Рыцарю кулаком в глаз.

Кровь мгновенно закипела в Рыцаре, и он вскочил, стремясь выхватить не так давно у него украденный меч, но вспомнив о тех, кто живут только ради битвы, он заставил себя сесть обратно на землю.
- А я драться не буду!
- Какой-то ты неправильный рыцарь. - подозрительно сказал Разбойник, и все они жизнерадостно засмеялись.

Забрав его коня, латы и оружие, они выдали ему котомку с едой и водой и даже пару монет на дорогу. Остальное, сказали, отдадут женам, которых уж они то бросать никогда и не собирались. Да и Рыцарю посоветовали, чем идти незнамо куда, вернуться домой, ибо всё самое ценное только дома. На том и расстались.

Теперь Рыцарь шёл пешком да налегке, что, впрочем, удивительным образом облегчило ему дорогу. Теперь он мог спокойно срезать путь через чащу, мог слышать каждого зайца и белку в лесу, а так же мог часами наслаждаться пением птиц. Странное дело: леса были иные, чужие, до дома было далеко, а птицы пели так же, как и в родном замке. Слушая птиц, он шел дальше на север, пока не услышал ещё и людское пение. За парой поворотов тропы была поляна, а на ней расположилась повозка бродячих музыкантов.
- Ты кто такой? - спросил старший из них.
- Я — Рыцарь! - гордо ответил Рыцарь, и не сразу понял, над чем они все смеются.
- Так бы сразу и сказал, что скоморох — улыбнулся в бороду Старший, - Далеко ли путь держишь?
- В кельтские леса к северной ведьме.
- Вот удача! И мы туда же! Ты играешь али поёшь?

Рыцарь хотел было сказать, что каждого высокородного рыцаря обучают игре на нескольких инструментах, пению и даже танцам, но вовремя вспомнил, что нынче он совсем на рыцаря не похож, а потому скромно перечислил инструменты. Музыканты обрадовались такому пополнению и сказали, что коли он согласен выступать с ними в каждой деревне, которую они проедут, он получит место в повозке.

Музыканты были людьми дороги. Он таких встречал даже в крестовом походе. Они не могли наслаждаться битвой как те, кто были там ради битвы, зато стоило выдвинуться в путь, не было предела их радости. Им не важен был Грааль. Они, конечно, его искали, но он был для них не более, чем направлением движения. Так и эти музыканты ездили по стране с песнями и рассказами, и только на Альбан Хеффин неизменно приезжали на бал фей у северной ведьмы, где от обитателей леса узнавали новые песни и сказания. Впрочем, и у Рыцаря было чего им рассказать — о дальних странах, о песчаных бурях, о кровожздных маврах, смиренно кланяющихся солнцу, о манящих песнях жгучего восточного солнца, которые так удивительно звучали среди северных лесов. Удивительно, ведь не так давно он рассказывал об этом же Жене, и она так же восхищалась его расказами, а он не обращал на это внимания.

- Зачем тебе северная Ведьма? - спросили Музыканты после одного из его рассказов, - тебе и так есть что рассказать!
- Она знает, где растёт Серебряная Роза.
- Зачем тебе серебряная роза? - спросила жена старшего музыканта.
- Она приносит мир всем людям. Тот, кто отведает хоть малейшую капельку её нектара навек перестанет воевать. Представьте себе: все войны прекратятся! Вы сможете перестать опасаться лихих людей на дороге!
- Людей так много, а роза одна. - задумчиво протянул пятилетний ребенок — самый младший в труппе
- Я слышала легенду об этой розе. - задумчиво сказала жена старшего музыканта, - её не всем дано увидеть. Мы, люди дороги, не увидим её, даже если она вырастет из грязи между досками этой повозки. Её можно искать всю жизнь, а потом узнать, что она всё это время чахла в твоём же саду. Её никогда не увидит тот, кто смотрит назад, и тем более не увидит тот, кто смотрит вперёд. Её невозможно унести с собой силой, но если ты ей приглянешься, она останется с тобой вечно, пока ты о ней будешь помнить и её подкармливать.
- Как же её подкармливать? - встрепенулся Рыцарь.
- Тот, кому дано её увидеть, сам разберётся, - улыбнулась женщина.
- Неужели вы бы не хотели её найти?
- Да, мы и так ни с кем не воюем.

Повозка медленно продвигалась на север меж ютящихся среди холмов и скал деревушек. Время от времени они проезжали рыцарские замки, и даже давали там представления, но никто из рыцарей, даже тех, с кем Рыцарь дружил, его не узнавали. Со временем он и сам задумался, а Рыцарь ли он? Ведь, поиск Розы — это единственное, что у него осталось от рыцаря. Коня у него нет, доспехов и оружия — тоже, он ютится в углу повозки бродячих музыкантов и поёт песни, выученные в крестовом походе лишь потому, что за них приютившим его Музыкантам дают больше монет и сладостей для их малыша. Многим рыцарям было приятно вспомнить былое теперь, когда тяготы похода сгладились в их памяти.
- Посмотри на этих рыцарей, Друг, - сказал ему как-то старший Музыкант, - у них есть всё: дом, семья, земля и любящая жена. и потому дорога больше не зовёт их.
- Кого-то зовёт. - возразил Рыцарь.
- Этих — нет. Только посмотри, какие у них сытые глаза.
- Ты хочешь сказать, что они больше ничего не желают?
- Все желают, - улыбнулся Музыкант, - только не все желания нам на пользу. Как с твоей розой: желая найти её черти где на севере, ты наступаешь на неё, едва сделав шаг в желаемом направлении.
- Сидящие дома желают уйти. Ушедшие желают вернуться. где же найти счастье, Друг?
- Не знаю, - пожал плечами Музыкант, - я счастлив! Мои жена и дети со мной. У меня есть музыка и дорога. Я встречаю интересных людей и по ночам разговариваю со звёздами. Чего мне ещё желать?

Ночи становились всё короче, а леса всё темнее. По ночам они словно надвигались на их костёр, стремясь поглотить его. Рыцарь, повидавший на своём веку так много, внезапно ощутил, как отчаянно бьётся его сердце то ли в страхе, то ли в предвкушении. Он не нашел драконов на юге, а здесь на севере казалось, что один из них вот-вот вылетит из-за леса. Много чего казалось! Казалось, например, что деревья двигают ветвями невпопад ветру, а словно обсуждая незванных гостей, казалось, что кроме белок и зайцев за кустами таятся сказочные существа, эльфы, гномы. и все они, а также листва на деревьях, трава, бутоны цветков и даже звезды с ветерком шепотом спрашивают: «Кто ты? Зачем ты здесь?»

И вот, когда они в очередной раз остановились на стоянку, а Рыцарь пошел набрать лесных ягод, он услышал что-то вроде звона серебряного колокольчика. Неужели Роза? Осторожно, не переставая прислушиваться, он пошел на звук, все больше убеждаясь, что это не обычный звук леса. Но чем дальше он шел, тем больше отдалялся звук. Вспомнив слова жены Музыканта о том, что нельзя увидеть розу, глядя вперёд, он сел на поваленное ветром дерево, закрыл глаза и прислушался. И звук стал приближаться, пока внезапно не пропал.
- Ты кто и что ты делаешь в моём лесу? - спросил девичий голосок. Рыцарь открыл глаза и увидел девушку в венке из трав и цветов.
- Я Рыцарь. Я знаю, что не похож, но я Рыцарь. И я ищу северную Ведьму.
- И правда не похож! - расхохоталась девушка, - Рыцарь бы полночи за звуком колокольчика бегал! А зачем тебе Ведьма? Али жениться хочешь?
- Я. у меня есть жена.
- А где же она?
- Дома — смутился Рыцарь.
- А где твой дом?
- На юге. далеко.
- Ох, бедовый ты, бедовый. что ж ты так далеко от дома то забрался? - ласково спросила девушка, нежно теребя его отросшие волосы и поглаживая щетинистую щеку.
- Я искал Серебряную Розу, нектар которой примиряет людей и даже от капли этого нектара они перестают воевать.
- Ты, вроде, и так не воюешь.
- Я хотел дать его людям.
- Мечтатель. - вздохнула девушка, - хорошо, сопровождай меня во время бала, и я покажу тебе твою Розу

Внезапно оторвав руку от него, она хлопнула в ладоши, и поляна наполнилась сказочными существами. Велев им привести Рыцаря в порядок, ибо негоже её сопровождающему выглядеть абы как, она убежала, а когда его побрили и одели в тончайшие шелка, она вернулась, одетая как подобает разве что царице. Взяв его под руку, она повела его на огромную поляну, окруженную раскидистыми дубами. В середина и по краям поляны горели костры, между которых плясали и веселились всевозможные волшебные существа.
- Так ли ты это себе представлял? - звонко спросила девушка.
- Это великолепно!
- А так ли ты представлял себе Северную Ведьму? - спросила она снова.

Он посмотрел на неё и вдруг понял, что её роскошный наряд состоит из множества разноцветных бабочек, соблазнительно машущих крылышками вокруг её декольте и развевающихся множеством складок на её пышной юбке.
- Не так. - сказал он, сам того не ожидая.
- И правильно! - расхохоталась Ведьма, и тут же все бабочки взлетели и исчезли в листве деревьев. Теперь на ней было соблазнительно облегающее платье из восточного шелка, расшитое золотом и самоцветными камнями, мерцающими в свете костра.
- Может, ты представлял себе северную Ведьму такой?
- И не такой! - Стоило ему это сказать, все драгоценные каменья обратились в песок и осыпались на землю, оставляя под собой лишь полупрозрачную шелковую рубаху.
- Как же мне тебе угодить? Неужто обратиться в дряхлую злобную старуху, как ваши священники южные бают?
- Нет-нет! - воскликнул Рыцарь, - кем хочешь, той и будь, а лучше — собой.
- Ты и вправду не похож на Рыцаря! - озадаченно сказала Ведьма, - зачем же тебе тогда Роза? Ужель ты не знаешь, что она у каждого своя, и нектар от чужой розы может даже убить человека?
- Как так? - удивился Рыцарь, - то есть, всё зря?
- Нет, конечно! Свою Розу ты непременно найдёшь! И отведаешь её нектара.
- И где моя Роза?
- А это зависит от того, как закончится этот бал! Пойдём же танцевать!

Они танцевали всю короткую ночь, смеялись чудачествам эльфов и фокусам дриад, слушали песни русалок и прыгали через костёр. Когда небо на востоке начало светлеть, Ведьма подошла к нему и сказала.
- Ты можешь остаться здесь навсегда, и я сама напою тебя нектаром Серебряной Розы. Она как раз сейчас расцветает. Тебе нужно только пожелать. В этом лесу будет всегда покой и мир, будут костры и балы. тебе же было скучно дома.
- Балы, костры, желания. а расскажи мне, Ведьма, раз уж мы с этого начали, какова ты на самом деле?
- На самом деле. - вздохнула Ведьма, и шелковый полупрозрачный наряд сменился льняной расшитой рубахой, исчез ослепительный макияж и волосы оказались просто забранными в простенькую косу. - На самом деле каждая ведьма в первую очередь женщина. со своими слабостями и печалями, некоторые из которых под силу развеять только Рыцарю. Главное, чтобы Рыцарь был тоже свой, а не то, опять же, Серебряная Роза станет ядовитой и колючей. ты точно не хочешь остаться? . Собственно, так и должно было быть. Тыне мой Рыцарь и твоя Роза не тут. Она всё ещё растёт в твоём замке на юге, хотя ещё немного, и она совсем зачахнет.
- А. как же ты? - еле выдавил Рыцарь.
- А я буду ждать другого Рыцаря, к празднику урожая должен подъехать! Да, и не обольщайся насчет одежд — они сшиты из твоих мечтаний и невыполнимых желаний, с которыми ты только что попрощался, а значит после рассвета от них не останется ни следа. Иди домой, Рыцарь Серебряной Розы, да поторопись! Ты — молодец! - Ведьма улыбалась, хотя в её глазах стояли слёзы, - Обожаю сказки с хорошим концом!

Обратно он добирался быстрее. И дни были дольше, и дороги казались знакомыми. В самом начале пути его догнала повозка бродячих музыкантов, и он, к своему удивлению, увидел на бортике цветущую розу: серебряную и поистине волшебную. но не его. Это была их Роза: Старшего музыканта и его жены. По пути он видел Серебряные Розы не раз. То на подоконнике лачуги, то на грядке зажиточного дома. Люди их, казалось, не замечали, но все как один светились изнутри.

Он добрался до своего замка, когда листва уже опала с деревьев, а ночи стали длинными и непроглядными, сменясь тучами, наполненными холодными дождями. В грязи застревало немало повозок, и только он шел налегке, порой помогая вытащить очередное застрявшее колесо. А закате дня и октября он постучал в ворота своего замка. Грязный, заросший, в лохмотьях. И в дверях стояла Его Серебряная Роза. Такая же прекрасная, как когда он её покидал.
- Любимая, прости меня! Я не привёз тебе ни головы дракона, ни Серебряной Розы.
Любимая молчала, не веря своим глазам.
- Драконы, говорят, вымерли. А Роза всё это время была здесь. ты — моя Рос-эрегит.

По её исхудавшей щеке скатилась крупная слеза, и в этот раз он её заметил. Для этого и правда надо было, чтобы разбойники лишили его коня и доспехов, музыканты — иллюзий, а ведьма — несбыточных устремлений. Он только сейчас вернулся домой из крестового похода. Как же хорошо, что она дождалась! Он был дома и ему и правда больше не хотелось воевать. Ведь та самая крупная слеза и была сказочным нектаром.

Анна долгое время была секс-работницей и, помимо этого, подрабатывала в той же сфере водителем: развозила «девочек» по заказам, а после забирала их и везла на следующий. Однажды вечером она поехала забирать их из пригородной сауны. Там ее встретили разгневанные клиенты, которые были в состоянии сильного опьянения и у которых было травматическое оружие.

– Им не понравилось, что прошло время, девушка собиралась уходить, а они хотели еще, – вспоминает Анна. – Начали хватать нас за руки, лезть в сумки. Решили, что им должны бесплатно.

Анна рассказывает об этом с будничной интонацией, с такой другой человек бы говорил, например, о сломанном принтере. Как будто бы просто неприятности на работе, из разряда тех, что часто случаются.

– Девушка села в машину, и тут один из мужчин вышел, и у него в руках был пистолет, – продолжает Анна. – И пистолет был нацелен в лобовое стекло. Я быстро среагировала, развернулась. Он выстрелил, целился в стекло, но попал в крыло. Мы позвонили в полицию, но тут администратор закрыл все ворота в бане и не открывал даже полиции до тех пор, пока тот мужчина не ушел.

Анна добавляет, что на другом заказе в тот же вечер мужчина избил девушку за то, что она отказалась пойти со вторым клиентом. «Он начал рвать на ней одежду, три раза ударил кулаком по лицу, один раз ударил ногой, а пока он бил, он сломал батарею в комнате. Батарею сломал, это же с какой агрессией надо было бить!», – вспоминает она.

2645704

Фото Олега Косова

Такие истории происходят повсеместно, в Казани, в Москве, в Петербурге. Несколько таких историй легли в основу постановки, посвященной насилию над представительницами секс-индустрии, которую планируют показать 14 декабря в Казани.

– Постановка основана на реальных историях из жизни секс-работниц Казани, – говорит Эндже Шагиева, социальный работник, специализирующийся на людях, попавших в трудную жизненную ситуацию. – Я сама брала у девочек интервью, и по этим записям сделали весь сценарий. Этой постановкой мы хотим заявить: из-за того, что у этих девочек (Эндже сознательно избегает термина «проституция», женщин, занятых в этой сфере она называет исключительно «секс-работницами» или «девочками» – ред. ) просто такая профессия, они не должны подвергаться насилию. Но в жизни все получается немного иначе.

Работая над этой постановкой, Эндже выступает от имени организации «Серебряная роза», неофициальной ассоциации секс-работников (в 2013 году Минюст РФ отказал «Серебрянной розе» в регистрации). Основное место работы Эндже – низкопороговый центр в Казани, государственная организация, которая занимается социально незащищенными слоями населения. Там она также отвечает за работу с представительницами секс-индустрии.

Спектакль называется «Просто мы», его постановкой занимается театр-студия «7 масок». Показать его планируют 14 декабря, в Международный день защиты секс-работников от насилия и жестокости, символом которого является красный зонт. После спектакля организаторы собираются провести круглый стол, посвященный проблеме подобного насилия в Казани. И если все пройдет по-задуманному, то событие станет, возможно, первым случаем, когда в Казани насилие над секс-работницами открыто обсудят где-то, кроме как в кулуарах.

Приглашение на круглый стол организаторы разослали многим СМИ, а также уполномоченной по правам человека в РТ Сарие Сабурской, руководству СПИД-центра, правозащитному центру «Агора». Организаторы надеются, что обсуждение сможет дать импульс тому, чтобы ситуация с насилием в отношении секс-работников изменилась. Сейчас эта ситуация плачевная.

– За полгода мы зафиксировали около 1500 историй насилия, – сообщила «Казанскому репортеру» глава организации «Серебряная роза» Ирина Маслова. – Общей статистики у МВД нет, такие случаи в отдельную группу не выделяют. Кроме того, если в органах понимают, чем девушка занимается, добиться возбуждения уголовного дела практически невозможно.

2645706

Создательница организации «Серебряная роза» Ирина Маслова. Фото expert.ru

Ирина Маслова отмечает еще одну важную деталь этой статистики. «Насилие в большинстве случаев происходит со стороны полицейских, – заявила она. – Во время рейдов, когда у них проходит «контрольная закупочка». Девушки в этом случае совершают административное правонарушение. А со стороны полицейских идут преступления».

– Практически каждый день девочки сталкиваются с насилием, – заявила Эндже. – У общества складывается такое мнение, что эти девочки вне закона и можно делать с ними все, что угодно. Да, есть статья в административном кодексе о занятии проституцией. Если я перехожу дорогу в неположенном месте – это тоже административная статья, но мне за это никто ножом нос не отрежет.

Слова про нос – это не фигура речи, а реальный случай, произошедший в Казани, рассказала Шагиева. Тогда в лесополосе клиент действительно отрезал одной из «девочек» кончик носа тупым ножом. После этого она несколько лет заклеивала нос пластырем. Но продолжала работать в той же сфере.

2645708

Социальная реклама в Аргентине. Надпись на стене гласит:«86 процентов секс-работниц — матери». Фото surfingbird.ru

Убийства тоже случаются с пугающей периодичностью. Эндже вспоминает одно из них, произошедшее в октябре 2015 года, когда пьяный клиент задушил 25-летнюю девушку. Благодаря помощи со стороны активистов, дело удалось довести до суда, и убийца, гражданин Киргизии, получил девять лет колонии. В суде интересы матери убитой представлял адвокат из правозащитной организации «Агора». Такой исход – редкость, чаще секс-работницы боятся обращаться в полицию.

– Бытует такое мнение, что изнасиловать секс-работницу невозможно, – говорит Эндже. – Якобы все, что с ней делают, это так и должно быть. Даже если потерпевшая обращается в полицию, все обычно спускают на тормозах и приходит отказ в возбуждении уголовного дела.

Ирина Маслова также полагает, что проблема насилия напрямую связана с этой статьей. «Тридцать лет назад статью 6.11 внесли в Административный кодекс и выделили в отдельное производство, касающееся мировых судей. – объясняет она. – Тридцать лет назад государство спустило с поводка жесткость в отношении одной социальной группы».

2645710

Квартал крансых фонарей в Амстердаме. Фото flickr.com

Мириться с таким положением вещей социальные работники не намерены, нужна общественная дискуссия, уверены они. Начать обсуждение этой непростой темы решили с постановки спектакля, языком искусства порой проще выразиться.

В приглашении на спектакль местом проведения значилась творческая лаборатория «Угол». Но накануне «Угол» отозвал свое согласие принять постановку, хотя, по словам Эндже Шагиевой, организаторы события уже оплатили аренду зала на этот день.

– Нам сказали, что было очень много звонков от журналистов после того, как мы разослали приглашение, – сообщила активистка. – Якобы руководители«Угла» не хотят такой огласки, боятся этой темы, и решили перестраховаться и нам отказать.

Руководство творческой лаборатории рассказало корреспонденту «Казанского репортера» свою версию того, почему спектаклю отказали в площадке. «Мы не смогли сделать эту аренду, потому что у нас на этот день назначена репетиция своего спектакля, – сообщил администратор «Угла» Леонид Обойшев. – Наши репертуарные спектакли у нас в большем приоритете, чем аренда».

По словам Эндже, сейчас организаторы подобрали новую площадку для спектакля и в течение нескольких дней официально объявят о том, где он в итоге состоится. Она также добавила, что, если не считать ситуации с творческой лабораторией, какого-либо давления на организаторов с целью не допустить постановки никто не оказывал. Хотя найти площадку им было довольно трудно, почти все казанские театры, узнав о теме спектакля, тут же отвечали отказом. «Люди, так понимаю, не настолько толерантны, и обсуждать такие вещи просто не готовы. Им проще промолчать, чем начать говорить», – полагает Эндже.

В наличии
В наличии



Печатать

Рекомендовать этот товар друзьям

Забота о каждом клиенте!

Быстро, комфортно и недорого!

В таком большом ассортименте всевозможных товаров очень легко заблудиться и конечно же так много всего хочется! Но бывает, что нет возможности заказать все сразу.

Чтобы вы не потеряли понравившиеся товары и не тратили время на их поиски, мы создали для вас удобный раздел, где вы можете сохранять понравившиеся вам позиции.

Теперь вы можете составить свой личный «Семейный Сад».

На странице нашего нового раздела у вас есть возможность создать удобные для вас списки, где будут храниться ваши планы на будущие посадки.
Сортируйте товары в списки по цене, культуре, времени посадки, по любому удобному для вас свойству.

Что-то понравилось, но хотите заказать это позже?
Создайте список, сохраните туда выбранные позиции и, когда придет время, нажмите кнопку «все товары в корзину». В правом нижнем углу будет показана общая сумма будущего заказа.

Чтобы начать, воспользуйтесь уже созданным списком «Избранное», сохраняйте в него все понравившиеся вам позиции. Если хотите создать список со своим названием, просто нажмите кнопку «Добавить новый список». Дайте ему любое название, которое вам поможет сориентироваться, например «Семена на 2016 год», «Моя клуба», «Летняя клумба» и др. И когда придет час, в несколько кликов закажите весь необходимы товар, например, для Вашего зимнего сада.

Просматривая теперь подробное описание товара, вы можете нажать кнопку «Добавить в Мой Семейный Сад», и понравившийся товар сохранится в выбранную вами папку.

Легко, быстро, удобно! Приятных покупок!

Для добавления товара в Мой Семейный Сад, необходимо перейти на страницу товара.

Далее необходимо перейти по ссылке Добавить в Мой Семейный Сад.


В появившимся дополнительном окне необходимо выбрать список, в который Вы хотели бы добавить текущий товар. Вы можете выбрать Новый список, задав ему название. После выбора списка необходимо перейти по ссылке "Ок".


Мой Семейный Сад
На странице раздела Вы можете просмотреть все добавленные Вами товары, а также созданные списки.


Отсюда Вы можете положить товар в корзину, как поштучно:


А также весь список:


Также Вы можете удалить товар из выбранного списка:


Или очистить весь список от товаров:


Для полного удаления списка воспользуйтесь следующей ссылкой:


Создавайте списки на различные темы. Примеры названий могут быть самыми разными: "Моя будущая летняя клумба", "Для дачи", "Яблочный сад" и множество другое. Точно знаете, что закажете из плодово-ягодных саженцев? Так и назовите список "Вкуснотища", добавив туда любимые сорта. И когда придет время, закажите весь список всего в несколько шагов.

Мы сделали все, чтобы Мой Семейный Сад был максимально удобным и понятным в использовании!

Как девушки с «низкой социальной ответственностью» меняют мир к лучшему. Интервью из сауны

Екатеринбург посетила главная защитница всех российских проституток — руководитель движения «Серебряная Роза» Ирина Маслова. К ее приезду активисты организовали обучение — семинар для девушек, работающих в сфере интим-услуг. Чтобы встретиться с Масловой и взять у нее интервью, корреспонденту «URA.RU» пришлось стать участником этого семинара, в одной из саун Екатеринбурга. «Ты понимаешь, какое доверие тебе оказано? Ни один журналист никогда не смог бы сюда попасть», — замечает руководитель свердловского фонда «Новая жизнь» Вера Коваленко.

Вначале Маслова презентовала женский презерватив (купить его в России очень сложно — в Екатеринбурге их вообще нет). «Часто к нам приходят клиенты, которые готовы доплатить за секс без презерватива. Бывает такое? — спрашивает Ирина (участницы согласно кивают). Девушка может согласиться или настоять, чтобы секс был все-таки защищен. Но есть и третий вариант — женский презерватив. Ты говоришь: «Милый, ты будешь без презерватива, но я женский одену. Он доплатил? — доплатил. Секс безопасный? — безопасный. Защищены все: ты, клиент, его жена…».

Презервативы, которые раздает помощница Масловой, моментально исчезают в карманах и сумочках девочек. Те, кому не хватило, просят еще. «Когда вы попробуете, вы поймете его особенности: он квакает, хлюпает, издает разные звуки — это весело, — рассказывает Ирина. — Он никуда не спадает. Мужчинам нравится: во-первых нет ощущения сжатия резиной, а во-вторых, мужчины вообще — как малые дети: им бы поиграть во что-нибудь новое».

По словам Масловой, женский презерватив спасает, когда девчонки работают во время месячных («сами плавали — знаем»), а также во время орального секса. «Они почему-то все думают, что умеют это делать», — говорит Ирина. «Не страшон соленый клитор, если выпить пива литр!», — выкрикивает пышногрудая брюнетка, и сауна сотрясается от смеха.

После работник СПИД-центра проводит ликбез по теме ВИЧ. «Самое важное: ту информацию, которой мы наполняем девчонок, они транслируют клиентам, — замечает Вера Коваленко. — Даже если она поняла не все, она все равно что-то запомнила: что ВИЧ опасен, что у нас эпидемия, и лишний раз задумается, когда клиент предложит секс без презерватива».

Ирина Маслова рассказывает об исследовании феномена проституции, которое проводится сейчас в нескольких российских городах (в том числе в Екатеринбурге). «Мы активно сотрудничаем, в том числе по этому исследованию, но все же занимаемся разным: Вера и ее „Новая жизнь“ — это профилактика ВИЧ-инфекции. Я и моя „Серебряная Роза“ — это защита прав секс-работниц», — говорит Ирина.

— Почему «Серебряная Роза»? — спрашиваю я.

— Группа самоподдержки организовалась еще в 2003 году. Мы тогда никак не назывались — просто встречались по субботам, чтобы обсудить свои проблемы. Потом, когда я начала работать волонтером по профилактике ВИЧ, наш грантодатель выпускал журнал «Клуб Серебряная Роза». И я попросила: «А можно нам забрать название?».

Во-первых, аббревиатура подходит (секс-работа — СР — Серебряная Роза). Во-вторых аналогия идеальная: наши женщины красивые, но уже настолько холодные и немного умершие внутри, что и правда «серебряные розы». Да и я сама себе такую розу напоминаю — именно в серебре. Холодную.

Потом мы приняли решение, что это будет движение секс-работников РФ. Мы поняли: совершенно не важно, кто ты — девушка, работающая на улице, или дорогостоящая «фея», или девочка садо-мазо, или та, кто работает в борделе — проблемы общие. И мы решили зарегистрировать свою организацию. Была первая подача документов в Минюст, потом вторая…

— И как — организация зарегистрирована?

— Нам всегда отказывают. Как Минюст может зарегистрировать движение секс-работников, если их в принципе как бы нет?

Нам так и говорят: «Нет такой профессии в классификаторе профессий 1994 года! И непонятно вообще, чем вы собираетесь заниматься. Вдруг вы будете разжигать какую-нибудь рознь?».

Хотя наши цели и задачи — в первую очередь просветительские. Информационная кампания, которую мы провели в декабре (День защиты секс-работниц от насилия) — она как раз культурно-массовая: спектакль в Казани ставили, выставку картин делали. Мы их потом продавали, и на эти деньги покупали лубриканты, потому что презервативы по гранту мы получили, а смазки нет, а без нее смысл презерватива — какой? На втором клиенте, простите, вагинальная смазка уже не выделяется.

Как уходят из «профессии»

— То есть не только культмасс?

— Все начинается, конечно, с профилактики ВИЧ. Эпидемия есть, а мы — та баррикада, которая может ее остановить, и у нас есть на это силы. Когда мы пользуемся презервативами и заставляем клиентов пользоваться ими — это самый эффективный ответ на эпидемию ВИЧ-инфекции.

Я лично занималась профилактикой ВИЧ четыре года (с 2011 по 2015), и все девчонки, которые стали, как я, волонтерами, ушли из сферы. Как только начинаешь помогать тем, кто рядом, открываешь в себе внутреннюю силу. В Питере с начала реализации нашего проекта около 120 человек изменили свою жизнь.

Я никого не втаскиваю и не вытаскиваю. Но я вижу в девушках потенциал — а это самое главное. В октябре к нам пришла одна девчонка — «фея» (индивидуалка): высокооплачиваемая, за плечами два высших образования, училась за границей — очень крутая. Она никак не хотела идти к нам в проект — категорически! (потом призналась: боялась, что мы будем ее «прорабатывать»). Но как-то между прочим согласилась взять пару презервативов, а потом: «О, у вас еще и психолог есть?».

Личная драма всегда присутствует, женщина — такое создание, которое всегда на себя все хапает. И она начала ходить к нашему психологу. Но вы же понимаете, что это не один раз на 40 минут — со своими «тараканами» надо разбираться долго и серьезно. Потом ей стало интересно, она стала «волонтерить», затем начала работать у нас в проекте. А еще через пару месяцев сделала «гараж-сейл»: принесла все свои дорогущие корсеты, белье, туфли (их моментально разобрали) и официально объявила, что уходит из профессии.

— Вообще, кто они — современные секс-работницы?

— Это мифический персонаж. Она живет с вами в одном доме, водит ребенка в тот же детский сад, покупает продукты в одном с вами магазине, берет кредит, если дадут (чаще не дают), она с кем-то из вас училась в школе, она, может быть, лечит вашего ребенка. Она такая же, с теми же самыми проблемами. И то, что она зарабатывает на себя и свою семью таким образом, то это, как правильно сказал Путин, вина не ее, а государства и общества.

Она встроилась в эту систему насилия, жестокости, унижения — чтобы выжить. Спрашиваешь: «Ты осознаешь все риски: что тебя могут убить, искалечить, ребенка твоего оставить без матери?». Она говорит: «Да, но на сегодняшний день то, чем я занимаюсь, это единственный выход». Жизнь и система загоняет женщину в угол, и она по какой-то причине видит только такой вариант: «Да, это порочно, но зато я никому ничего не должна, и это позволяет выжить».

Когда мы возвращаем ей силу, этот угол, в который она себя загнала, расширяется, она понимает, что есть еще другая возможность, третья, пятая, десятая. Все самоограничения сидят внутри — мы их снимаем. А она умеет выживать, и как только рушатся стены самоограничения, ее жизнь меняется. Но иногда мои старые девочки приходят вновь за помощью. Как только случается сложная ситуация, они знают, что всегда могут вернуться «на панель».

Как русские путаны ООН подняли на уши

— В каких городах сообщества секс-работниц самые продвинутые?

— Питер, Москва, Екатеринбург, Пермь, Красноярск — вот пять основных программ, которые работают в России. В Казани есть волонтеры, но нас в Татарстан не пустили, сказали: «У нас все хорошо, мы сами». Екатеринбург, объективно, самый сильный (после Питера, конечно).

Я очень люблю Екатеринбург. Моя девичья фамилия — Коптякова, мои предки отсюда (поселок Коптяки находится рядом с Ганиной Ямой — прим. ред). Когда впервые приехала сюда, поняла, что здесь пахнет родиной. Все новое, что понастроили — это ерунда, но когда я зашла в лес, поняла, что это мое. Екатеринбург — мой город, я напитываюсь здесь силой.

— Если посмотреть на твой Facebook, ты все время в разъездах, и это не только российские города. Выходит, это выгодно — защищать путан?

— Моя зарплата в проекте — 12 тысяч рублей. Это работа не за деньги — те, кто хотят тут заработать, очень быстро уходят. Я готова поменяться с кем угодно этой головной болью на 24 часа 365 дней в году. Но только если этот человек будет делать мою работу от начала до конца. А я буду хорошей бабушкой.

— Можно личный вопрос? Все знают, кто такая Ирина Маслова. А твои дети, внуки?

— Моя семья и близкие знают, что я лидер движения секс-работников и тех, кто их поддерживает, по защите здоровья, достоинства и прав человека. И они не заморачиваются. Я занимаюсь любимым делом и абсолютно счастлива, потому что я помогаю людям делать жизнь лучше.

— И все же, кто оплачивает международные поездки?

— Как правило, приглашающая сторона. Например, Организация объединенных наций — если мы едем выступать в ООН.

Сначала мы год работали с Комитетом ликвидации всех форм дискриминации женщин. Каждая страна раз в четыре года отчитывается в этом комитете. Россия тоже отчиталась: мы почитали отчет, умилились. И каждая из ключевых (уязвимых) групп написала свой альтернативный отчет — со своими примерами, цифрами. Потребители наркотиков и ЛГБТ туда уже писали, малые народы тоже — мы были первыми, кто вошел в этот комитет с темой секс-работниц.

На брифинге один из членов комитета говорит: «Но они же продают себя!». Есть некоторые фразы, на которых у меня сразу сносит «крышу» — эта в том числе. Я отвечаю ей: «Что ты хочешь у меня купить? Руку, ногу? Голову, п… [нецензурная лексика] — что? Да не продаю я себя — ни тебе, ни кому-либо еще». Переводчица сидит и понимает, что ей надо переводить. И она приняла самое умное решение: перевела как есть — почти дословно. И тут они почему-то зааплодировали — 18 человек из 23.

Я поняла, что сейчас сорву весь брифинг, а женщина-председатель комитета — из Эстонии, она по-русски все понимает. Я подхожу к ней: «Извините меня, пожалуйста, я не хотела!». Она поворачивается ко мне и говорит: «Ира, спасибо тебе, я первый раз серьезно задумалась над этой проблемой». Потом спросила: «Какие рекомендации вы хотите получить?». Я сходу отвечаю: «Отмена статьи 6.11 КоАП [занятие проституцией] — и больше ничего не надо».

Брифинг был в феврале 2016-го, а в октябре состоялась сессия — и вдруг появляется рекомендация «отменить статью 6.11»!

Комитет ООН контролирует исполнение пактов в рамках Конвенции, которую подписала страна. А по тому решению комитета Россия подписала факультативный протокол.

Сейчас, если будут продолжаться все эти дурацкие полицейские рейды, мы направим в ООН запрос на расследование. И если комитет принимает жалобу к исполнению, то в страну приедут члены комитета, которые будут проводить расследование. Данных у них, как вы понимаете, будет предостаточно.

Пьяный мент и «фашист Дацик»

— Почему для вас отмена «статьи 6.11» имеет такое принципиальное значение?

— Потому что государство не имеет права лезть в постель своих граждан. Если оно лезет к секс-работницам, дальше оказываются геи, потом они пойдут к клиентам, потом будут говорить женщине, может она делать аборт или нет. Нельзя позволять этого государству. Я хочу, чтобы оно уважало право людей жить своей жизнью. Даже со своей смешной зарплаты я плачу все налоги. Как гражданин своей страны я нанимаю чиновников, чтобы они делали мою жизнь лучше. Я хочу немногого: чтобы, когда мои малыши вырастут, правоохранительные органы охраняли их права.

За жесткую отмену статьи 6.11 я зацепилась в 2012 году, когда девочку — секс-работницу, к которой я приезжала на точку много лет, убил пьяный полицейский — он забил ее ногами. В то, что мы посадим полицейского, не верил никто — только я и ее мама, которую мне пришлось найти, чтобы войти в дело. Я предложила ей помощь адвокатов, нашла на это деньги.

Убийце дали девять лет строго режима и обязали выплатить матери миллион рублей компенсации. Адвокаты не рекомендуют мне ходить в суды, но на оглашение я пришла. Осужденный служил в горячих точках и даже на апелляции орал: «Она же проститутка! Она же наркоманка! А я герой, я родину защищал, с наркотрафиком боролся!».

Зло должно быть наказано. Если я могу его остановить, я буду это делать.

— Но самой громкой историей стал прошлогодний «голый марш проституток» в Питере…

— Меня в тот момент вообще в стране не было — я улетела в Бишкек. Там очень мощная организация секс-работников, они делают крутые программы, и я полетела к ним в гости. 18 мая начинается обучающая программа, и вдруг через 15 минут раздается телефонный звонок. Не знаю, почему я не отключила тогда звук, почему взяла трубку… Звонили журналисты: «Как вы относитесь к ситуации, когда голых проституток гнали по Питеру?»

Я залезаю в Интернет, читаю о том, что произошло, и у меня срабатывает инстинкт: «Наших бьют».

Мой город выстоял 900 дней блокады, но не пустил фашистов. А тут голый фашизм, и по-другому это никак не называется. Это как раз та ситуация, когда сегодня гонят их, а завтра пойдут убивать евреев.

И я начинаю давать интервью. Я очень осторожна с журналистами, но тут отвечаю абсолютно всем.

Осторожно, шокирующие кадры! Данное видео не рекомендуется для просмотра людям со слабой психикой

Я сразу звоню своим адвокатам — кого-то даже выдернула с процесса. Но чтобы адвокат зашел к задержанному в полицию, он должен знать его имя и фамилию и вписать в ордер. И тут нас выручают журналисты: они дали номер одной из девчонок, у которой был с собой телефон. Так, трое моих адвокатов заходят к тем девушкам.

В это время СМИ сообщают, что девчонки сидят в полиции голые. Я понимаю, что им холодно: на улице +7. И что у них жуткий депрессняк — это немыслимая стрессовая ситуация. Я звоню нашим в офис и говорю: надо привезти в полицию вещи: собирайте одежду, пледы — все, что угодно. Параллельно даю интервью: у меня все время идет или скайп, или телефонный звонок. Мы качаем журналистов, а они качают тему.

Потом я соображаю: адвокаты на месте, вещи девчонкам привезены, но ведь им еще нужна вода! И еды нет, их никто не будет кормить! Наши девчонки заезжают в какое-то кафе, рассказывают про ситуацию, просят 13 порций (на девчонок и адвокатов) — им делают их за очень небольшие деньги плюс дают еще с собой гору пирогов, и они заносят все это туда.

Вечером, когда следственный комитет заявил, что взял дело на особый контроль, меня отпустило. Но тут я соображаю, что квартира, из которой их забрали, разнесена в клочья, им некуда будет возвращаться — и мы с 21 часа до полуночи обзвонили все организации, у которых есть какие-то квартиры, приюты. Ни те, кто работают с женщинами в кризисных ситуациях, ни борцы с насилием не захотели их взять — они оказались никому не нужны. Они вышли из полиции в 3 часа ночи в чужой одежде — и их разобрали сами девчонки, просто по квартирам. А Дацика арестовали на следующий день.

— Глядя на него, только от одного вида становится страшно. Ты не боялась?

— Мои друзья говорили мне: «Ира, остановись!», они почувствовали угрозу моей жизни. Но когда ты бьешься (а это был реально бой), ты сам этой опасности не чувствуешь. Как только ты начнешь бояться — все, ты проиграл. Но я же бьюсь за правду, за справедливость, за людей — здесь нет места страху. Не боится только тот, кто безумен, а я безумная.

Когда я вернулась после этих событий домой, к нам пошли девчонки — не те, который попали под раздачу — другие. Мы вскрыли, что этих нападений было 50 и четыре в Москве — за те два месяца, что он был на свободе.

Из рассказов девчонок мы раскопали дело Сандры из Нигерии: за неделю до этого, 12 числа, он совершил налет на другую квартиру. Есть видео, где девочки спрятались на кухне.

Представьте себе их страх, когда ты видишь, как металлическая дверь прогибается от ударов и потом вылетает. Этот страх физический, это ужас. Что делает обычный человек? — Спасается. Они выпрыгивали из окон, и девочка-африканка сломала позвоночник: у нее каблук застрял между трубой и стеной.

Понимаете: борьба с проституцией кончается тем, что девушки выпрыгивают из окон.

Мои нашли эту девочку и приехали к ней в больницу — она лежала там уже дней 10. Ей поставили аппарат Илизарова, и у нее уже начинались пролежни. А врачи говорят: «оплатите операцию» (у нее же ни медицинского полиса, ничего). Мы пошли по миру с протянутой рукой — нашли деньги на операцию, наняли сиделку, приносили ей еду, обратились в полицию (дело по ее травме не было возбуждено) — уж не знаю, что написал полицейский, который ее опрашивал (она не очень хорошо говорила по-русски).

На Сандру было собрано более 250 тысяч рублей. Мы поставили ее на ноги, она уже ходит. Она не сможет сама рожать, но забеременеть, слава богу, сможет. Но чего это стоило! Та история показала: мы нужны только сами себе.

А потом надо было давать показания, проходить через очные ставки. Представь, девочка, которая пережила все это, должна была встретиться с этим монстром и говорить. Мы задействовали психологов, переводчиков, адвокатов. Мы прошли через все это. Зато теперь все знают, что такое «Серебряная Роза». Питер точно весь знает, ну и полстраны тоже. Где-то что-то полыхнуло — нам сразу сообщают. Даже высокооплачиваемые индивидуалки, которые могут позволить дорогого врача и любого адвоката, если попадают в сложную ситуацию, находят «Серебряную Розу».

— Что сейчас с делом Дацика?

— Расследование завершено, дело передано для ознакомления обеим сторонам. Скоро суд.

— Откуда у некоторых мужчин пренебрежительное отношение к проституткам, желание избить, убить?

— Это все идет от мужских комплексов. Самоутвердиться среди мужского сообщества им сложно — вот и находят «слабого». А у Дацика еще и явные психические проблемы. Но девчонки на самом деле добрые, искренние. Когда на его страницах стала появляться информация, что он голодает в СИЗО, возник разговор: «ну давайте скинемся, купим ему витаминов, пойдем передадим».

Адвокаты тогда сказали: «Ты хочешь, чтобы тебя убили?» и заставили меня ходить с тревожной кнопкой, потому что угроз в мой адрес было очень много — меня даже участковый вызывал. Но меня не убьет никто и ничто, пока я не добьюсь декриминализации секс-работы. Это моя миссия. Мы добьемся своего: Дацик сядет, мы отменим статью 6.11 — это вопрос только времени и возможности начать диалог с государством.

- Любимая! Прости меня!! Я не привёз тебе сегодня голову дракона. - те же мечтательно тёплые глаза, та же улыбка и та же смешинка в голосе. Только меч поднакопил зазубрин, плащ посерел и местами порвался, сапоги просили кушать. Куда же бежать? За что взяться скорее? Как его обнять, если надо распорядиться и по поводу обеда, и по поводу ванной? Благо понятливая Кормилица начала сама отдавать распоряжения, и Жене осталось только молча обнять Мужа, вернувшегося из дальних стран. Казалось, прошла вечность.
- Прости меня, любимая. Я видел мавров и верблюдов, золотые минареты и речных лошадей. но ни одного дракона. говорят, их уже всех истребили.
- Зачем мне дракон, любимый?
- Как же! Я, ведь, твой Рыцарь!
- Мне важно лишь последнее. Я так рада, что ты здесь!

Но чем темнее сгущались осение тучи, чем непроходимее становились дороги из-за пробирающих до мозга костей дождей, чем больше заметало поля первыми снегами, тем грустнее становилось в замке, ибо хотя Рыцарь был дома, сердце его обитало где-то ещё. После Альбан Артана, казалось, лишь непроходимые снега удерживали Рыцаря в помещении.
- Где витают твои мысли? - спрашивала Жена
- На севере, - отвечал Рыцарь, - мне рассказали, что далеко в землях кельтов живёт одна ведьма. Она знает, где растёт Серебряная Роза.
- Зачем тебе серебряная роза?
- Как зачем? Я же рыцарь!
- А что она делает, эта роза?
- Она приносит мир всем людям. Тот, кто отведает хоть малейшую капельку её нектара навек перестанет воевать. Представь себе: все войны прекратятся!
- Людей так много, а роза одна.
- Глупенькая ты моя — внезапно Рыцарь как когда-то только-только после свадьбы тепло улыбнулся и погладил Жену по голове, - она же волшебная! Мне бы только добраться до той ведьмы!

А как только на полях стала пробиваться свежая весенняя трава, Рыцарь уехал на поиски северной кельтской ведьмы.
- Любимая, ты мне веришь?
- Конечно, Любимый, - ответила Жена. Рыцарь уверенно смотрел вперед и вдаль, и даже не заметил, что так близко от него на глаза его Жены навернулись крупные слёзы.

Он много дней скакал на север, ночуя в корнях деревьев и пещерах между скал. В ярые весение грозы лишь мысль о ведьме севера придавала ему сил идти дальше. Он часто вспоминал жгучее солнце аравийских пустынь, обжигающий песок, способный заменить собой воздух и повергнуть целую армию в бегство. Зачем они шли воевать? Они ведь хотели воевать. Они говорили себе, что они ищут Грааль, что они ищут сокровенные знания, что они стремятся освободить варваров от их невежества, но первая же битва ставила всё на свои места. Большинство шли туда именно ради этой битвы, ради упоительного ощущения полета, когда нет ни прошлого, ни будущего, когда со всей ясностью видишь кто враг, а кто друг. Когда меч прорубает тебе дорогу наверх, когда рука крепчает с каждым взмахом и все мысли становятся короткими и ясными. Право. Лево. Взмах. Пригнись. Щит. Взмах. Атака. И не важно, что такое состояние достигалось лишь в разгаре битвы. потом можно было вспоминать былые победы, хвалиться заслугами. И не надо было думать о том, а что же именно заставляло их входить в это состояние, с кем именно они сражались? Ведь никто из тех, кого он лично знал, так и не нашёл Грааль, зато все они вдоволь утолили жажду битвы. И плач детей и женщин звучал им победными фанфарами. страшно даже вспомнить!

- Эй, Рыцарь, ты коня потерял! - дружелюбно поведал чей-то хриплый голос. То ли за зиму, проведённую дома, он разучился чутко спать, то ли так сильно устал. Розовые лучи солнца только начинали растворять утренний туман, первые муравьи потянулись из муравейника по своим ежедневным делам, а птицы робко начинали распеваться. Он был не в пустыне и не в разгар битвы, и это было самым важным. Он лежал в корнях дерева. Вокруг стояли несколько оборванцев в легких сапогах без набоек и улыбались беззубыми ртами. Мавры хотя бы следили за собой!
- Куда, хоть, путь держал, болезный? - спросил кто-то из них.
- На север, в земли кельтов.
- Да он на всю голову болезный! - засмеялись оборванцы, - что ты там потерял?
- Ведьму.
- Ну, раз ведьму. то и пешком дойдёшь! - радостно заявил самый грузный из них, - али охота подраться?
- Неохота. навоевался я.
- От, правильно! А где воевал то?

Слово за слово, он рассказал им, что был в крестовом походе. Что им говорили воевать за Священный Грааль, но они хотели только воевать. И что теперь он ищет в кельтских землях ведьму, что знает, где растёт Серебряная Роза.
- Дурак ты, Рыцарь! - сказал один из оборванцев, - сидел бы дома с Женой — горя не знал, а теперь и коня и доспехи потерял.
- Когда я найду Розу, доспехи мне ни к чему.
- А ежели не захотят люди нектар твой пить? - спросил второй разбойник, - Вот мы, люди лихие. ну, не охота нам поле вспахивать, чтобы большую часть урожая лорду отдавать. А вот подраться да кровушку разогнать — самое то!
- Деритесь, - улыбнулся рыцарь.
- А. и станем! - радостно воскликнул разбойник и с размаху заехал Рыцарю кулаком в глаз.

Кровь мгновенно закипела в Рыцаре, и он вскочил, стремясь выхватить не так давно у него украденный меч, но вспомнив о тех, кто живут только ради битвы, он заставил себя сесть обратно на землю.
- А я драться не буду!
- Какой-то ты неправильный рыцарь. - подозрительно сказал Разбойник, и все они жизнерадостно засмеялись.

Забрав его коня, латы и оружие, они выдали ему котомку с едой и водой и даже пару монет на дорогу. Остальное, сказали, отдадут женам, которых уж они то бросать никогда и не собирались. Да и Рыцарю посоветовали, чем идти незнамо куда, вернуться домой, ибо всё самое ценное только дома. На том и расстались.

Теперь Рыцарь шёл пешком да налегке, что, впрочем, удивительным образом облегчило ему дорогу. Теперь он мог спокойно срезать путь через чащу, мог слышать каждого зайца и белку в лесу, а так же мог часами наслаждаться пением птиц. Странное дело: леса были иные, чужие, до дома было далеко, а птицы пели так же, как и в родном замке. Слушая птиц, он шел дальше на север, пока не услышал ещё и людское пение. За парой поворотов тропы была поляна, а на ней расположилась повозка бродячих музыкантов.
- Ты кто такой? - спросил старший из них.
- Я — Рыцарь! - гордо ответил Рыцарь, и не сразу понял, над чем они все смеются.
- Так бы сразу и сказал, что скоморох — улыбнулся в бороду Старший, - Далеко ли путь держишь?
- В кельтские леса к северной ведьме.
- Вот удача! И мы туда же! Ты играешь али поёшь?

Рыцарь хотел было сказать, что каждого высокородного рыцаря обучают игре на нескольких инструментах, пению и даже танцам, но вовремя вспомнил, что нынче он совсем на рыцаря не похож, а потому скромно перечислил инструменты. Музыканты обрадовались такому пополнению и сказали, что коли он согласен выступать с ними в каждой деревне, которую они проедут, он получит место в повозке.

Музыканты были людьми дороги. Он таких встречал даже в крестовом походе. Они не могли наслаждаться битвой как те, кто были там ради битвы, зато стоило выдвинуться в путь, не было предела их радости. Им не важен был Грааль. Они, конечно, его искали, но он был для них не более, чем направлением движения. Так и эти музыканты ездили по стране с песнями и рассказами, и только на Альбан Хеффин неизменно приезжали на бал фей у северной ведьмы, где от обитателей леса узнавали новые песни и сказания. Впрочем, и у Рыцаря было чего им рассказать — о дальних странах, о песчаных бурях, о кровожздных маврах, смиренно кланяющихся солнцу, о манящих песнях жгучего восточного солнца, которые так удивительно звучали среди северных лесов. Удивительно, ведь не так давно он рассказывал об этом же Жене, и она так же восхищалась его расказами, а он не обращал на это внимания.

- Зачем тебе северная Ведьма? - спросили Музыканты после одного из его рассказов, - тебе и так есть что рассказать!
- Она знает, где растёт Серебряная Роза.
- Зачем тебе серебряная роза? - спросила жена старшего музыканта.
- Она приносит мир всем людям. Тот, кто отведает хоть малейшую капельку её нектара навек перестанет воевать. Представьте себе: все войны прекратятся! Вы сможете перестать опасаться лихих людей на дороге!
- Людей так много, а роза одна. - задумчиво протянул пятилетний ребенок — самый младший в труппе
- Я слышала легенду об этой розе. - задумчиво сказала жена старшего музыканта, - её не всем дано увидеть. Мы, люди дороги, не увидим её, даже если она вырастет из грязи между досками этой повозки. Её можно искать всю жизнь, а потом узнать, что она всё это время чахла в твоём же саду. Её никогда не увидит тот, кто смотрит назад, и тем более не увидит тот, кто смотрит вперёд. Её невозможно унести с собой силой, но если ты ей приглянешься, она останется с тобой вечно, пока ты о ней будешь помнить и её подкармливать.
- Как же её подкармливать? - встрепенулся Рыцарь.
- Тот, кому дано её увидеть, сам разберётся, - улыбнулась женщина.
- Неужели вы бы не хотели её найти?
- Да, мы и так ни с кем не воюем.

Повозка медленно продвигалась на север меж ютящихся среди холмов и скал деревушек. Время от времени они проезжали рыцарские замки, и даже давали там представления, но никто из рыцарей, даже тех, с кем Рыцарь дружил, его не узнавали. Со временем он и сам задумался, а Рыцарь ли он? Ведь, поиск Розы — это единственное, что у него осталось от рыцаря. Коня у него нет, доспехов и оружия — тоже, он ютится в углу повозки бродячих музыкантов и поёт песни, выученные в крестовом походе лишь потому, что за них приютившим его Музыкантам дают больше монет и сладостей для их малыша. Многим рыцарям было приятно вспомнить былое теперь, когда тяготы похода сгладились в их памяти.
- Посмотри на этих рыцарей, Друг, - сказал ему как-то старший Музыкант, - у них есть всё: дом, семья, земля и любящая жена. и потому дорога больше не зовёт их.
- Кого-то зовёт. - возразил Рыцарь.
- Этих — нет. Только посмотри, какие у них сытые глаза.
- Ты хочешь сказать, что они больше ничего не желают?
- Все желают, - улыбнулся Музыкант, - только не все желания нам на пользу. Как с твоей розой: желая найти её черти где на севере, ты наступаешь на неё, едва сделав шаг в желаемом направлении.
- Сидящие дома желают уйти. Ушедшие желают вернуться. где же найти счастье, Друг?
- Не знаю, - пожал плечами Музыкант, - я счастлив! Мои жена и дети со мной. У меня есть музыка и дорога. Я встречаю интересных людей и по ночам разговариваю со звёздами. Чего мне ещё желать?

Ночи становились всё короче, а леса всё темнее. По ночам они словно надвигались на их костёр, стремясь поглотить его. Рыцарь, повидавший на своём веку так много, внезапно ощутил, как отчаянно бьётся его сердце то ли в страхе, то ли в предвкушении. Он не нашел драконов на юге, а здесь на севере казалось, что один из них вот-вот вылетит из-за леса. Много чего казалось! Казалось, например, что деревья двигают ветвями невпопад ветру, а словно обсуждая незванных гостей, казалось, что кроме белок и зайцев за кустами таятся сказочные существа, эльфы, гномы. и все они, а также листва на деревьях, трава, бутоны цветков и даже звезды с ветерком шепотом спрашивают: «Кто ты? Зачем ты здесь?»

И вот, когда они в очередной раз остановились на стоянку, а Рыцарь пошел набрать лесных ягод, он услышал что-то вроде звона серебряного колокольчика. Неужели Роза? Осторожно, не переставая прислушиваться, он пошел на звук, все больше убеждаясь, что это не обычный звук леса. Но чем дальше он шел, тем больше отдалялся звук. Вспомнив слова жены Музыканта о том, что нельзя увидеть розу, глядя вперёд, он сел на поваленное ветром дерево, закрыл глаза и прислушался. И звук стал приближаться, пока внезапно не пропал.
- Ты кто и что ты делаешь в моём лесу? - спросил девичий голосок. Рыцарь открыл глаза и увидел девушку в венке из трав и цветов.
- Я Рыцарь. Я знаю, что не похож, но я Рыцарь. И я ищу северную Ведьму.
- И правда не похож! - расхохоталась девушка, - Рыцарь бы полночи за звуком колокольчика бегал! А зачем тебе Ведьма? Али жениться хочешь?
- Я. у меня есть жена.
- А где же она?
- Дома — смутился Рыцарь.
- А где твой дом?
- На юге. далеко.
- Ох, бедовый ты, бедовый. что ж ты так далеко от дома то забрался? - ласково спросила девушка, нежно теребя его отросшие волосы и поглаживая щетинистую щеку.
- Я искал Серебряную Розу, нектар которой примиряет людей и даже от капли этого нектара они перестают воевать.
- Ты, вроде, и так не воюешь.
- Я хотел дать его людям.
- Мечтатель. - вздохнула девушка, - хорошо, сопровождай меня во время бала, и я покажу тебе твою Розу

Внезапно оторвав руку от него, она хлопнула в ладоши, и поляна наполнилась сказочными существами. Велев им привести Рыцаря в порядок, ибо негоже её сопровождающему выглядеть абы как, она убежала, а когда его побрили и одели в тончайшие шелка, она вернулась, одетая как подобает разве что царице. Взяв его под руку, она повела его на огромную поляну, окруженную раскидистыми дубами. В середина и по краям поляны горели костры, между которых плясали и веселились всевозможные волшебные существа.
- Так ли ты это себе представлял? - звонко спросила девушка.
- Это великолепно!
- А так ли ты представлял себе Северную Ведьму? - спросила она снова.

Он посмотрел на неё и вдруг понял, что её роскошный наряд состоит из множества разноцветных бабочек, соблазнительно машущих крылышками вокруг её декольте и развевающихся множеством складок на её пышной юбке.
- Не так. - сказал он, сам того не ожидая.
- И правильно! - расхохоталась Ведьма, и тут же все бабочки взлетели и исчезли в листве деревьев. Теперь на ней было соблазнительно облегающее платье из восточного шелка, расшитое золотом и самоцветными камнями, мерцающими в свете костра.
- Может, ты представлял себе северную Ведьму такой?
- И не такой! - Стоило ему это сказать, все драгоценные каменья обратились в песок и осыпались на землю, оставляя под собой лишь полупрозрачную шелковую рубаху.
- Как же мне тебе угодить? Неужто обратиться в дряхлую злобную старуху, как ваши священники южные бают?
- Нет-нет! - воскликнул Рыцарь, - кем хочешь, той и будь, а лучше — собой.
- Ты и вправду не похож на Рыцаря! - озадаченно сказала Ведьма, - зачем же тебе тогда Роза? Ужель ты не знаешь, что она у каждого своя, и нектар от чужой розы может даже убить человека?
- Как так? - удивился Рыцарь, - то есть, всё зря?
- Нет, конечно! Свою Розу ты непременно найдёшь! И отведаешь её нектара.
- И где моя Роза?
- А это зависит от того, как закончится этот бал! Пойдём же танцевать!

Они танцевали всю короткую ночь, смеялись чудачествам эльфов и фокусам дриад, слушали песни русалок и прыгали через костёр. Когда небо на востоке начало светлеть, Ведьма подошла к нему и сказала.
- Ты можешь остаться здесь навсегда, и я сама напою тебя нектаром Серебряной Розы. Она как раз сейчас расцветает. Тебе нужно только пожелать. В этом лесу будет всегда покой и мир, будут костры и балы. тебе же было скучно дома.
- Балы, костры, желания. а расскажи мне, Ведьма, раз уж мы с этого начали, какова ты на самом деле?
- На самом деле. - вздохнула Ведьма, и шелковый полупрозрачный наряд сменился льняной расшитой рубахой, исчез ослепительный макияж и волосы оказались просто забранными в простенькую косу. - На самом деле каждая ведьма в первую очередь женщина. со своими слабостями и печалями, некоторые из которых под силу развеять только Рыцарю. Главное, чтобы Рыцарь был тоже свой, а не то, опять же, Серебряная Роза станет ядовитой и колючей. ты точно не хочешь остаться? . Собственно, так и должно было быть. Тыне мой Рыцарь и твоя Роза не тут. Она всё ещё растёт в твоём замке на юге, хотя ещё немного, и она совсем зачахнет.
- А. как же ты? - еле выдавил Рыцарь.
- А я буду ждать другого Рыцаря, к празднику урожая должен подъехать! Да, и не обольщайся насчет одежд — они сшиты из твоих мечтаний и невыполнимых желаний, с которыми ты только что попрощался, а значит после рассвета от них не останется ни следа. Иди домой, Рыцарь Серебряной Розы, да поторопись! Ты — молодец! - Ведьма улыбалась, хотя в её глазах стояли слёзы, - Обожаю сказки с хорошим концом!

Обратно он добирался быстрее. И дни были дольше, и дороги казались знакомыми. В самом начале пути его догнала повозка бродячих музыкантов, и он, к своему удивлению, увидел на бортике цветущую розу: серебряную и поистине волшебную. но не его. Это была их Роза: Старшего музыканта и его жены. По пути он видел Серебряные Розы не раз. То на подоконнике лачуги, то на грядке зажиточного дома. Люди их, казалось, не замечали, но все как один светились изнутри.

Он добрался до своего замка, когда листва уже опала с деревьев, а ночи стали длинными и непроглядными, сменясь тучами, наполненными холодными дождями. В грязи застревало немало повозок, и только он шел налегке, порой помогая вытащить очередное застрявшее колесо. А закате дня и октября он постучал в ворота своего замка. Грязный, заросший, в лохмотьях. И в дверях стояла Его Серебряная Роза. Такая же прекрасная, как когда он её покидал.
- Любимая, прости меня! Я не привёз тебе ни головы дракона, ни Серебряной Розы.
Любимая молчала, не веря своим глазам.
- Драконы, говорят, вымерли. А Роза всё это время была здесь. ты — моя Рос-эрегит.

По её исхудавшей щеке скатилась крупная слеза, и в этот раз он её заметил. Для этого и правда надо было, чтобы разбойники лишили его коня и доспехов, музыканты — иллюзий, а ведьма — несбыточных устремлений. Он только сейчас вернулся домой из крестового похода. Как же хорошо, что она дождалась! Он был дома и ему и правда больше не хотелось воевать. Ведь та самая крупная слеза и была сказочным нектаром.

Читайте также: