Что такое серебро закамское

Опубликовано: 03.07.2022

Закамское серебро — по сообщениям русских летописцев, серебро, привозимое из подвластного Великому Новгороду Прикамья в XIII—XV веках. В настоящее время на Урале добычи серебра не производится, и некоторые исследователи считают, что и в Средние века серебра местного происхождения там не было, а соответствующие выплаты новгородцами Москве и югрой новгородцам осуществлялись от доходов с торговли пушниной. Действительно, в позднем Средневековье и в Новое время европейская торговля мехами практически полностью контролировалась русскими купцами. На Урале археологами обнаружены многочисленные клады восточной серебряной посуды, изготовленной в средневековом Иране и Византии, которые обычно связывают с закамским серебром. В Прикамье это серебро поступало через посредство Волжской Булгарии, которая обменивала его на пушнину.

Содержание

Средневековые источники

Сведения о закамском серебре и других богатствах страны, называемой когда-то русскими Пермью Великой, неоднократно встречаются в различных средневековых документах. Скандинавские викинги оставили множество упоминаний о сказочно богатой стране Бьярмия, жители которой, бьярмы, говорили на языке, похожем на финский и поклонялись богу Юмале, которому подносили в дар драгоценные металлы. Есть об этом указания и у арабских и византийских авторов. Историки XIX в. обычно отождествляли Бьярмию c Пермью Великой, но в наше время большинство авторов склоняется к версии о её расположении в бассейне Северной Двины. Последнее плавание викингов в Бьярмию, состоялось в 1222 г. [1] , и картографы XVI в. [2] помещают эту страну на Кольском полуострове, где никаких сказочных богатств заведомо не могло быть. Поэтому вопрос о географическом положении Бьярмии и её богатств остается неясным.

Наиболее достоверные сведения о закамском серебре суммировал Николай Карамзин в «Истории государства Российского» [3] , который указывает, что Иван I Калита добивался от новгородцев выплат части серебра, добываемого за рекой Камой в Уральских горах, в пользу хана Золотой Орды. Действительно, новгородский летописец сообщал, что в 1332 г «…великыи князь Иванъ приде изъ Орды и възверже гнЂвъ на Новъгородъ, прося у нихъ серебра закамьского» [4] . Новгородцы неоднократно отказывали Калите, из-за чего он в 1333 г занял Торжок, а в 1337 г двинул московские полки в принадлежащую Новгороду Двинскую область, но, потерпев многочисленные потери, отступил. Стремясь к миру, новгородцы все-таки платили как обычную ханскую дань, так и контрибуции по мирным договорам. Калита стал первым московским князем, не только тратившим серебро и золото на подарки в Орде, но и покупавшим за него земли в чужих княжествах, в том числе с городами Углич, Белозерск и Галич, и все же оставившим наследникам богатую казну. По его завещанию не только дети, но и священники московские были одарены изделиями из серебра.

Как князь Иван узнал о закамском серебре — неизвестно, хотя для ведения войны с Новгородом силами его ещё небольшого княжества должен был быть очень серьёзный повод. Можно только предположить, что информацией о доходах Великого Новгорода с ним поделился старший брат, великий князь Юрий Даниилович, погибший в Орде в 1325 г. Перед этим он предводительствовал новгородским и псковским войсками в войнах с Швецией и немецкими рыцарями, а затем — с Великим Устюгом, стоявшим между новгородцами и югрой, и с берегов Северной Двины отправился в Орду кружным путем по реке Каме через область Пермскую [5] , то есть лично посетив три старинных области новгородского Северо-Востока: Двинскую (нынешнюю Архангельскую), Пермь Вычегодскую (теперь республика Коми) и Пермь Великую (ныне Пермский край).

Вопрос о закамском серебре имеет непосредственное отношение к новому возвышению Руси над степью и к концу монголо-татарского ига. Русские сначала победили степь экономически, а уж потом военным путем, и военное превосходство было, в частности, обеспечено закупками в Европе появившегося в эту эпоху огнестрельного оружия. В течение следующего столетия русские княжества наполнились серебром настолько, что отменили обращение старинных денежных знаков, кун, представлявших собой лоскуты кожи с текстом, подобие современных бумажных денег. В России XV в. в ходу была только серебряная монета, и каждая деревня в 2-3 двора платила налогов ежегодно полтину серебром. Итальянский путешественник Марко Поло сообщал, что «…Страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки, и эрколины, и множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра» [6] . Карамзин, ссылаясь на это сообщение, выражает сомнение в его истинности и вновь упоминает, что тогда в русских землях не было другого серебра, кроме закамского, о котором к тому же в XV в. уже нет никаких упоминаний в сохранившихся документах. Тем не менее, количество серебра, которое новгородцы выплачивали, откупаясь от завоевателей, поразительно: только литовский князь Витовт однажды получил от них 60 пудов (около тонны), «что прежде открытия Америки было весьма много» [7] . Новгородское Заволочье, к которому относилась Двинская земля вместе с пермскими, было особенно богато и давало доходов существенно больше самого Новгорода со всей его западноевропейской торговлей. Дмитрию Донскому за Новгород платили окупа 3000 р, а за Заволочье — 5000 р. [8]

В 1397—1398 гг. Москва вновь вела войну с Новгородом за Двинскую область, и вновь новгородцы сумели отстоять свои земли, хотя уже не без труда: двинцы изменили и сдались московским полкам без боя. Лишь через год новгородская рать выбила москвичей, казнила изменников и обложила контрибуцией московских купцов. Наконец, через год после войны 1471 г, когда побежденный Новгород уже не мог защищать зависимые от него территории, Пермь Великая была присоединена к Московии, а сама Новгородская республика с оставшимися у неё владениями пользовалась независимостью ещё лишь несколько лет. То ли в ходе войны, то ли ещё до присоединения к Московскому государству, серебряные рудники в Прикамье, если они когда-либо существовали, были утеряны. В поисках серебра правительство Ивана III отправляло на восток одну экспедицию за другой. В 1491 году серебряная руда была найдена на реке Цильме в бассейне Печоры (Цилемские рудники) [9] , но она оказалась слишком бедной, и разработка вскоре была прекращена.

Новое время

По меньшей мере, с XVIII в. на территории Пермской губернии существовали сотни приисков, где добывали тонны золота и платины [10] , но платина, если ее и находили в допетровскую эпоху, в Средние века не считалась драгоценным металлом. Кроме того, золотые прииски расположены не на западных, а на восточных склонах Уральских гор, которые в Средние века были заселены враждебными Перми Великой вогулами (манси). Из-за чего пермяки так упорно воевали с вогулами, тоже неизвестно. Владение приисками на пограничной территории может быть причиной раздоров лишь гипотетически.

После присоединения Великопермского княжества к Московскому государству Пермь утратила славу страны сказочных богатств, но на Урале появились люди, которые вдруг сказочно разбогатели.

Традиция военного противостояния с племенами манси и их покровителями, сибирскими ханами, от пермяков перешла к русским, в частности, к семейству Строгановых. Аника Строганов, которого одни источники называют потомком новгородского купца, а другие — татарского мурзы, владел солеварнями в Перми Вычегодской. Он и его дети внезапно разбогатели, когда получили от Ивана Грозного разрешение на строительство солеварен в Перми Великой с особым условием «не делать руд, и если найдут где серебряную или медную, или оловянную, то немедленно извещать о том казначеев Государевых» [11] . Солеварни Строгановых располагались далеко к западу от Урала в районе Соли Камской. Тем не менее, по неизвестным причинам Строгановы старались закрепиться и за Уралом, на территориях манси и Сибирского ханства, хотя месторождений соли там нет. Втянувшись с войну с ханом Кучумом, Строгановы вынуждены были нанять целое войско казаков под предводительством атамана Ермака. В результате похода Ермака Сибирское ханство было разгромлено и присоединено к России. Сведений о разработках Строгановыми серебряных рудников нет, хотя их интерес к рудам хорошо известен. Даже на далекую Цильму они посылали собственную экспедицию. Известно также, что царь разрешил им для пробы добывать железную руду и завести в городке Орел литейный двор, чтобы лить пушки. Строгановы не были ни первыми, ни последними солепромышленниками в Пермском крае, но никто из прочих не может как-либо сравниться с ними по богатству и масштабам политического влияния, источником которого было то же неизвестно откуда взявшееся колоссальное богатство.

Две волости Верхотурского уезда Пермской губернии, в котором расположены залежи платины и золота [12] , в начале XVIII в. были отданы Петром Великим семье Демидовых. Демидовы в результате сказочно разбогатели, и не только за счет разработок залежей медной и железной руды, но и путем тайной добычи драгоценных металлов. Они даже якобы чеканили монету в подвалах знаменитой Невьянской башни, но затопили их вместе с рабочими, когда возникла опасность разоблачения. Когда же их тайна все-таки стала достоянием гласности, Акинфий Демидов заявил, что серебро добывал не на Урале, а на Алтае, поэтому к вопросу об уральских серебряных рудниках и Демидовы могут никакого отношения не иметь.

Многочисленные рудопроявления серебра на Среднем и Южном Урале находили с XVI в. по настоящее время [13] , но добыча из них серебра была экономически невыгодна. Перспективными считаются только руды Полярного Урала. Урал и в наше время остается регионом со сравнительно редким населением, в особенности Северный, где расположены древняя столица Перми Великой город Чердынь и старинные золотые прииски. Не исключено, что серебряные копи там тоже были, и не только на Цильме, но они потеряны в глубине веков, или их тайна хранится людьми, которые, подобно Строгановым и Демидовым, в этом могут быть заинтересованы.

Пермская земля хранит множество загадочных сокровищ. Среди разнообразных культур и эпох, оставивших след, самым интересным можно считать явления восточного серебра. Эти изделия были произведены на территории Сасанидской империи, Византии и государств Средней Азии в I тысячелетии нашей эры. Их появление в Прикамье было связано с торгово-экономическими связями между местным населением и их соседями.

Уникальность восточного серебра на территории Прикамья заключается в том, что это единственное место, где находят столь большое количество разнообразных серебряных изделий. Именно по пермским находкам можно судить о культуре, творчестве, ремесле и приданиях тех далеких эпох. Пермская земля сохранила для мирового искусства один из самых прекрасных по своему исполнению пласт серебряных изделий и познакомила с ним широкий круг людей.

восточное серебро в Прикамье

Серебряное блюдо с изображением богини Анахиты. Найдено на территории Пермского края. Фонд пермской художественной галереи.

В настоящее время принято считать, что восточное серебро поступало в Прикамье в 2 волны. Первая волна поступления восточного серебра начинается примерно в середине VII века и заканчивается в X веке. Вторая волна началась в конце X века и закончился в первой половине XIII века, с началом вторжения татаро-монгольских войск. На каждом этапе восточное серебро шло в Прикамье своим путем.

Пути поступления восточного серебра

Есть несколько версий о том, как восточное серебро поступало на территорию Прикамья. Наиболее распространенная говорит о том, что главным посредником между прикамскими племенами и восточными странами выступала Волжская Булгария. Если посмотреть на карту того времени, то данная версия не вызывает большого сомнения. Однако археология указывает на то, что таких путей было больше.

Второй регион, по которому серебро востока поступало в Прикамье, была Древняя Русь. На это указывают надписи владельцев на серебряных изделиях, выполненные славянским языком. Также, таким признаком может служить печать Рюриковичей (одна из них имеется в фондах пермского краеведческого музея), найденная вместе с кладом серебра. Данный путь действовал во вторую волну поступления восточного серебра на территорию Прикамья.

Византия и Сасаниды на карте

Карта Византии и империи Сасанидов.

Еще один возможный путь попадания восточных сокровищ в Прикамье – это дорога от Средней Азии через современный Казахстан и Башкирию. Об этом пути свидетельствуют археологические находки на территории современной Уфы и Башкирии. Основные находки на этом пути представлены предметами Турбаслинской культуры. Однако он может рассматриваться только как вспомогательный для поступления путь восточного серебра на территорию Прикамья.

Восточные изделия и монеты, через Волжскую Булгарию, Русь или Среднюю Азию поставлялась пермским племенам. Прямых контактов между Прикамьем и центрами изготовления серебра на было. За серебряные изделия пермяки платили шкурами лесных зверей. Весьма вероятно, что на обмен шли ценные породы меха – соболь, куница, ласка, которые представляли для купцов определенную ценность. Благодаря этим мехам пермяки получали столь желанное серебро.

Для чего пермякам требовалось серебро

Восточное серебро имело для населения Прикамья культовое и практическое значение. Характерные отверстия на серебряных чашах, указывают на то, что они использовались в культовых целях. Наиболее вероятным можно считать их подвешивание в священных местах. Такое подвешивание могло олицетворять солнце, спустившееся на землю. Серебряные чащи, также, связывают с легендой о небесном олене, для остановки которого в священном месте чаши (блюда) располагали в определенном порядке.

Серебряные ведерки могли использоваться для других обрядов, в которых требовалось разместить священный предмет (например, нож) в сосуде. Кроме них, в культовых обрядах могли использовать серебряные монеты (как часть одеяния шамана – пама), и различные серебряные сосуды – для распития каких либо священных напитков. Интересным является факт, что серебряная посуда не встречается в погребениях, а вот восточные монеты (Византийские, Сасанидские и другие) находят в погребениях различных прикамских культур. Такие монеты, видимо еще при жизни, бывшие амулетами покойного, оставались с ним и после смерти.

Прикамские мастера использовали ввозимое серебро для изготовления собственных серебряных изделий. Такими изделиями из серебра были шумящие подвески, привески и прочие ювелирные украшения. Отдельно стоит выделить серебряные погребальные маски, которыми покрывали знатных усопших. Эти маски, относимые к ломоватовской культуре, сегодня можно увидеть в пермском краеведческом музее.

погребальные маски баяновский могильник

Погребальные маски, найденные на территории Прикамья. Для изготовления использовалось восточное серебро.

Серебро, видимо, стало одним из факторов усилившегося социального расслоения. Если раньше, экономическая пермяков деятельность была направлена на обеспечение жизнедеятельности, то с появлением серебра появилась возможность накапливать богатства. Данный фактор создал условия для имущественного расслоения и переход к раннефеодальному обществу. Накопление материальных ценностей – еще одна причина, по которой пермяки меняли восточное серебро на мех ценных пород.

Надписи и картинки на серебре

Одним из самых интересных моментов знакомства с восточным серебром, является изучение надписей, расположенных на этих предметах. Эти надписи, выполненные жителями древнего Прикамья и Руси, отражают мировоззрение и религиозные ценности того времени. Одним из наиболее интересных для изучения предметов является блюдо, найденное в Чердынском районе Пермской области, в 1967 году.

На блюде изображена сцена охоты шахиншаха Сасанидов (либо родственника) на медведей. Спустя время, древний мастер из Прикамья изобразил на блюде сцены обряда и различные символы. Они соотносятся с изображениями, выполненные на изделиях пермского звериного стиля. На лицевой стороне чаши нанесены различные символы в виде шаманов, рыб и разнообразных знаков, которые могут указывать на принадлежность к определенному роду.


Блюдо со сценой охоты. На нем нанесено изображение шаманов.

На обороте блюда начерчена целая композиция. В ней представлено несколько шаманов (по коми-пермяцки “пам”, который мог быть как шаманом, так и князем) которые держат в руке закругленные предметы на подобие сабли. Разгадку этой сцене может дать описание обряда, который увидел видный ученый А.М. Кастрен у остяков (хантов). Данный обряд был посвящен завершению летнего цикла охоты.

изображение на чаше сасанидов графика

Схема рисунков пермяков на лицевой стороне блюда. Картинка из книги В. Лещенко “Серебро Закамское” 1974 год.

Шаман остяков, вооружившись саблей и копьем, дал всем присутствующим охотникам по аналогичному оружию и начал пляски около идола. Можно заметить, что на изображении сцены имеется попытка дать фигуру в динамике, поэтому версия о том, что на блюде запечатлено изображение древнего обряда, вполне имеет право на существование. Особый интерес в данной сцене заслуживает корона – она дает некоторое представление о внешнем виде людей, проводивших древние обряды.

Изображение пермских шаманов на блюде.

Изображение на оборотной стороне блюда. Графика из книги В.Лещенко “Серебро Закамское”.

В XIX веке, на территории Пермской губернии (у реки Иньвы) было найдено блюдо, которое было датировано периодом императора Ираклия I (правил в 610-641 годах). Это блюдо было изготовлено в 610-630 годах, о чем свидетельствуют характерное клеймо. Однако главный интерес представляет славянская надпись «Андреу», что говорит о том, что блюдо находилось на территории Древней Руси в X-XIII веках.

Еще одно блюдо, найденное уже в XX веке на территории Коми-Пермяцкого автономного округа (в бассейне реки Косы) имеет славянскую надпись «Евфим». Надпись нанесена на блюдо, относящееся к периоду византийского императора Анастаса I, и это самое старое по возрасту серебренное блюдо, найденное на территории Пермского региона. И первая, и вторая славянская надпись на серебряном блюде, наиболее вероятно, подпись их владельцев.

Сасанидские блюда в составе восточного серебра

В Пермском крае найдены серебряные изделия, которые были изготовлены на территории Византии, Сасанидской империи, Средней Азии. Пожалуй, наибольшую художественную и культурную ценность представляют изделия, созданные на территории Сасанидской империи. Эти предметы, по большей части блюда из серебра, менялись пермскими племенами с целью дальнейшего использования в культовых целях.

Так как такие блюдо зачастую были позолочены, то возможно, они олицетворяли верховное божество древних пермяков – бога Ёна. В Прикамье было найдено самое большое количество серебряных предметов, относящихся к эпохе Сасанидов. Эта империя существовала на территории современного Ближнего Востока, Кавказа и Средней и Средней Азии в 224 – 651 годах нашей эры. Расцвет империи происходит в IV-VI веках, это была крупнейшая государство своего времени.

В великих империях создают великолепные произведения искусства. В многочисленных серебряных изделиях империи Сасанидов прославляется доблесть шахиншахов, т.е. «царей царей». Это был титул правителей империи Сасанидов, который подчеркивал доминирующий характер данного государства. Среди наиболее прекрасных изделий Сасанидской империи, найденных на территории Прикамья, можно выделить несколько интересных предметов.

Блюдо со сценой боя шахиншаха Шапура III и леопарда. Шапур III правил в 383-388 годах н.э. На блюде, найденном в 1907 году возле Кудымкара, показан заключительный этап схватки. Шапур III вонзает клинок в горного леопарда. Восхищает детальная проработка изображения шахиншаха – он одет в красивый охотничий костюм. Шапура III венчает оригинальная сасанидская корона, которая была своя у каждого царя. По ней можно установить личность каждого из правителя.

Шапур III и его охота на зверя.

Сам сюжет битвы Шапура III с леопардом выбран совершенно неслучайно. В ней показана символическая борьба законного претендента на престол – Шапура, с захватившим престол Ардаширом II. В образе леопарда выведен образ хитрого врага, незаконно захватившего престол. Шапур выходит из этой схватки победителем, и возвращает себе трон. Таким образом, серебренное блюдо служило также для прославления доблести правителя, в правление которого оно было изготовлено.

Второе блюдо, которое заслуживает наше внимание – это уже упоминавшийся ранее предмет с изображением шаманов. На нем показана сцена охоты сасанидского шаха (либо его родственника) на медведей. Интересно, что сам сюжет показан в динамике, и можно буквально «прочитать» все повествование. Данное блюдо является не просто доказательством высокой культуры древнего мастера, но и по сути, демонстрирует лучшие образцы ювелирного искусства того времени.

Сасанидская часть восточных сокровищ интересна тем, что в них нашли отражение не только бытовые или культовые сцены. По ним можно получить некоторое представление об истории империи, которая существовала 1500 лет назад. Рухнув под тяжестью борьбы за солнце, Сасаниды оставили после себя поистине прекрасные произведения искусства. Сегодня с ними можно познакомиться в ряде отечественных и зарубежных музеев.

Византийское серебро

Находки Византийского серебра, сделанные на территории Пермского края, практически не представлены в научной и популярной литературе. Данный пласт искусства еще только ждет своего открытия. Однако даже по тем немногочисленным сведениям, имеющимся в распоряжении, можно понять об их высоком уровне. Познакомимся поближе с характерными особенностями изделий из Византии.

Серебряное искусство Византии базировалось на традициях мастеров Римской империи. Это можно понять, исходя из анализа сюжетов, представленных на серебряных изделиях, а также высоком художественном исполнении. Серебряные изделия Византии по своему качеству не уступают аналогичным предметов Сасанидов, однако у них имеются отличительные особенности. В первую очередь, это касается сюжетов.

Основу для сюжетов блюд из Византии составляли сцены из Старого Завета, а также мифы Эллады и Рима. Как схематичную, рассмотрим византийское блюдо, относящееся к 6-7 веку нашей эры. Предположительно, оно было изготовлено в столице империи – городе Константинополе. Ее вес (850 грамм) и размер (23,5 см) идентичны параметрам аналогичным сасанидским предметам. Различие заключается только в сюжете и некоторых особенностях.

Византийское блюдо из серебра 7 век

Византийское блюдо с изображением Одиссея и Аргуса.

На данном блюде представлена сцена с возвращением Одиссея из путешествия. Его встречает верная собака Аргус, которая много лет не видела своего хозяина. Данное произведение имело большую популярность в Древнем мире и сцены из него часто использовали в различных произведениях искусство. Однако сцена с собакой не характерна для произведений Древней Греции, она станет популярной только в Византии. Спустя 1000 лет, в эпоху Возрождения, изображения Одиссея и Аргуса не раз создадут итальянские художники.

Серебряные блюда Византии только ждут своего открытия. Великолепные сюжеты мифов Древнего мира, сцены из Старого Завета – все это откроет для широкого зрителя совершенно новый взгляд на мировое искусство. Серебряные изделия с сюжетами произведений, ставших фундаментом для развития человеческого гуманизма и высоких идеи, сохранила в своих объятиях Пермская земля – PeraMa.

Серебро из Средней Азии

Третий пласт серебряных изделий, найденных на территории Пермского края, составляют произведения мастеров Средней Азии. Эти изделия, на которых изображены сцены как из античной, так и зороастрийской мифологий (официальной религии Сасанидов), являются ценным предметами домусульманской культуры. К ним можно отнести 3 чаши, находящиеся в музее Перми.

блюда из серебра, Согд.

Серебряные блюда из Согда. Средняя Азия, VII-VIII век н.э. Фонд Экспозиция пермского краеведческого музея.

Серебрянные чаши, происходящие из коллекции Теплоухова, были найдены на территории Кунгурского уезда. На двух из них изображена богиня Анахита, которая была одним из высших божеств в пантеоне зороастрийцев. Эти чаши были сделаны в городе Согд (территория современного Таджикистана), уже после падения империи Сасанидов. Анахита – богиня плодородия и воды, ей поклонялись для получения хорошего урожая.

Где находятся серебряные изделия, найденные в Прикамье

Основная масса изделий из серебра, найденных на территории Пермского края, находятся в фондах Эрмитажа. Там хранятся наиболее ценные произведения искусства. Например, блюдо с Шапуром III. Серебряные изделия не представлены в основной экспозиции музея, поэтому познакомиться с ними можно только в виртуальном пространстве. Однако есть музеи ,в которых серебряные предметы выставлены в основной экспозиции.

В Пермском краеведческом музее выставлены 3 серебряные чаши изготовленные в Согде. Они находятся в экспозиции, посвященной культуре Древнего Прикамья. Еще одно место в Пермском крае, где можно познакомиться с уникальными экспонатами – это Чердынский краеведческий музей. В экспозиции музея выставлено блюдо со сценой охоты шахиншаха на медведей. Позднее, пермские мастера нанесли на него свои изображения. Это один из самых интересных артефактов, найденных на Пермской земле.

Дом Мешкова Пермь.

Здание пермского краеведческого музея. В нем выставлены предметы восточного серебра.

Византийское серебро, найденное на территории Пермского края, также хранится в фондах Эрмитажа. К сожалению, пока не представлено детальное описание найденных предметов. Если Вы хотите ознакомиться с произведениями византийских мастеров (которые во многом похожи на пермские находки, т.к. сделаны в одно время), то можете воспользоваться виртуальной экскурсией по музею Метрополитен (ссылка).

Наследие Древнего Востока, в силу социально-экономических процессов оказавшееся на территории древнего Прикамья, дает ответ на многие загадки прошлого. Стало возможным выдвинуть достоверные гипотезы о причинах появления серебряных блюд на Урале, понять социальные и культурные процессы, происходившие в регионе на протяжении VII-XIV веков. И что является одним из самых главных аспектов – восточное серебро помогает с высокой точностью датировать археологические памятники Перми у культуры, значительно упрощая процесс знакомства с теми далекими временами.

Интересные факты обо всём на свете

7Фактов о закамском серебре

Закамское серебро уже несколько столетий вызывает споры историков. Жители Прикамья платили Великому Новгороду дань серебром, при этом размер таких податей был довольно приличным даже по современным меркам. Парадокс заключается в том, что серебрянных месторождений на Урале никогда не было. Единичные находки в медных рудах, в рассчёт можно не принимать.

Первые упоминания закамского серебра в русских летописях, датируются 1332 годом. При этом речь идёт не о слитках, а готовых изделиях. В период освоения этих земель, серебрянной посуды здесь находили очень много. Местные жители не считали её великой ценностью, и охотно обменивали дорогие изделия на разные безделушки. Неужели в Прикамье раньше существовала развитая цивилизация, которая изготавливала посуду из серебра? Или это результат успешной торговли?

Было ли серебро?

Есть много свидетельств о наличии в Прикамье серебра. Ещё Иван Калита тратил серебро направо и налево и умудрился оставить потомкам даже больше, чем потратил. Новгородцы раздавали закамское серебро тоннами и не беднели. А серебро тогда было только закамское.

Во время присоединения Новгородской земли к России с Новгорода было взыскано 3000 рублей серебром. А Прикамье отдало намного больше – 5000. Такие деньги уже свидетельствуют о наличии у пермяков серебряных ресурсов.

Первые серебряные шахты на Руси появились только в XV веке, но уже за столетие до этого Русь могла платить тысячи рублей серебром. Значит, закамское серебро действительно существовало.

Где пермяки добывали закамское серебро?

Казалось бы, на этот вопрос мы ответили ещё в предыдущем абзаце. Жители Прикамья торговали и получали за пушнину серебро. В целом эта версия может считаться правдой, если бы не несколько нестыковок.


Где подвох?

Если верить летописям, большая часть закамского серебра – это посуда. Зачем купцы везли такие неудобные вещи, если можно было переплавить всё это в монеты и взять побольше драгметалла. И покупать меха было не за чем: в Персии достаточно тепло, чтобы круглый год ходить в халате.

Непонятно, зачем пермякам серебро, ведь оно в Прикамье не в ходу. Из серебряной посуды даже свиней кормили, настолько презренный металл был не нужен.

Пермяки и коми появились в Прикамье в IX веке. Тогда же появились упоминания о найденных кладах с персидской серебряной посудой. Почему посуда персидская ясно – Иран принял ислам, законы которого запрещают изображать людей и животных. Но неясно, почему жители Прикамья не стали использовать серебро для торговли, а они не могли не понять что этот металл представляет ценность для других народов. Большую часть найденного серебра коми и пермяки прятали обратно. А остальное отдавали в качестве дани Новгороду.

Откуда появилось закамское серебро?

Итак, серебро у пермяков появилось не благодаря торговле. Тогда откуда? Сейчас есть две версии появления в Прикамье драгметалла.


Всё появилось здесь

Изделия из серебра выполнены очень качественно, мастера того времени такого не умели. Значит, когда-то в Прикамье была другая, более развитая цивилизация. Но до пермяков здесь был ледник. А что было до ледника никто не знает. Так не могли ли здесь когда-то стоять богатые на серебро города, которые потом уничтожил ледник. Тогда всё сходится. Серебряные изделия долговечны и пережили холода. А потом пришли коми и пермяки и собрали все эти сокровища. Только оценить их смогли не сразу.

Персы подарили серебро

Законы ислама запрещают изображения людей и животных. А в Персии ислам появился в VII веке, то есть когда жители Прикамья ещё не вышли из Бронзового века. Поэтому персы вполне могли вывезти к пермякам ставшую незаконной посуду и 7,5 тысяч монет старой чеканки. Конечно, просто так серебро отдавать никто не собирался. Взамен пермяки и коми должны были дать купцам пушнину. Самим персам она может и не нужна, но меха можно было выгодно продать в Европу. Как бы то ни было, загадка закамского серебра ещё долго будет будоражить умы историков по всей России.

Среди историко-культурных явлений, которыми славится земля Пермская, особое значение имеют изделия ручной художественной обработки из металла (торевтики), попавшие к обитателям древнего Прикамья из разных уголков Евразии. В научной литературе находки получили поэтическое название «серебро закамское» или, по свидетельствам Воскресенской общерусской летописи XVI в., «серебро закаменское». Представляя интереснейший феномен пермской истории эпохи средневековья, они подтверждают значительную роль Прикамья в системе торговых и политических связей Евразии.

Название «закамское серебро» обязано своим происхождением князю московскому Ивану Даниловичу ( 1283—1340), еще при жизни прозванному за богатство и щедрость Калитой (*Калита — старинное русское название денежной сумки, мешка, кошеля (прим. ред.)). Как следует из Новгородской первой летописи младшего извода, он в 1332 г. потребовал от новгородцев дополнительной дани для Орды, «прося у них серебра закамьское».

Однако второе название — «закаменское», вероятно, точнее указывает на происхождение восточных серебряных изделий, добываемых русскими воинскими отрядами и торговыми людьми. «Камнем» вплоть до XVIII в. на Руси именовали Урал. Этот термин — точный перевод, «калька» с языков местных народов. Уже после первых походов в Югру (территория между рекой Печорой и Северным Уралом) в XI в. главной добычей для русских, стремящихся прорваться в международную торговую систему, стало серебро в виде монет и разнообразной утвари — то, чем эти земли были богаты и что удалось накопить средневековыми жителями Предуралья, Урала и Зауралья в ходе восточной торговли. Напомним, тогда в здешних краях не было серебряных рудников, и благородный металл сюда завозили.

На Урале и в Приобье в настоящее время известно свыше 300 средневековых серебряных сосудов. Основное место находок — Пермская губерния, где обнаружено около 200 изделий. На середину XX в. в Прикамье, по сводке ведущего научного сотрудника Института археологии РАН доктора исторических наук Владислава Даркевича, учтено более 100 кладов. Среди приобретений — сосуды из Согда и Хорезма (Средняя Азия), Хоросана (восточный Иран), составляющие около двух третей от всех находок торевтики, Византии и Западной Европы. Наиболее интересные и художественно выразительные экземпляры (15—20%) изготовлены в Сасанидском Иране — империи, существовавшей с 224 по 651 г., или по близким мотивам в Согде. Причем уральские находки составляют 75% от общего числа Сасанидской торевтики, хранящейся в музеях мира.

Сколько драгоценной посуды было у владык Востока? Этот вопрос не раз задавали специалисты и любители истории искусства. И хотя никто и никогда не вел учета этим предметам, ответ на него можно найти на страницах письменных источников.

Так, персоязычный автор начала XIII в. Мухаммад ибн Исфендиар писал в «Истории Табаристана» (1216—1217 гг.): «Однажды. один хоросанский царевич приехал к испахбеду (правителю) Табаристана с многочисленными дарами и подношениями. Он попросил серебряные блюда и подносы, чтобы расположить на них дары. Слуги принесли ему. 500 серебряных подносов. Хоросанец попросил еще. Тогда. послали к главной жене испахбеда и принесли от нее еще 500 подносов из серебра. Испахбед получил дары из Хоросана на этих 1000 подносах и в ответ послал царевичу 2000 подносов, наполненных подарками». Как следует из описания, у правителя одной не очень большой провинции — несколько тысяч серебряных сосудов, он может дарить их, не задумываясь об оскудении своей сокровищницы. Надо полагать, у царей и крупных вельмож этих предметов было значительно больше, и сосуды, хранящиеся сейчас в музейных фондах по всему миру, — лишь остатки былого богатства.

Закамское серебро,серебро закаменское

Известные петербургские ученые-востоковеды доктора исторических наук Ростислав Кинжалов и Владимир Луконин, представлявшие в книге «Памятники культуры Сасанидского Ирана» (1960 г.) восточную коллекцию собрания Государственного Эрмитажа, справедливо отмечали: «Те несколько десятков серебряных сосудов, которые представлены на эрмитажной выставке, являются сейчас богатейшим в мире собранием памятников Сасанидской торевтики. В самом Иране их насчитывается не многим более десятка, а в музеях Франции, Англии, Америки — единицы. Все остальные десятки и десятки тысяч золотых и серебряных изделий этого периода были с течением времени переплавлены и перечеканены в другие вещи».

Закамское серебро,серебро закаменское

В фондах культурных учреждений нашего края, в частности в Пермской государственной художественной галерее, Коми-Пермяцком краеведческом музее им. П.И. Субботина-Пермяка, Чердынском краеведческом музее им. А.С. Пушкина, не так много подлинников драгоценной торевтики. Большая часть местных находок распределена Императорской археологической комиссией (основана в 1859 г.) в центральные музеи, осела в коллекции русской аристократической семьи Строгановых, передана в советское время из региональных учреждений в центральные крупнейшие хранилища отечественных и мировых памятников культуры. Например, в восточное собрание Эрмитажа — энциклопедического музея, содержащего памятники различных эпох и цивилизаций, вошли блюдо, найденное в 1925 г. в Пермском крае у деревни Бартым крестьянином Галитша Давлетшиным, клад из трех блюд, обнаруженный в 1936 г. в Чердынском районе, серебряная чаша из Молотовского областного краеведческого музея, поступившая туда в 1941 г. из села Ильинское. В московский Государственный исторический музей были переданы в 1943 г. золотой среднеазиатский сосуд из скупочного пункта в г. Молотове, в 1952 г. — сосуды и монеты, найденные после войны в окрестностях Бартыма. Следует заметить, здесь в одном из его залов представлен комплекс находок из Прикамья: золотые и серебряные сосуды, монеты, серебряное блюдо с изображением сцены пира бога Диониса и другие ценные изделия.

Древнюю серебряную посуду продолжают находить и теперь. Так, в 1989 г. при раскопках Верх-Саинского могильника в Березовском районе Пермского края специалисты Камско-Вятской археологической экспедиции Удмуртского государственного университета обнаружили в погребении № 154 хорезмийский сосуд — серебряную ложчатую чашу VIII в. Она хранится в археологическом музее указанного университета.

Но в целом до музеев и коллекционеров дошло крайне мало древних находок. Основную их массу переплавили и перечеканили в другие вещи. Происходило это и в далеком прошлом, и ближе к нашим дням. Известный собиратель и исследователь археологических древностей Александр Теплоухов (1811 —1885) дал в связи с этим интересное пояснение: «Находимые в Пермской губернии серебряные вещи привозили в Вятку, где. братья Агафоновы в иной год перерабатывали до 30 пудов серебра и 20 пудов золота на разные образки и прочие вещи. По их словам, серебряные вещи, находимые в земле, — из хорошего серебра, лучше, чем наше, оно лучше плавится и меньше чернеет на воздухе. Поэтому находчики серебряных вещей и перекупщики везут его в Вятку». Интересно, что традиция крестьян Пермского Предуралья переплавлять и переделывать изделия из драгоценных металлов на свои нужды зафиксирована капитаном Николаем Рычковым еще в XVIII в., и существовала она долго.

Закамское серебро,серебро закаменское

Выдающийся историк почетный член Петербургской АН Николай Карамзин (1766—1826) хотя и не смог дознаться, откуда Калита получил сведения о «серебре закаменском» и как он его добывал, но указал: русские «действительно могли хвалиться знатным количеством серебра, получаемого. от немецких купцов и через Югру из Сибири. Новогородцы обещали Михаилу Тверскому 6000 фунтов серебра, а Витовту действительно заплатили около шестидесяти пудов, что прежде открытия Америки было весьма много». По мнению Карамзина, Иван Калита стал первым московским князем, имевшим огромные запасы серебра. Он платил им дань в Орду, военные контрибуции, покупал на него земли с городами (например, Углич и Галич), одаривал драгоценными изделиями бояр, а после его смерти, в соответствии с завещанием, большое количество серебряной утвари получили родственники Калиты, священники, церкви и монастыри. Таким образом, значительная часть древностей, разными путями попавшая на Урал в период раннего средневековья, стала русской добычей и была использована как часть государственной казны на различные политические и экономические цели.

Закамское серебро,серебро закаменское

Как на Урале и в Прикамье образовались запасы серебряной утвари, вошедшие в историю и легенды? В период раннего средневековья по обе стороны Уральского хребта в составе смешанного финно-угорского населения длительное время существовала культурная и, вероятно, этническая гегемония угорских племен. Во всяком случае, вплоть до ухода с Южного Урала на «поиски новой Родины» древних мадьярских племен (число переселившихся, по разным оценкам, составило от 25 до 500 тыс. человек), она была практически безраздельной.

Культура угров, по мнению археологов, этнографов и культурологов, отличалась удивительной устойчивостью традиций, в том числе особым почитанием серебра и вообще металла белого, небесного, лунного, божественного цвета. Так, у хантов и манси именно серебро, а позже свинец и олово выступали в качестве основы для изображений духов-покровителей. Серебряные сосуды играли особую роль в обрядности обских угров, их использовали как символы божественности, а вещи из драгоценного металла — щитки, гривны, серьги, подвески, украшения, монеты — приносили в дар духам-покровителям. Они также выполняли роль вспомогательной атрибутики на праздниках. В «Трудах» Института этнографии Академии наук СССР (1947 г.) известный этнограф и археолог доктор исторических наук Валерий Чернецов (1905-1970) отмечал, что при «вызове шаманами духа «за народом смотрящего человека» у задней стены юрты ставили четыре металлические тарелки. Исследователь Северной и Северо-Восточной Сибири Николай Гондатти (1860—1946), описывая обряды вызова богов и духов, также указывал на использование серебряных сосудов: «Очень часто перед жильем ставится предварительно несколько серебряных или вообще металлических тарелочек, чтобы божий конь мог стоять не на голой земле или снегу». Поскольку «небесный всадник» мог ездить не один, то тарелочки нужны были для всей компании.
Этнограф Сибири, Средней Азии Николай Абрамов в «Описании Березовского края» (1857 г.) отмечал несколько иное использование серебряных тарелок — для изображения трона идола (среди главных остяцких идолов указывается кумир из золота, сидящий в чаше).

В более позднее время (XVI—XIX вв.) блюда из серебра заменяли посудой из белого металла, напоминавшего уральским уграм серебро. Так, по описанию немецкого естествоиспытателя и этнографа Отто Финша, в одном из остяцких святилищ «идол состоял из мумиеподобной связки около 4 футов длиной, окружавшей ствол дерева и обмотанной красным сукном и лентами. Сверху связки на том же стволе были прикреплены четыре металлические тарелки, из которых две большие, отлитые из олова, были европейского происхождения. Другие две тарелки имели около 3,5 дюйма в диаметре и были из серебра. На дне одной из них находилось грубое изображение северного оленя, а на другой — лося, и, кроме того, плоские края обеих тарелок были украшены охотничьими сценами, представляющими человека в длинной шубе и с луком в руках, преследующего волка или собаку». Блюда, таким образом, изображали лица богов.

Закамское серебро,серебро закаменское

В работе «Серебро закамское» первых веков нашей эры. Бартымское местонахождение» (1954 г.) создатель пермской школы по археологии Отто Бадер (1903— 1979) и признанный авторитет в области финно-угорской и булгарской археологии доктор исторических наук Алексей Смирнов (1899—1974) подчеркивали: «До Октябрьской революции в голодные годы в Зауралье нередко можно было«ст^етить на рынках древние серебряные блюда и чаши или слышать о смельчаках, решавшихся «сорвать шайтана», то есть с опасностью для жизни ограбить языческое святилище, где наряду с принесенными в жертву лучшими мехами хранились серебряные блюда, чаши и серебряные фигурки людей и животных».
На ритуальное использование сосудов из серебра указывают и многочисленные «шаманские» рисунки, нанесенные тонким режущим предметом на лицевую и оборотную сторону сосудов. Они изображали различные сцены из обрядов: мужские фигуры в остроконечных шлемах с саблями в руках, рыбы, птицы, лошади, лоси. Может быть, процесс рисования на священном блюде гарантировал победу в сражении, удачу на охоте.

По мнению археолога, востоковеда Бориса Маршака, с 1958 г. работавшего в Государственном Эрмитаже, поступление торевтики в Предуралье и на Урал началось еще в IV—Vвв. и закончилось вXIII—XIV вв. Попадало оно с Востока и Запада через посредников, контролирующих Всемирную торговую систему и ее важный отрезок — Камский (Пушной) торговый путь: Хазария, Волжская Булгария, Золотая Орда.

Сюжеты восточной посуды, в особенности сасанидской, считают специалисты, сыграли заметную роль в формировании художественного угорского стиля, а идеология, выраженная в искусстве Ирана, Согда и Хорезма, повлияла на мировоззрение угров, в котором чувствовалось сильное влияние митраизма (индоиранская религия, связанная с поклонением богу Митре).

Закамское серебро,серебро закаменское

Завершая рассказ о серебряных сосудах, поступивших на Урал в эпоху средневековья, необходимо отметить, что они закрепили традицию использования в обрядах уральских угров изделий из священного металла — серебра. Яркие и уникальные образцы восточной торевтики надолго оказались в центре уральской ритуальной практики, а представленные на них сюжеты внесли свою лепту в развитие мифологических представлений и изобразительных канонов угров Урала и Западной Сибири. Часть привезенных в Прикамье и на Урал серебряных сосудов местные жители переделывали в украшения, знаковые и культовые предметы. Например, угорскую этническую культуру отличает использование погребальных лицевых покрытий — масок, они типичны для древних и этнографических групп ханты и манси, распространены в древневенгерских могильниках Паннонии (бывшая Римская провинция, занимавшая территории современной западной Венгрии, восточной Австрии и частично Словении и Сербии). К настоящему времени в Пермском крае известно более 100 таких серебряных масок в виде раздельных наглазников и наротников, полу- и цельных масок из тонко раскованного серебряного листа или фольги. Некоторые с рисунками, сделанными чернью и имитирующими татуировки, встречаются явно портретные изображения — на них переданы черты покойного, показаны ресницы, брови, усы, борода. В некоторых мужских погребениях с масками есть и серебряные подвески с изображением всадника — отличительный знак воина или вождя.

Следует подчеркнуть, значительную часть потока серебра, устремившегося с VI в. в уральские леса, составили серебряные монеты. Среди них — западноевропейские денарии, византийские миллиаресии, арабские и булгарские дирхемы. Максимальный приток арабской монеты в Предуралье приходился на X в. — первую половину XI в. К наиболее крупным кладам дирхемов в Пермском крае относят Чердынский 1860 г. с 6 тыс. монет и Майкарский (свыше 1 тыс. монет), а также Ягошурский 1867 г. (Удмуртия). Большинство из них смешанные — монетно-вещевые. Например, в том же Ягошурском находились слиток серебра и серебряный кувшин. Большая часть монетных кладов маркируют какие-либо святилища или жертвенные места. На это указывают, в частности, поэтичные, нередко фантастичные, но в чем-то и правдивые источники — скандинавские саги.

Закамское серебро,серебро закаменское

В период раннего средневековья в Прикамье и на Урал поступало также огромное количество серебряных украшений: поясные наборы, височные подвески, перстни, браслеты, медальоны, цепи, лицевые пластины от поясных кожаных сумочек-кошельков венгерского типа, так напоминающих знаменитую древнемосковскую небольшую поясную денежную сумку — калиту. Большая их часть — продукция ювелиров Волжской Булгарии (историческое государство в среднем Поволжье и бассейне Камы, X—XIII вв.), некоторые созданы на месте предуральскими мастерами из переплавленных монет. Из Венгрии привозили целые серебряные поясные наборы (например, находки двух поясов в Редикарском кладе, обнаруженном в 1929 г. в 1 км от села Редикар Чердынского района). Практически на каждом могильнике и поселении различных археологических культур Прикамья и Приуралья — ломоватовской (V—IX вв.), неволинской (конец ГУ—IX вв.) и поломской (V—IX вв.) — находят эти предметы.

Их разнообразие поражает воображение. Например, в состав клада, обнаруженного в 1927 г. в селе Вильгорт Чердынского района, входили 26 украшений: многолепестковые, квадратные и круглые накладки от головного убора, декорированные припаянными серебряными жгутиками и зернью (маленькие шарики), расплющенными и перевитыми золочеными проволочками, вставками сердолика; колпачки от перстней, украшенные зернью и сканью (ажурный узор). Фон круглых частей подвесок заполнен золотыми прокладками из тонко раскованных сканых проволочек. В Вильгортских находках в качестве вставок в круглые шатоны (один из видов закрепки драгоценных камней) использованы шаровидные бусины из красного сердолика или разломанные пополам граненые бусы из него. Позже здесь нашли серебряную подвеску-лунницу, декорированную вставкой из голубого стекла или бирюзы, обильной зернью и сканью, прокладками из золотых пластин.

Один из них, входящий в состав Чупинского клада, обнаруженного в 1959 г. в долине реки Быгель при строительстве дороги (старого пермского тракта), хранится в Березниковском историко-художественном музее им. И.Ф. Коновалова (Пермский край). Он имеет два продольных углубления с бордюрами, украшенными строчными орнаментами из глазков. Закругленные расширяющиеся концы браслета декорированы поясками из катушечной филиграни, крупной и мелкой каплевидной зернью, группирующейся пирамидками, и прокладками из золота. В центре каждой конечной лопасти — квадратный шатон под вставку из сердолика.

Большая часть ценностей-это очевидно,дары божествам.

КОМПАНИЯ

  • О компании
  • Адреса магазинов
  • Сервис-Центр
  • Консультация специалиста
  • Написать письмо
  • Вакансии

УСЛУГИ

  • Купить в кредит
  • Б/У поисковая техника
  • Обмен поисковой техники
  • Условия доставки товара
  • Гарантийное обслуживание
  • Система скидок

РЕСУРСЫ И СЕРВИСЫ

  • Инструкции к металлоискателям
  • Игра "МДКЕШИНГ"
  • Газета "Вестник МДРегион"
  • Игра "Дневник Купца"
  • Наш YouTube
  • Наша группа "ВКонтакте"

Старинное серебро в любом виде радует душу кладоискателя. Приятно-увесистые монеты 18-19 вв. с профилем императора (императрицы) или маленькие, почти невесомые чешуйки, нательные крестики или предметы быта – всё это делает нашедшего их человека с металлоискателем немного счастливее, впрочем, иногда очень даже и не немного.

В надежде услышать такой желанный, ласкающий слух сигнал в наушниках и вывернув очередной комок земли увидеть, как солнечный свет отражается от портрета первого (желательно) российского императора на аверсе серебряного рубля, мы отставляем все дела, оставляем семьи и проходим десятки километров, проезжаем сотни. Ради этих находок, ради таких сумасшедших эмоций мы иногда тратим на оборудование и обеспечение выездов суммы, которых бы с лихвой хватило для поездки на курорт, да ещё и со всей семьёй в придачу. Притом, что большинство наших находок, даже те из них, которые очень нечасты, всё-таки вполне обычны.

Но как говорят, случаются находки особые, я бы даже сказал, на первый взгляд невероятные.

Вот о таких сокровищах и что особенно интересно, возможно, лежащих прямо у нас «под ногами» сегодня и поговорим.

Легенды о закамском серебре, том самом серебре Бьярмаланда викингов, будоражат кровь людям увлекающимся и отчаянным уже более тысячи лет.

Думаю, стоит рассмотреть эти легенды поподробнее, чего только не бывает на свете, вдруг и скромному любителю приборного поиска улыбнётся удача?

Биармия, или Пермь Великая как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эта страна была овеяна легендами, казалась людям загадочной и опасной, населённой мифическими созданиями. В общем-то, ничего удивительного, ведь территорию Перми Великой практически целиком покрывали труднопроходимые леса и болота, путь преграждали недоступные горные кряжи. Что уж говорить о средневековье, там и сейчас более чем достаточно не то, что бы Богом забытых уголков, а огромных пространств, не освоенных человеком.

А.Васнецов «Северный край». 1899г.
Картина А. Васнецова

Картина А. Васнецова

Картина А. Васнецова

Пермский край.
Пермский край

Однако перейдём непосредственно к истории закамского серебра.

По мнению современных историков, основной приток серебра в Пермь Великую прослеживается ещё в раннем Средневековье, в 7-10 вв. А некоторый спад в торговых связях пришёлся на начало, первую половину 11 века, ну и, конечно же, это сказалось на количестве, да и качестве доставляемого в Биармию драгоценного металла. Тем не менее, поступление серебра продолжалось, хотя и в меньших объёмах. Совсем же сошло, на нет, не ранее чем ещё через два века.

Отток серебра в Скандинавию и Великий Новгород, а несколько позднее в Московское государство, начался приблизительно с 10-го века, более точной информации нет.

Например, викинги знали о Биармии или как они называли эти земли на свой лад, Бьярмаланде ещё во второй половине 9-го столетия. И тому есть подтверждение, записанный рассказ знаменитого Отара (викинга), поведавшего английскому королю Альфреду Великому о своём походе в сказочную страну ещё в конце 9-го века. Есть и другие документальные свидетельства (скандинавские) написанные значительно позже, но на основании старинных записей.

В древних сагах говорится о том, что Бьярмланд управлялся собственными независимыми князьями, сами же бьярмы владели огромным количеством серебра и драгоценных украшений. Разумеется, купцы, и разбойники не могли пройти мимо такой добычи.

Корабли из Скандинавии ходили в эту страну через Белое море и Норвегию.

В истории хорошо известен один случай. Как-то раз викинги, очень удачно поторговав в Бьярмланде, отправились восвояси, разумеется, продвигаясь речным путём. В дороге было объявлено (обычное дело для викингов), что мир с местными жителями закончился и решено напасть на бьярмов. Но зачем опытные грабители станут лишний раз рисковать жизнью? Будучи не плохо осведомлёнными о местных обычаях викинги надумали разграбить капище. Как оказалось, мысль была верной, поживиться действительно было чем. Да ещё как было! Внутри ограды капища находился курган, а в нём перемешаны с землёй золото и серебро. Викинги бросились к «кургану из золота, серебра и земли» и собрали «сколько можно больше денег, сложив их в своё платье».

Руководитель экспедиции, некий Торир (продуманный товарищ), который, кстати, и привёл их к капищу, запретил воинам трогать находящегося здесь же идола с серебряной чашей полной серебряных же денег в руках. Отправив подельников на корабль сам забрал эту добычу, срубив и драгоценное ожерелье с шеи местного божества (Йомали).

Грабителям удалось уйти, в общем-то, безнаказанно.

Многие годы, эта и подобные ей истории считались вымыслом. Но в 16-18 веках стали появляться сообщения русских, назовём их так, путешественников о большом количестве святилищ финно-угорских племён находящихся в бассейнах Верх. Камы, Печоры и Сев. Двины.

И что любопытно, святилища действительно были обнесены высокими заборами с воротами, которые некогда охраняли стражи. А внутри стояли идолы, державшие блюда и чаши, наполненные серебряными монетами. Скандинавские героические «байки» получали самое, что ни на есть материальное подтверждение.

Мало того, со временем обосновавшиеся в этих местах русские насельники стали всё чаще находить уже настоящие клады. Можно только догадываться, сколько больших и малых святилищ было намеренно укрыто или, находясь в непролазной глуши, попросту развалилось от времени, деревянные части сгнили, а ценности так и остались лежать на земле, позже, будучи в ней же и похоронены. Навечно ли?

Сасанидское серебро. Блюдо.

Так называемое Сасанидское серебро.
Одно из более чем 200 серебряных культовых иранских блюд 6-7 вв. найденных в Пермской обл.
Обнаружено в 1893 году в дер. Керчев Чердынского уезда Пермской губернии.
Позолоченное серебро.

Серебряная девочка. 8-9вв

Серебряная девочка.
В 2000 году обнаружена археологической экспедицией в доме местного жителя в посёлке северных хантов на реке Сыня.
Найдена дедом местного жителя в 30-х годах 20-го века, случайно в лесу.
Имеет среднеазиатское происхождение конец 8 века – начало 9 века. Общая длина 25 см. Высота 12 см.

Блюдо. Серебро. 8-9вв. Средняя Азия

Выловлено из Оби во время неводья рыбы.
Серебро. Диаметр блюда 235-240 мм, высота 29-34 мм. Вес 1103 г.
Датируется 8 – началом 9 вв. и относится к продукции ремесленных мастерских Средней Азии.

Иранские монеты первой половины 7-го века.

Иранские монеты первой половины 7-го века.

Читайте также: